Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма




НазваниеФилософский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма
страница5/13
Сташкунас А А
Дата конвертации07.02.2016
Размер2.01 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://philosophy.spbu.ru/userfiles/library/Paradigma/Paradigma 13.doc
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Отцы, культура и дети


Спрошен был старец от некоего брата:

Отчего я непрестанно осуждаю братьев моих?

Ответил старец:

Оттого, что еще не познал ты самого себя.

Кто себя знает, на дела братьев не смотрит.


Иоанн Мосх56


Общественное воспроизводство, обновление общества, его социокультурное развитие осуществляется во многом за счет преемственности поколений «отцов» и «детей». Вместе с тем преемственность поколений в силу критической переоценки молодыми прошлого опыта, пересмотра и обновления ими уровня развития, достигнутого старшими поколениями, сегодня имеет весьма сложный и противоречивый характер, она сопряжена с определенной напряженностью, столкновением взглядов, мнений, позиций представителей поколений молодых и старших. Так, данные социологических исследований, проводимых ВЦИОМ, показали, что в последние годы в российском обществе произошли заметные перемены в ценностных ориентациях и во мнениях о взаимоотношениях молодого и старшего поколений – уменьшилась доля тех, кто считает, что поколения «отцов» и «детей» могут понять друг друга, поскольку живут в одной стране, с 49% в 2001 г. до 29% в 2004 г., и возрос удельный вес тех, кто полагает, что поколения «отцов» и «детей» не могут понять друг друга, так как у них разный жизненный опыт, с 22% в 2001 г. до 42% в 2004 г.! (см. табл. 1).57


Таблица 1. Какие качества на Ваш взгляд, в наибольшей степени присущи молодым людям и людям старшего возраста (в %)


Качества

Современной российской молодежи

Людям старшего возраста

Агрессивность

50

4

Цинизм

40

4

Активность, инициатива

38

6

Способность к сотрудничеству

11

9

Образованность

30

8

Трудолюбие

8

62

Патриотизм

5

46

Душевность

4

21

Верность товарищам

8

12

Бескорыстие

1

11

Искренность

3

9

Доброжелательность

4

18

Честность

3

16


Итак, дети хотят жить и живут своими ценностями и представлениями о мире, а не ценностями и представлениями своих родителей. Зададимся вопросом: откуда такое противоречие во взглядах отцов и детей? Как можно и можно ли выявить сущностные причины этого противоречия? И разумеется, какова роль семьи58 и, в частности, отца в генезисе таких расхождений? Для начала остановимся на результатах психологических исследований. Как констатируют сегодня психологи,59 роль отца в психическом развитии ребенка крайне существенна и одновременно настолько виртуозна, гибка и подчас неуловима, что ни методы наблюдения, ни анкеты, ни интервью не способны обнаружить глубину отцовского влияния на ребенка. Так, по мнению И. Шторка, отец занимает крайне важную позицию третьего альтернативного объекта в отношениях «мать дитя», и в случае его отсутствия ребенок лишается «символической функции отца, а поэтому вынужденно застревает в симбиотическом единстве с матерью». Продолжая обсуждение этой темы, Шторк отмечает, что отец помогает ребенку выйти из диады с матерью: «Отец   это тот, кто не испытывает страха перед матерью, кто может избежать воздействия воображаемого всемогущества материнского образа, кто свободен».60

Вместе с тем результаты опросов подростков / юношей по инструкциям «Женщина должна быть…» и «Мужчина должен быть…» показали, что в представлении мальчиков женщина должна быть андрогинной (хотя при этом фемининные признаки существенно превышают маскулинные), а в представлении девочек – фемининной. Мужчина воспринимается как маскулинный обеими группами подростков. Когда были получены ответы на вопрос «На самом деле я…» оказалось, что между девушками и юношами различия выявлены только по маскулинности: в идеале девочки / девушки хотят быть андрогинными, а мальчики / юноши – маскулинными.61 К примеру, матерную речь, традиционно считавшуюся «мужским языком»,62 сегодня можно услышать не только от юношей, но и от девушек. В чем же здесь дело? Почему девушки вопреки принципу собственного долженствования (см. выше) не хотят быть фемининными? Только ли чтобы угодить принципу мужского долженствования? Или здесь заложены какие-то более глубинные принципы?

Для начала обратим внимание на то, что молодежные надписи на стенах (стихи, высказывания знаменитостей, мудрствования, просьбы о помощи, понимании, тепле – «здесь приходят и записывают то, что никому не скажешь») позволяют определить установку, с которой автор пришел сюда «общаться». Выявляется разница между мужскими и женскими высказываниями. Так, фразы, подписанные женскими именами, в подавляющем большинстве ориентированы на заключение единичной связи т. е. держат в поле зрения только одну связь. Это описания отношения «я ты»: «Я пришла, а тебя нет. Почему?»; «Придешь ли ты когда-нибудь, чтобы увидеть, что я тебя жду?»; «Ты любишь, я люблю. Я жду, и ты придешь. Ко мне одной, и мы будем вместе. Будет все прекрасно»; «Если тебе будет холодно и одиноко в этом большом городе, приходи, я постараюсь тебя согреть, и ты согреешься».

Мужские же надписи – это рассуждения относительно определенной идеи (например, понятия «жизнь / смерть», «любовь», «бог», «счастье»). Нередко такие высказывания объединяются в серии: одно предложение вызывает ряд ответов, группирующихся вокруг центрального понятия, например: «И счастье – самое большое несчастье»; «Счастье – движение, познание»; «Вкус счастья сладок, но обжигает всю жизнь»; «Счастье там, где его нет». Таким образом, приходящие сюда молодые люди определяют свое отношение к некоторой идее (а значит, и к высказавшему ее); кроме того, они оценивают предыдущих посетителей по их отношению к той же идее. Это мужская модель установления контактов. Женщина обсуждает конкретную (пусть иногда воображаемую) связь, мужчина держит в поле зрения связь со многими, даже «со всем миром», через центральную идею.

В связи с этими надписями обращает на себя внимание и замечательный отчет экспериментатора нейропсихолога: «Оценка для девочки всегда обращена к ее личности. Мы записывали биотоки мозга, когда детям давалась оценка. Они что-то в нашем эксперименте делали, смотрели, слушали, выполняли задания, и мы говорили: “Ты плохо смотрел”, “ты плохо слушал” или “ты плохо выполнял задание”. При этом, как только звучало слово “плохо”, у девочек – буря в мозгу. Большинство зон, особенно ассоциативные, становятся сразу настолько активированными, что разницы уже между “плохо смотрела” и “плохо слушала” нет никакой, девочка просто уже ничего не слышит. Ее любимая учительница так сказала про нее – это как бы оценка личности. У мальчиков, как только говорится “ты плохо слушал”   мы видим в мозгу активацию слуховой коры; “ты плохо смотрел”   и активируются в первую очередь зрительные области коры; “ты плохо выполнял задание”   и фокус активности в моторных областях. То есть для мальчика очень важна смысловая оценка, что же было плохо. Для девочек – взаимоотношения между ней и педагогом, а для мальчиков – сама оценка.

Быть может, поэтому, если женщина занимает определенную самостоятельную позицию в молодежной группе, а тем более позицию лидера, то это квалифицируется как «неженское» поведение и встречает противодействие. Ибо, как заключает И. С. Кон, у мужчин тенденция к обособлению от женщин и созданию закрытых мужских сообществ и союзов, способствующих формированию и поддержанию специфических маскулинных ценностей, самосознания и стиля жизни, гораздо сильнее, чем у женщин, а сами мужские организации и группировки качественно отличаются от женских.63

Теперь можно приступить к решению и нашей задачи: как можно, и можно ли представить сущностную картину взаимоотношений партнеров на уровне анализа их интеллектов, в частности интеллектов отца и ребенка в семье? Интердисциплинарный анализ памятников мировой культуры показал уникальную особенность цветовой семантики в качестве оптимального инструментария для моделирования человеческого интеллекта. Ибо последний обладает онтологически идеальными предикатами в той же мере, что и цветовой концепт в силу того, что цвет – это идеальное (культурное, психическое), связанное с относительно материальным (физическим, физиологическим и/или лингвистическим) через эмоции (чувства) как их информационно-энергетическое отношение. Так, относительно окрасок внешней среды вербальные цветообозначения проявляют свойства идеального, но относительно невербализованных, распредмеченных перцептов (образов) цвета они оказываются онтологически материальными из-за своей опредмеченности в конкретном понятии, т. е. сочетают в себе и материальные, и идеальные предикаты, но в разных системах анализа. Вероятно, именно это имеет в виду Витгенштейн,64 когда констатирует: «Логика понятия “цвет” гораздо более сложна, чем это могло бы показаться». После четвертьвекового изучения этой проблемы психолингвист Анна Вежбицкая практически вторит Витгенштейну: «Концепт ‘цвета’ действительно чрезвычайно сложный, и я не буду пытаться дать его толкование».65

Вообще говоря, принципы подразделения интеллекта на «атомарные» компоненты были сформулированы еще Платоном в «Федре». В ХХ в. Фрейд и Юнг детализировали «атомарную картину» введением гипотетических инстанций, которые в конце века нашли свою динамическую локализацию в определенных отделах центральной нервной системы, т. е. из разряда метафизических перешли в научную категорию компонентов интеллекта, изучаемых на опыте. Онтологическая конкретизация этих компонентов привела нас к следующим дефинициям «атомарной» модели интеллекта (АМИ), каждая из сфер которой характеризуется следующими функциями и релевантными онтологическими планами.66

  • Сознание (душа, рассудок, М-план АМИ) – произвольно осознаваемые функции социальной обусловленности и формально-логических операций «понимания» с цветами, опредмеченными в каких-либо знаках (в науке, философии и т. п.). К примеру, как замечает Кант, «человеческий рассудок дискурсивен и может познавать только посредством общих понятий».67

  • Подсознание (дух, Ид-план АМИ) – частично осознаваемые функции культурной обусловленности и образно-логических операций эстетического, т. е. внепрагматического «восприятия» беспредметных цветов (в игре, искусстве, творчестве и т. п.). Следуя Канту, «прекрасно то, что познается без посредства понятия».

  • Бессознание (тело, С-план АМИ) – принципиально неосознаваемые биологические функции природной обусловленности и генетического кодирования информации, например, по типу «обобщения» спектральных цветов на уровне сетчатки, проявляющиеся в телесных ощущениях, в аффектах, в сексе и др.

Спрашивается, зачем вводить эти планы при описании информационных атрибутов компонентов интеллекта, если существуют такие понятия, как «идеальное» и «материальное»? Однако вспомним подчеркиваемую М. С. Каганом68 (в определении «культуры») проблему «опредмечивания» и «распредмечивания»,69 которая с хроматических позиций может быть представлена как своего рода онтологическая «материализация» и «идеализация» соответственно. Вместе с тем многозначность этих понятия в онтологии указывает на необходимость ограничения их смысла. Это связано с тем, что интеллект оперирует исключительно информацией, но никак не ее материальными носителями, и поэтому все его функции – идеальны. Вместе с тем строгий онтологический анализ идеального и материального является неправомерным по многим причинам, что, вообще говоря, и привело нас к релевантной формализации функциональных Ид- и М-планов как их информационных предикатов, которая, во-первых, указывает исключительно на хроматический, т. е. информационно-моделирующий уровень семантического аспекта анализа. Во-вторых, данная формализация выражает онтологический характер анализа сложной системы. И, наконец, в-третьих, использование формализованных планов позволяет проводить их анализ в рамках теории информации для выявления сущностного смысла моделируемых понятий в онтологически разнородных системах. При этом оказалось необходимым ввести С-план АМИ для описания базовых функций обоих планов. Но если в бинарной системе анализа С-план проявляет свойства онтологического материального, то в триадной он может быть и материальным (относительно М- и Ид-планов АМИ), и идеальным (относительно М-плана внешней среды).

Поскольку личность   это прежде всего социализация, то именно женщина представляет собой личность в нормальных условиях существования. Именно женщина, – без нее не может существовать ни одно цивилизованное общество – являет собой личность во всех смыслах этого слова. В самом деле, женщина как оплот семьи и хранитель традиций все делает в М плане семейных взаимоотношений: рожает и изначально социализирует детей, готовит еду, стирает белье и т. п. Иначе говоря, в N условиях у женщины доминирует М-план, т. е. сознательная доминанта интеллекта. В экстремальных же условиях личностью становится мужчина, как это ни прискорбно будет звучать для феминисток. Мужчина – творец, воин, фанат, игрок – даже созидая нечто новое, способен лишь разрушать достигнутое, т. е. разрушать собственно социум. В самом деле, более чем в 95 % случаев зависимый гемблер – это мужчина. Да и в семье отцы много чаще играют с детьми (Ид-), ибо матери (М-) больше заняты обеспечением насущных физических (С-) потребностей ребенка, да и отца.

Итак, допустим, что мужчина – в самом деле, большой ребенок, как это считают психологи. Но для ребенка характерна доминанта Ид-плана АМИ, т. е. и у мужчины должна проявляться именно эта доминанта. Я полагаю, вряд ли кто будет спорить с общеизвестными фактами: чисто мужской приверженности к дуэлям, дракам, войнам, рыбалке, охоте, спортивному фанатизму, наркомании, патриотизму, интернетомании, игровой зависимости, ибо только мужчина может виртуальное пространство своей игры предпочитать реальной жизни. Если же, предположим, супруга постоянно «опускает его на землю», у мужчины появляется очередная зависимость: «освободить от земных забот» свой дух игрой, алкоголем, фанатизмом и т. п.

Статусные возможности отца проявляются в понимании сути проблемы и в поиске способов ее решения. В самом деле, как констатирует Дэвид Мацумото, Я-концепция у мужчин выше, чем у женщин во многих культурах.70 Поэтому, к примеру, отец обычно занят своим делом и снисходительно относится к шуткам жены по его поводу. О женах, вернувшихся домой «со стороны», я уже писал,71 и здесь лишь могу задать риторический вопрос: как может женщина относиться к мужу, целующему ее после всего того, что она только что испытала и что никогда бы не позволила мужу, так как она – социализирующий М-план семейной системы? Сын же, согласно принципу построения платоновских аналогий, будет относиться к отцу так же, как мать к отцу, и в итоге Ид-план сына становится сравнимым с материнским по отношению к отцу, т. е. интеллект сына приобретает более М-плановый характер, чем Ид-план отца. И если когда-то комплементарность диады «мать отец» создавала основу для развития самостоятельно мыслящей личности сына, способной использовать позитивный опыт родителей в ходе принятия и реализации самостоятельных решений, то к юношескому возрасту различия в оценках матери и отца становятся наиболее явными. Однако контрастность родительских оценок заключается в том, что по сравнению с матерью, которая находит у юноши много женских черт, отец воспринимает его как однозначно маскулинного, т. е. элиминирует в нем М-плановые черты характера, заданные материнским отношением к отцу и постоянно проявляющиеся у сына в отношениях с последним в диадных отношениях с отцом.

По-видимому, сын не может стать М-планом по отношению к отцу, так как отец – изначально Ид-план. И тогда сын становится Ид-план по отношению к матери (М-плану семьи). «Не материнское лоно, а разумное мышление (дух) стало символом творческого начала   и тем самым господствующее положение в обществе перешло к мужчине»   так писал Эрих Фромм.72 Если же и отец, и сын являются выразителями духовности, то легко видеть, что Ид-плановая доминанта в интеллекте отца проявится в интеллекте сына как производная, т. е. своего рода скрытая сущность духовности своего отца. Об этом говорит в первую очередь традиционный цвет ленты и/или одежды младенца-мальчика – духовно-голубой, семантика которого по существу с младенчества оппозиционна к физически красному цвету тела отца.73

А. С. Науменко


Кто научит мужчин быть хорошими отцами?


В последнее время в прессе все чаще и чаще можно увидеть сообщения о недостаточном участии отцов в жизни своих детей, необходимости поддержки отцовства и несовершенстве государственной семейной политики, поддерживающей лишь матерей и детей.

Определенным ответом на эту критику со стороны городских и областных администраций можно считать учреждение в некоторых российских городах праздника «День отца»74. C 2002 г. День отца отмечают в Череповце, с 2006 г. – в Волгоградской, Курской, Липецкой, Ульяновской областях, Дмитровграде, Курчатове, Перми, планируют учредить в Алтайском крае. В 2008 г., объявленном Правительством РФ годом семьи, в разных городах проходили и другие мероприятия, посвященные папам, – фестиваль «Мужчина в доме» (Москва), Общегородской форум отцов (Улан-Удэ), конкурс молодых отцов «Мистер Папа» (Томск), акция «Это мой папа!» (Хабаровск), конкурс «Папа года» (Ульяновская область), круглые столы «Отцовство: дар и долг» (Свирск), «Образ отца в современной России» (Москва), семинар «Ответственное отцовство» (Иркутск).

В 2008 г. в Иркутске был создан Общественный совет «Отцы и дети», а в Краснодаре начал работу «Клуб одиноких отцов». Проекты, посвященные отцовству, вошли в число победителей на престижных конкурсах «Моя страна – моя Россия» (А. С. Науменко «Папалэнд – территория пап», А. С. Богоявленская «Центр подготовки мужчин к отцовству в районе Измайлово города Москвы») и «Держава» (А. С. Науменко «Отечество от слова “Отец”»). Президент РФ Д. А. Медведев учредил и впервые вручил многодетным семьям ордена «Родительская слава» (до этого существовали только ордена материнской славы). И хотя это пока только первые шаги в деле поддержки отцовства, этот интерес, безусловно, вселяет оптимизм.

По нашим наблюдениям, большинство вопросов, связанных с участием отца в жизни семьи, изучено недостаточно или не столь хорошо, как аналогичные вопросы, касающиеся женщин. Мысль о необходимости исследований в области психологии и социологии отцовства витает в воздухе. В зарубежной науке дело обстоит лучше, а у нас пока таких исследований сравнительно мало. Основные темы и количество статей по вопросам отцовства, опубликованных в российских научных журналах и сборниках материалов научных и научно-практических конференций в 2000 2008 гг.75:

Общее представление о роли отца в семье; современное отцовство (обзорные статьи)

Представления о современном отце (реальном и идеальном)

Отцовство в различные историко-культурные периоды, архетипические представления об отцовстве

Сравнение материнских и отцовских родительских стилей

Особенности взаимодействия мужчин с детьми

Факторы, влияющие на выполнение мужчиной отцовских функций

Значение отца для детского развития

Влияние отсутствия отца на развитие и индивидуальные особенности детей

Значение отцовства для личности мужчины

Организация практической работы с отцами (психологическая поддержка)

За неимением большого количества отечественных публикаций многие из этих обзоров выполнены на материале зарубежных исследований.

Логика развития науки такова, что чем более разработанной является какая-то область, тем больше появляется работ по узкой, локальной проблематике внутри более широкой темы. В нашем случае если прибавить к обзорным статьям публикации, посвященные историко-культурным и архетипическим представлениям об отцовстве, то остается лишь 45 статей (59% от общего количества), в которых обсуждаются результаты конкретных исследований, выполненных на российской выборке. Надо учесть также, что многие авторы излагают результаты одного и того же исследования в нескольких публикациях, поэтому количество самостоятельных исследований еще меньше.

Но даже в оригинальных исследованиях образы мужа и отца часто рассматриваются в сравнении с образами жены и матери (см. сопоставление мужских и женских представлений о роли отца, отцовских и материнских родительских стилей и пр.) и нередко расцениваются как вторичные по отношению к женским.76

По нашему мнению, один из надежных показателей интереса к той или иной тематике   количество публикаций, ей посвященных. Стоит ли говорить, что в СМИ о родительстве, семье и детях вопросы отцовства обсуждаются куда реже, чем вопросы материнства. В качестве примера мы приводим количество публикаций в Интернете по различным семейным вопросам на сайте семейного журнала «Аистенок» (www.aistenok.ru;77 по состоянию на январь 2009 г.). Сразу оговоримся, что данный рубрикатор не претендует на научную строгость и наличие единого критерия классификации. Заметим также, что в рубрикаторе самого сайта отдельный раздел, посвященный участию отца в воспитании ребенка, отсутствует. Однако внутри других разделов нам удалось найти несколько статей, посвященных папам или написанных для пап.

Анализ публикаций показывает, что отцовская тема существенно уступает по популярности вопросам здоровья будущей мамы, детского здоровья, психологии, питания и многим другим. Интересно, что участие отца обсуждается главным образом на этапах беременности и родов. Это может показаться удивительным, ведь внутриутробный период – это хотя и чрезвычайно важный, но все же весьма короткий этап жизни ребенка. Скорее всего, это объясняется тем, что возможность и способы участия папы на этом этапе наименее понятны, а также, возросшей популярностью совместных родов (в домашних условиях или в роддомах, которые разрешают присутствие отца при родах).

Традиционно подавляющее большинство авторов публикаций на семейные темы – женщины. Не является исключением и отцовская тема: около 70 80% русскоязычных статей, посвященных отцовству, написаны женщинами (причем это соотношение сохраняется и для научных, и для публицистических статей). Влияет ли это на что-то? Нужно ли быть мужчиной, чтобы грамотно писать об отцовстве? Необязательно. Можно быть профессиональным психологом или врачом и теоретически разбираться во всех тонкостях отцовства. А нужно ли быть мужчиной, чтобы писать об отцовстве убедительно, увлекательно, интересно? Итогом наших раздумий на эту тему стало небольшое исследование, результаты которого мы предварим известным анекдотом.

  • Рабинович, вы у нас вчера были в гостях?

  • Был!

  • Так вот после вашего ухода пропали серебряные ложки!

  • Но я их не брал, я порядочный человек!

  • Но ложки все-таки пропали! Так что больше не приходите к нам в гости!..

На следующий день:

  • Рабинович, ложки нашлись!

  • Так что, можно приходить в гости?

  • Э нет, ложечки-то нашлись, но осадок остался!


Удачная маркетинговая, рекламная или PR-кампания, как правило, построена на положительном эмоциональном воздействии используемых образов. Эмоциональное впечатление – это то, что остается, когда содержание забыто (см. эпиграф). И в данном случае мы решили отвлечься от содержания и проанализировать эмоциональное воздействие статей сходной (отцовской) тематики, написанных мужчинами и женщинами. Для измерения эмоционального впечатления мы использовали фоносемантический анализ текстов.

Фоносемантический анализ дает возможность оценить неосознаваемое влияние, которое звуковой строй текста оказывает на его восприятие читателем или слушателем. Одно и то же содержание, выраженное разными словами, может быть воспринято совершенно различно – это становится понятно, если обратиться к политическим слоганам, рекламным или суггестивным текстам. Историческим результатом изучения фоносемантической (звукобуквенной) структуры текстов стало выявление универсальных закономерностей, а также разработка алгоритмов анализа и оценки фоносемантического воздействия текстов (на основе подсчета значимых отклонений от нормальной частотности звукобукв в речи, а также соотнесения их с матрицей оценок звукобукв русского языка по различным шкалам). В нашем исследовании для фоносемантического анализа текстов мы использовали алгоритм, предложенный А. П. Журавлевым,78 в программной реализации ВААЛ-мини.

Объектом нашего исследования стали 129 текстов об отцовстве, которые мы условно разделили на три блока в зависимости от цели, поставленной автором:

Публицистические тексты в популярных журналах, газетах, электронных СМИ, которые призваны были научить, объяснить, изобличить, показать пример, дать образец.

Личные истории по материалам конкурса «Самый заботливый папа», организованного семейным порталом www.7ya.ru, которые должны были рассказать о личном опыте, поделиться собственными впечатлениями, ощущениями, эмоциями.

Научные тексты в научных журналах, сборниках тезисов и материалов научных конференций должны были сообщить о результатах объективного независимого исследования.

Для каждого из анализируемых текстов были рассчитаны показатели по 24 стандартным шкалам семантического дифференциала (СД)79. Несколько авторов были представлены более чем одним текстом, поэтому для того, чтобы элиминировать вклад индивидуальных особенностей отдельного автора, при расчете средних показателей каждый текст учитывался с весовым коэффициентом 1/n, где n – число текстов данного автора. Иными словами, для каждого автора, представленного несколькими текстами, при расчете среднего учитывался не каждый отдельный текст, а средние показатели по всем его / ее текстам.

Для каждой из шкал СД были рассчитаны средние показатели по мужским и женским текстам. Для оценки значимости различий между средними использовался t-критерий Стьюдента. Отдельно производился анализ каждого из трех блоков (публицистический, научный, личный).

Результаты исследования выявили, что по сравнению с женскими текстами статьи, написанные мужчинами, имели значимо (p < 0,05) более высокие показатели по шкалам


  • «темный – светлый»,

  • «грустный – веселый»,

  • «отталкивающий – красивый»,

  • «угловатый – округлый».


Кроме того, на уровне тенденции (p < 0,1) мужские тексты расположились ближе к высокому полюсу шкал:


  • «плохой – хороший»,

  • «печальный – радостный»,

  • «слабый – сильный»,

  • «тусклый – яркий»,

  • «пассивный – активный».

Таким образом, тексты об отцовстве, написанные мужчинами, производят более позитивное, сильное, мужественное впечатление, что как раз важно для оказания влияния на других мужчин.

35 текстов, представленных на конкурс, также оценивались пользователями сайта по критериям «полезность» и «интересность». Проведя корреляционный анализ, мы выяснили, что оценки по критерию «полезность» положительно коррелируют (p < 0,05) с показателями по шкалам:


  • «плохой – хороший» (r = 0,54, p < 0,001),

  • «сложный – простой» (r = 0,42, p = 0,007),

  • «шероховатый – гладкий» (r = 0,47, p = 0,007),

  • «угловатый – округлый» (r = 0,41, p = 0,015),

  • «низменный – величественный» (r = 0,54, p < 0,001),

  • «лёгкий – тяжелый» (r = 0,39, p = 0,02),

  • «нежный – грубый» (r = 0,39, p = 0,02),

  • «женственный – мужественный» (r = 0,47, p = 0,003),

  • «слабый – сильный» (r = 0,42, p = 0,01),

  • «горячий – холодный» (r = 0,53, p = 0,001),

  • «хилый – могучий»(r = 0,52, p = 0,002),

  • «тихий – громкий» (r = 0,41, p = 0,003),

  • «трусливый – храбрый» (r = 0,37, p = 0,003),

  • «маленький – большой» (r = 0,59, p < 0,001).


То есть тексты, которые на неосознаваемом уровне оставляют более позитивное эмоциональное впечатление, и на уровне сознания оцениваются как более полезные. Возвращаясь к различиям между рассмотренными нами мужскими и женскими текстами, можно предположить, что эмоциональный эффект мужских текстов создает более благодатную почву для усвоения чужого опыта, учета предложенных рекомендаций.

Между различными типами мужских текстов также обнаружились некоторые различия. Личные истории по сравнению с публицистическими текстами получили значимо (p < 0,05) более высокие оценки по шкалам:

  • «отталкивающий – красивый»,

  • «злой – добрый»,

  • «женственный – мужественный»,

  • «шероховатый – гладкий»,

  • «хилый – могучий».


На уровне тенденции (p < 0,1) личные истории получили несколько более высокие оценки по шкалам:


  • «плохой – хороший»,

  • «низменный – величественный»,

  • «горячий – холодный»,

  • «маленький – большой».


Сходный эффект мы обнаружили и для женских текстов. Личные истории (рассказы женщин о собственных мужьях, представленные на конкурс «Самый заботливый папа») по сравнению с публицистическими текстами получили значимо (p < 0,05) более высокие оценки по шкалам:


  • «отталкивающий – красивый»,

  • «шероховатый – гладкий»

  • «злой – добрый»

  • «женственный – мужественный»,

  • «хилый – могучий»80.


Таким образом, мы можем говорить, что личные истории (как женские, так и мужские) оставляют более позитивное эмоциональное впечатление, чем публикации в СМИ. Этот результат можно считать ожидаемым, и тем не менее он может стать хорошей рекомендацией для практиков, пропагандирующих ответственное отцовство. Имеет смысл давать более широкую огласку персональным историям, а не теоретическим и нравоучительным трактатам.

Таким образом лонгитюдные исследования свидетельствуют о том, что особенности отцовской роли передаются «по наследству»: мужчины, отцы которых были внимательными и заботливыми, и сами становятся активными отцами и занимаются воспитанием своих детей.81 Однако сегодня, когда патриархальная семейная модель ушла в прошлое, а новая не сформировалась, редкие молодые мужчины получают в наследство «правильные» образцы поведения. Исследователи и практики бьют тревогу: нельзя ждать, необходимо осознанно создавать моду на ответственное отцовство. Насколько успешны усилия тех, кто пытается создавать моду на отцовство, покажет время, однако уже сейчас можно сказать, что это мужское дело. Очевидно, что мужчина в вопросах, касающихся отцовства, будет больше доверять другому мужчине, чем женщине. Это особенно ярко проявляется при личном общении (например, при проведении тренингов), но данное наше исследование показывает, что даже тексты, написанные мужчинами, оказывают более сильное эмоциональное воздействие.

Мужчины более убедительны в описании проблем и радостей отцовства. Независимо от конкретной темы, тексты, написанные об отцовстве мужчинами, оставляют более сильное, мужественное, активное, радостное впечатление. А ведь это и нужно для того, чтобы заинтересовать и вовлечь других мужчин.

PS. Я написала уже не один текст об отцах и отцовстве и, проанализировав свои собственные статьи, не на шутку расстроилась. Возможно, это моя последняя статья на ЭТУ тему, а с понедельника начнется новая жизнь – только слушать и читать, что говорят и пишут мужчины.

Т. Алексенко, Н. Малышева

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма icon«Москва как мировой финансовый центр»
Фгобувпо «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»; Факультет Бухгалтерского учета, анализа и аудита; Кафедра...
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconКатегория времени в философии постмодернизма
Кафедра философии, культурологии, прикладной этики, религиоведения и теологии имени А. С. Хомякова
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconКафедра философии и культурологии
Современная наука как социальный институт. Формы организации науки (научное сообщество, научные школы и группы, «невидимый колледж»,...
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconЛингвокультурные основы родинного текста болгар
Ведущая организация – Московский государственный университет, филологический факультет, кафедра славянской филологии
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconРоссийской Федерации Дагестанский Государственный Университет Юридический факультет Кафедра гражданского права
Общая характеристика сети Интернет и проблемы ее правовой регламентации
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconГуманитарный факультет. Кафедра педагогики и психологии
Цель курса: обеспечение будущих педагогов-психологов знаниями теоретических основ организации психологической службы в школе
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconКафедра этнографии и антропологии
Санкт-Петербургского государственного технического университета (ппи спбгту), Псковский областной институт повышения квалификации...
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconДонецкий нециональный университет филологический факультет кафедра русской литературы
Поэтические традиции народной культуры греков-урумов с. Улаклы великоновоселковского района донецкой области
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconГосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «самарский государственный университет» исторический факультет кафедра зарубежной истории
Печатается по решению Редакционно-издательского совета Самарского государственного университета
Философский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма iconФакультет социальных наук Кафедра социальной педагогики и самопознания график проведения открытых занятии
Уровень высшего образования (бакалавриат, магистратура, докторантура PhD), где проводится открытое занятие
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница