Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента




Скачать 235.5 Kb.
НазваниеТ. М. Скляр Высшая школа менеджмента
Дата конвертации16.02.2016
Размер235.5 Kb.
ТипДокументы
источникhttp://opec.ru/data/2010/04/07/1233450867/Скляр Т.М.Доклад.doc



Роль медико-экономических стандартов

в финансировании учреждений здравоохранения

Т.М. Скляр

Высшая школа менеджмента

Санкт-Петербургского государственного университета

sklyar@som.pu.ru


Почему во многих странах для финансирования поставщиков медицинских услуг применяются платежи за законченный случай лечения? В чем заключается обоснование использования этого метода с точки зрения экономической теории? Каковы возможности и ограничения данного способа финансирования стационаров в российской системе здравоохранения?

С целью ответа на эти вопросы в докладе анализируются возможности применения медико-экономических стандартов (МЭС), построенных на основе клинико-статистических групп (КСГ), в качестве метода финансирования стационаров. В литературе не принято однозначного определения этих двух понятий. Более того, за рубежом используется только термин «клинико-статистическая группа», т.е. не существует понятия «медико-экономический стандарт». Поэтому в работе при анализе зарубежного опыта будет применяться только термин КСГ, под которым понимается укрупненная нозологическая форма заболевания, характеризующаяся нормативной технологией лечения и нормативными затратами медицинских ресурсов, выраженная в стоимостной форме.

В работах российских авторов термины КСГ и МЭС часто используются как синонимы, что является не совсем корректным. Эти два понятия при использовании в российской системе организации и финансирования здравоохранения разграничиваются следующим образом.

КСГ – это группа заболеваний, выделенная в каждом классе Международного классификатора болезней и объединенная схожим уровнем затрат на медицинскую помощь.

МЭС представляет собой детализацию КСГ, т.е. стандарт, определяющий объем диагностических и лечебных процедур, медикаментозного лечения, а также объем соответствующего финансового обеспечения для каждой КСГ.

Информационной базой данного исследования являются

  • глубинные интервью со специалистами Комитета по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга, проведенные в марте 2009 г.

  • глубинные интервью с руководителями страховых медицинских организаций (СМО) и стационаров Санкт-Петербурга, проводимые в рамках трех проектов осенью 2003, 2005 и 2007 гг.1

В первой части доклада описываются теоретические подходы к выбору метода финансирования стационаров. Во второй, третьей и четвертой частях последовательно рассматриваются три варианта применения МЭС - в системе предварительной оплаты медицинской помощи, применяемой за рубежом, в рамках пилотного проекта по одноканальному финансированию здравоохранения - в России и для возмещения издержек стационаров - в Санкт-Петербурге.

Выбор метода финансирования стационаров: постановка вопроса

Рассмотрим вначале теоретические подходы к анализу системы оплаты медицинской помощи, оказываемой в стационарах.

Различают две модели финансирования поставщиков медицинских услуг:

  • ретроспективная, основанная на возмещении поставщику фактических затрат на медицинские услуги,

  • предварительная, базирующаяся на оплате платежей за случай лечения, т.е. заранее установленной фиксированной суммы за каждого пролеченного пациента.

В соответствии с предварительной системой оплаты тарифы устанавливаются до начала процесса лечения в соответствии с диагнозом и стандартизированными затратами на лечение. Наиболее известным является метод клинико-статистических групп2, введенный в 1983 г. в рамках американской программы социального страхования «Medicare». В США система предварительной оплаты в здравоохранении была направлена на перемещение политики контроля над затратами от сдерживания спроса (путем применения франшиз или уровня сострахования) к разделению издержек между покупателем и поставщиком медицинских услуг на стороне предложения [Ellis, Vidal-Fernandez, 2007]. Цель ее введения состояла в создании для монопольных поставщиков медицинских услуг стимулов для снижения издержек (и/или увеличения активности) [Cookson , Dawson, 2006].

Система предварительной оплаты может рассматриваться как метод решения проблемы асимметрии информации между плательщиком и поставщиком медицинских услуг [Levaggi, 2005]. Стимулирование стационара к получению прибыли (в случае превышения платежа над фактической стоимостью медицинских услуг) ведет к выполнению им различных мер, снижающих затраты на лечение.

Несмотря на то, что метод КСГ показал свою экономическую эффективность, способствуя снижению необоснованных издержек на лечение, существенной является проблема недостаточного учета различий в тяжести заболеваний (это отражается в разной длительности лечения). Невозможность создания совершенной системы оплаты, учитывающей все различия между пациентами, означает, что в реальной действительности существенной является проблема морального риска. «Эталонная» конкуренция в здравоохранении может в большей степени ухудшать положение пациентов, а не неэффективных поставщиков медицинских услуг [Levaggi, 2005].

Каковы возможные негативные последствия применения такой системы? Их можно разделить на четыре основных типа:

  • «снятие сливок» («creaming») – предпочтение в приеме тех пациентов, ожидаемые затраты на лечение которых ниже цены по КСГ

  • «экономия» («skimping») - снижение качества медицинских услуг для пациентов, ожидаемые затраты на лечение которых выше цены по КСГ

  • «отбрасывание» («dumping») - отказ в приеме пациентов, ожидаемые затраты на лечение которых выше цены по КСГ [Ellis, 1998].

  • «использование лазеек» (DRG-creep) - манипулирование диагнозами пациентов в сторону большего обращения к КСГ, имеющим больший вес, а значит и стоимость. [Simborg, 1981], [Busse, Schreyögg , Smith , 2006].

С экономической точки зрения методологически важным является вопрос о том, насколько «широко или узко» должны быть определены КСГ. Укрупненные КСГ дают мощный стимул к росту эффективности и минимизируют возможности манипулирования диагнозами. С другой стороны, существует опасность применения стационарами стратегии «снятия сливок» и «экономии». Если КСГ детализированы, то эти негативные стимулы исчезают, однако возникает стимул для «перелечивания» пациентов, если это приводит к возможности использования более «дорогой» КСГ (стратегия «использования лазеек»).

Кроме того, для ликвидации стимулов к «отбрасыванию» и «экономии» в случае высоких фактических затрат на лечение, должен использоваться механизм разделения рисков между плательщиком и поставщиком медицинских услуг в виде возмещения стационару части затрат, если фактическая стоимость лечения превышает нормативную [Busse , Schreyögg, Smith, 2006].


Зарубежный опыт использования клинико-статистических групп в рамках предварительной системы финансирования стационаров

В последние несколько десятилетий в зарубежных странах основной тенденцией трансформации механизмов финансирования стационарной помощи является переход к оплате законченных случаев лечения.

Метод клинико-статистических групп, введенный в рамках системы предварительной оплаты американской программы «Medicare» получил широкое распространение в мире. В настоящее время в 14 странах Европейского союза применяется системы финансирования стационаров, основанные на методе КСГ. Первоначальной целью применения этого метода было снижение стимулов для оказания «избыточного» количества медицинских услуг. Однако впоследствии во многих странах (например, в Дании и Великобритании) основной задачей стало создание системы финансирования, в которой «деньги следуют за пациентом», что должно было способствовать скорейшему внедрению такого направления реформирования здравоохранения, как увеличение свободы выбора поставщика медицинских услуг для пациентов [Oliver, 2007].

Анализ опыта внедрения и развития национальных версий системы КСГ осуществлен в целом ряде работ (например, [Кудрявцев, 2004], [Schreyögg, Stargardt, Tiemann, Busse, 2006], [Ellis, Vidal-Fernandez, 2007]), поэтому в докладе не приводится подробное описание модификаций этого метода.

Несмотря на существенные различия в системах организации, финансировании и медицинского страхования стран, применяющих метод КСГ, общими для них являются два основополагающих принципа: использование модели предварительной оплаты и осуществление сравнительного анализа деятельности и издержек при финансировании стационаров [Pouvourville, 2004].

Сущность данного механизма финансирования заключается в том, что он устанавливает оплату стоимости лечения исходя не из фактического объема услуг, а на основе предполагаемого нормативного показателя. В США в 1983 для финансирования программы «Medicare» была введена система из 495 КСГ и определена стоимость случая лечения внутри каждой группы. Каждая из КСГ имеет ряд стандартных параметров, таких как сроки лечения (средний и предельный) и относительная стоимость. К стандартному параметру относятся также процент атипичных по срокам лечения и стоимости случаев госпитализации (в среднем 6%) и индексы заработной платы врача и медицинской сестры.

Сумма, выплачиваемая больнице за каждого пациента, является произведением двух величин: стандартизованной суммы в пересчете на 1 случай госпитализации и относительного веса, присваиваемого данной КСГ. Относительный вес КСГ одинаков для всех больниц страны. Чем выше вес, тем больше размер платежа.

Процесс расчета размера платежа за больного по системе КСГ может быть выражен следующей формулой:

PDRG = {(W · S) + O}·(1 + A), где

PDRG – платеж по КСГ;

W – вес КСГ;

S – стандартизированный размер платежа;

O – размер оплаты атипичного случая лечения;

A – корректировочный коэффициент, учитывающий размер и географическое положение больницы и другие отличительные характеристики.

В США был разработан механизм учета местных различий в заработной плате медицинских работников, использования в больнице крупных исследовательских и обучающих программ, наличия очень длительных или, наоборот, коротких сроков пребывания в больнице и др.

После десятилетий постепенных модификаций системы КСГ программа «Medicare» в 2007 г. увеличила количество КСГ от 538 до 745 «Medicare Severity DRG», включив версии КСГ, применяемые в коммерческом секторе здравоохранения [Ellis, Vidal-Fernandez, 2007]. Основной целью изменений в системе КСГ является более полный учет различий в затратах на лечение внутри КСГ.

По сути, КСГ – это административно назначаемые цены, которые отражают «справедливый» уровень оплаты.

Согласно системе предварительной оплаты фиксированные платежи в зависимости от соответствующей КСГ перечисляются больнице непосредственно при поступлении больного в стационар. Сэкономленные средства больница тратит по своему усмотрению. Поскольку сверхнормативные расходы на пациента больнице не компенсируются, а сэкономленные средства остаются в ее распоряжении, авансовое возмещение в соответствии с системой КСГ несет в себе противозатратный стимул, ориентирует на экономию за счет снижения удельного расхода ресурсов и более строгой специализации обслуживания в стационарах. Больницы становятся фактически «ценополучателями» (price takers) и имеют совершенно эластичный спрос на пациентов программы «Medicare».

Такая система стимулирует больницы к увеличению оборота коек, т.е. снижению длительности лечения. Этот подход позволяет контролировать затраты.

В США система предварительной оплаты в первые годы ее применения оказала значительное негативное воздействие на финансовое положение больниц. Было проведено исследование финансовых показателей 4 600 больниц, которые были включены в систему предварительной оплаты в период 1985-1990 гг. Доля больниц, получающих прибыль, снизилась от 84,5% в 1985 г. до 40,7% в 1990 г. [Fisher C.R.,1992, p.171-183].

Однако влияние метода КСГ на структурную эффективность неоднозначно. «С одной стороны, он обеспечивает сокращение длительности госпитализации – это произошло во всех странах с такой системой оплаты. Менее очевидно улучшение других показателей структурной эффективности. В период интенсивного внедрения КСГ и других методов оплаты законченных случаев в странах Восточной Европы (1995-2000 гг.) эти страны разделились примерно поровну по тенденциям уровня госпитализации: в 10 странах произошло его сокращение, в 11 странах наметился рост, в том числе в тех странах, где исходный уровень госпитализации был и без того высок по меркам западноевропейских стран - в России, Венгрии, Литве, Латвии, Чехии (20-25 госпитализаций в год на одного жителя при среднем показателе по ЕС – 18,5). Ожидаемого сдвига ресурсов в сторону амбулаторной помощи не произошло». [Экономика здравоохранения, 2009, c.399].

Следует отметить, что в Европе этот метод часто используется как инструмент планирования размера глобального бюджета больниц. В этом случае между поставщиком и плательщиком согласовывается объем заказываемой стационарной помощи, устанавливается общий размер финансирования данного объема помощи и условия его изменения при невыполнении или перевыполнении заказанного объема.

В целом метод КСГ способствует увеличению эффективности поставщиков медицинских услуг и позволяет оценивать результаты их деятельности.


Функции медико-экономических стандартов в российской системе здравоохранения


Начало разработки системы КСГ в России было связано с проведением эксперимента по отработке новых форм управления, планирования и финансирования здравоохранения, осуществлявшегося с 1 января 1988 г. в Ленинграде, Кемеровской и Куйбышевской областях3.

Однако как в этот период, так и в годы становления системы медицинского страхования стандарты создавались несогласованно, в основном, отдельными медицинскими учреждениям для более полного учета затрат в цене медицинской услуги, либо по отдельным группам заболеваний.

Предметом данного доклада является использование МЭС в качестве механизма финансирования стационаров. Следует отметить, что функции МЭС в системе здравоохранения достаточно многообразны. Прежде всего, они могут служить стандартами качества медицинских услуг, используемыми при оценке страховыми медицинскими организациями работы медицинских учреждений. Кроме того, они применяются в качестве внутренних стандартов обслуживания в ряде медицинских учреждений.

МЭС могут являться и инструментом стратегии конкретизации государственных гарантий. В этом случае гражданам гарантируется бесплатное предоставление определенного пакета лечебно-диагностических услуг и лекарственных средств в пределах медицинских стандартов по каждому заболеванию. Такой гарантируемый пакет должен быть одинаковым для всех. Дополнительная медицинская помощь сверх пакета предоставляется за счет оплаты работодателями и населением. Еще в конце 2004 г. на федеральном уровне был подготовлен законопроект «О государственных гарантиях медицинской помощи», который определил механизм использования МЭС в качестве метода конкретизации гарантий государства в финансировании здравоохранения. Однако для объективного определения стоимости стандартов необходимо существенно увеличить объем финансирования здравоохранения и обеспечить при этом равные условия получения средств для всех регионов. Серьезным препятствием для реализации предложенной стратегии являлось то обстоятельство, что она не может дать быстрых результатов. По мнению С.В. Шишкина «стратегия конкретизации государственных гарантий задает правильное направление необходимых институциональных преобразований, но в долгосрочном аспекте. Анализ препятствий, стоящих на пути масштабной конкретизации государственных гарантий в среднесрочной перспективе, подводит к выводу о необходимости модификации этой стратегии» [Шишкин, 2007].

В условиях финансового кризиса, по мнению С.В. Шишкина и И.М. Шеймана, необходимо определить приоритеты в обеспечении государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, сформировав перечень заболеваний, наносящих наибольший урон общественному здоровью и обеспечить в первую очередь финансирование их лечения на основе МЭС [Шейман, Шишкин, 2009].

Следует отметить, что существует и негативная оценка МЭС. Приведем точку зрения противников данного подхода. «МЭСы как набор жестко заданных рецептов лечения не могут серьезно интересовать ни медиков, ни экономистов. Медиков это интересует, поскольку, во-первых, подчинение стандартному перечню назначений лишает врача свободы принятия решений в отношении конкретного пациента; во-вторых, качество лечения (традиционно приводимый аргумент в пользу МЭСов) должно контролироваться не столько по набору выполненных назначений, сколько по исходу лечения. Скептическое отношение к МЭСам предопределено тем, что тарифы, ориентированные на абстрактные клинические протоколы, ставят партнеров по расчетам в ложное положение: МЭСы предполагают оплату за ингредиенты обслуживания, которые значатся в клинических протоколах, но далеко не всегда присутствуют на практике. Отсутствие связи между тарифами МЭСов и реальными затратами превращает работу по формированию состава и тарификации МЭСов в бесплодное упражнение» [Педаченко, Педаченко, Морозов, Гук, Омельченко, 1998]. Далеко не все врачи разделяют точку зрения о целесообразности применения МЭС. В Санкт-Петербурге Медицинский информационно-аналитический центр, занимающийся разработкой стандартов, периодически организует лекции для врачей, в которых доказывается необходимость применения МЭС в системе здравоохранения города.

Среди шести применяемых в РФ методов оплаты стационарной помощи (по смете расходов, по количеству фактических проведенных пациентом койко_дней, по средней стоимости лечения одного больного в профильном отделении, за законченный случай госпитализации, за согласованные объемы медицинской помощи, оплата фактических расходов за госпитализацию каждого пациента) в настоящее время чаще всего используется оплата за законченный случай госпитализации (в 48 регионах). Однако только в 19 регионах МЭС включают все параметры. Так, дозы лекарственных средств, указаны в стандартах лишь в 27 регионах, алгоритмы выполнения услуг — в 26, а стоимость лечения — только в 19 регионах. Кроме того, системы КСГ детально разработаны только в 5 субъектах РФ (более 270 КСГ) и в 9 субъектах РФ созданы развитые системы стандартов (более 500 стандартов). В большинстве регионов (в 61 субъекте РФ и в г. Байконур) при расчете тарифов стандарты не используются [Здравоохранение в регионах Российской Федерации: механизмы финансирования и управления, 2006].

Опыт создания региональной системы МЭС отражен в ряде публикаций (например, [Семенов, Гуров, Пирогов, 2009], [Виталюева, Кузнецова, Рутковская, 2008]).

Следует отметить, что в большинстве регионов МЭС применяются в рамках двухканальной системы финансирования медицинских учреждений, т.е. не являются полными тарифами. Финансовых средств, аккумулируемых в системе ОМС, недостаточно для полного возмещения в составе тарифов всех видов расходов медицинских учреждений. Из системы ОМС возмещаются расходы только по 5 статьям сметы (оплата труда, начисления на оплату труда, медикаменты и перевязочные средства, продукты питания, мягкий инвентарь и обмундирование) [Указания по обеспечению целевого и рационального использования средств системы обязательного медицинского страхования, 1998].

С 1 июля 2007 г. в рамках Приоритетного Национального проекта «Здоровье» начал реализовываться пилотный проект, направленный на повышение качества услуг в сфере здравоохранения. Пилотный проект предусматривает поэтапный переход медицинских учреждений на одноканальное финансирование через систему ОМС в соответствии с принципом "деньги следуют за пациентом", Одним из его направлений является введение механизма оплаты стационарной медицинской помощи на основе нормативов финансовых затрат, рассчитанных по стандартам медицинской помощи. Это направление реализовывалось в 14 (из 19 участвующих в пилотном проекте) субъектах РФ.

Рассмотрим этапы реализации данного направления на примере Томской области, одного из двух лучших (по оценке Министерства здравоохранения и социального развития) регионов в области выполнения пилотного проекта (второй - Пермский край). Пилотный проект «Модернизация системы здравоохранения Томской области» состоит из двух этапов.

На первом этапе в тарифы на оплату медицинских услуг в системе ОМС включались все затраты стационаров за исключением расходов на проведение капитального ремонта и приобретение медицинского оборудования.

Затем начата поэтапная реализация принципа частичного фондодержания. В качестве фондодержателя выступили амбулаторно-поликлинические учреждения. В подушевом нормативе их финансирования были предусмотрены расходы на оплату специализированной консультативной помощи в областных лечебных учреждениях. После этого были утверждены тарифы для проведения взаиморасчетов между амбулаторно-поликлиническими учреждениями, оказывающими как первичную медико-санитарную помощь, так и специализированную.

На втором этапе в состав тарифа включены расходы на проведение капитальных ремонтов и приобретение медицинского оборудования, а также расчеты за медицинские услуги, оказанные стационарами. Способом финансирования стационарной помощи является оплата за законченный случай. В основе разработки региональных стандартов лежали федеральные стандарты, адаптированные к системе здравоохранения области. Региональные стандарты формировались по принципу этапов и уровней (амбулаторно-поликлинический, стационарный) оказания медицинской помощи. Стандарты были апробированы в лечебных учреждениях Томской области и утверждены приказом Департамента здравоохранения. Медицинские стандарты постоянно модифицируются с учетом вновь разработанных федеральных стандартов, а также замечаний медицинских учреждений и СМО при их использовании. В систему ОМС Томской области для формирования тарифов на оплату медицинской помощи с учетом расходов на текущее содержание учреждений здравоохранения были направлены дополнительные средства [Пилотный проект «Модернизация системы здравоохранения Томской области»].

Ряд российских исследователей (например, [Обухова, Базарова, Гавриленко, 2008] и [Михайлова, Сон, Данилова, 2009]) провели анализ опыта применения МЭС в различных регионах, участвующих в пилотном проекте. Было отмечено, что регионы испытывали сложности с адаптацией федеральных МЭС, ориентированных в основном на использование федеральными и региональными специализированными клиниками. Кроме того, федеральные стандарты не имеют поуровневой дифференциации.

В качестве основных проблем применения МЭС выступали следующие: отсутствие единых норм и требований, используемых при формировании стандартов оказания медицинской помощи; отсутствие электронной модели формирования стандартов медицинской помощи; отсутствие единой, официально утверждённой методики расчёта стоимости стандарта медицинской помощи и единой автоматизированной программы стоимости стандарта.

Роль медико-экономических стандартов в финансировании стационарных учреждений Санкт-Петербурга

В Санкт-Петербурге уже несколько лет активно ведется разработка МЭС. В распоряжении Комитета по здравоохранению от 25 января 2006 года N 24-р «Об утверждении клинико-экономических стандартов стационарной медицинской помощи» были определены структура и условия применения МЭС. 3 июля 2007 г. Правительство Петербурга приняло постановление «О создании единой системы управления качеством медицинской помощи в Санкт-Петербурге». Переход на новую систему тарификации стационарной помощи в Санкт-Петербурге, в основу которой положен расчет тарифов по МЭС, был завершен в 2007 году.

Почему возникла необходимость в изменении метода финансирования больниц в Санкт-Петербурге?


Рассмотрим прежнюю систему финансирования на основе анализа глубинных интервью с руководителями стационаров и страховых медицинских организаций, проведенных осенью 2003 и 2005 г.

С 1 января 2003 г. в Санкт-Петербурге действовала система оплаты стационарного лечения, построенная на параболической зависимости тарифа на медицинскую услугу от длительности госпитализации и стоимости одного койко-дня:

T = ( - ax2 + bx + c) ·Id ,

где Т - тариф на медицинские услуги в стационаре (руб);
а - региональный коэффициент (для Санкт-Петербурга -1,0);
х - длительность госпитализации ( число дней, проведенных пациентом в стационаре, но не более расчетного срока средней длительности одной госпитализации);
b - стоимость одного койко-дня госпитализации (руб);

с - значение то же, что и коэффициента b (руб);
Id - индекс-дефлятор.

В соответствии с данным методом самым «дорогим» является первый день госпитализации, когда затраты учреждения максимальны, затем стоимость одного койко-дня постепенно уменьшается. К тому времени, когда все диагностические и самые сложные медицинские процедуры завершены, на первое место в структуре затрат выходят так называемые "гостиничные услуги". В связи с этим стоимость одного дня продолжает снижаться, что должно стимулировать медицинское учреждение выписать пациента, страховую компанию внимательно оценить объем и качество медицинской помощи, а органы управления здравоохранением развивать стационарозамещающие технологии, благодаря которым можно будет выписывать пациентов при минимальных сроках госпитального лечения [Михайлов, Филатов, 2000]. Предполагалось, что новая система оплаты стационарных услуг позволит минимизировать затраты на госпитализацию, экономически стимулировать сокращение сроков лечения и увеличение числа госпитализируемых больных, способствовать реструктуризации и высвобождению коек.

Что же произошло в действительности?

Результаты глубинных интервью показали, что большинство экспертов являются противниками новой системы, которые придерживаются мнения об ее негативном влиянии на качество оказания медицинской помощи. Эта группа наиболее представительна, в нее входило большинство опрошенных руководителей страховых медицинских компаний и медицинских учреждений. По их мнению, хотя официальная оценка введения данной системы финансирования больниц (точка зрения Комитета по здравоохранению) была позитивна, однако результаты влияния этой системы на качество работы стационаров негативны. Как считают эксперты, новая система направлена не на стимулирование повышения качества медицинской помощи, а на возможность стационаров заработать деньги, зачастую используя нелегитимные формы получения прибыли.

Участники исследования придерживались единой точки зрения, что положительным результатом введения новой системы финансирования является улучшение финансового состояния стационаров, рост заработной платы и возможность решения кадровых проблем. Рост заработной платы происходит за счет повышения интенсивности работы.

Основной проблемой, с точки зрения, как сторонников, так и противников этой системы финансирования больниц, выступала необоснованность установленных тарифов и сроков пребывания пациентов, которые недостаточно дифференцированы по нозологическим формам.

На основе анализа глубинных интервью с представителями Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, руководителей стационаров и СМО можно сделать вывод, что данная система тарификации стационарной медицинской помощи стимулировала необоснованный рост числа госпитализаций, приводила к сокращению сроков госпитализации больных с тяжелыми заболеваниями и не способствовала развитию стационарозамещающих технологий.

В связи с этим возникает вопрос о механизме установления тарифов на основе медико-экономических стандартов при новой системе тарификации стационарных медицинских услуг4.

На первом этапе выделяются КСГ. Для этого в каждом классе Международного классификатора болезней осуществляется группировка нозологических форм заболеваний исходя из уровня затрат на медицинскую помощь. Для каждой КСГ установлена средняя длительность пребывания пациента в стационаре. Тарифы вводятся на каждую КСГ. Для дифференциации тарифов вводятся весовые коэффициенты (баллы), определяющие различия в трудозатратах и затратах ресурсов между тарифицированными КСГ. Каждой тарифицированной КСГ соответствует МЭС (в системе здравоохранения Санкт-Петербурга часто вместо этого используется термин «клинико-экономический стандарт»). МЭС содержит перечень нозологических форм болезней, включенных в данную КСГ; набор простых и сложных медицинских услуг в соответствии с номенклатурой медицинских услуг; кратность их применения и среднюю длительность лечения.

Расчетным показателем для определения тарифа на медицинскую помощь является полный денежный эквивалент одного балла. Величина денежного эквивалента одного балла определяется Комитетом по здравоохранению, согласно Генеральному тарифному соглашению (ГТС) на основании решения тарифной комиссии по ОМС. На 2009 г. стоимость одного балла установлена в размере  45,21 руб.

Для описания процесса определения стоимости случаев госпитализации в зависимости от длительности лечения приведем выдержку из ГТС: «Стоимость случая стационарного лечения рассчитывается следующим образом:

- случаи с фактической длительностью лечения, составляющей менее 80% от длительности по КСГ, оплачиваются за фактически проведенное время в стационаре, исходя из средней стоимости одного койко-дня;

- случаи с фактической длительностью лечения, входящей в интервал от 80% до 120% от длительности по КСГ, принимаются к оплате по стоимости тарифицированной КСГ (стоимость законченного случая лечения);

- случаи с фактической длительностью лечения свыше 120% от длительности по КСГ, дни лечения оплачиваются в размере стоимости тарифицированной КСГ, увеличенной на 1/2 величины среднего койко-дня за фактически проведенное, свыше 120% от длительности по КСГ, время в стационаре. Тариф 1 койко-дня рассчитывается, исходя из стоимости тарифицированной КСГ и длительности лечения по КСГ.» [Порядок расчета и применения единых тарифов на медицинскую помощь (медицинские услуги) в медицинских организациях и учреждениях здравоохранения стационарного типа. Приложение № 15 к Генеральному тарифному соглашению на 2009 год.]

По мнению представителей Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга достоинствами данной системы тарификации стационарной медицинской помощи является то, что она основана на современной нормативно-методической базе, рекомендованной Министерством здравоохранения и социального развития РФ для тарификации медицинских услуг; использует весовые коэффициенты, учитывающие различия в использовании ресурсов ЛПУ при оказании медицинской помощи различной степени сложности; содержит механизм экономического стимулирования оптимизации сроков лечения пациентов; формирует экономический механизм стимулирования развития стационарозамещающих технологий.

Предполагается, что ожидаемыми результатами введения в систему тарификации медико-экономических стандартов будут сокращение дисбаланса между расходами и доходами ЛПУ; обеспечение возможности осуществления объективного экспертного контроля, как на ведомственном, так и на вневедомственном уровне; создание условий для разграничения платных медицинских услуг и гарантированной государством бесплатной медицинской помощи.

Заключение

Результаты анализа зарубежного опыта свидетельствуют, что метод КСГ, используемый в качестве способа финансирования стационаров, позволяет снизить асимметрию информации между плательщиком и поставщиком медицинских услуг и повысить эффективность использования ресурсов.

Итоги рассмотрения российского опыта применения МЭС показали, что они могут использоваться в качестве метода финансирования стационаров; стандартов качества медицинских услуг, используемыми при оценке страховыми медицинскими организациями работы медицинских учреждений; внутренних стандартов обслуживания в ряде медицинских учреждений. Кроме того, МЭС могут являться инструментом стратегии конкретизации государственных гарантий.

Несмотря на их широкое распространение, лишь в небольшом числе регионов они включают в себя все необходимые компоненты. Полный тариф на медицинские услуги, основанный на МЭС, используется только в рамках одноканальной модели финансирования, применяемой в качестве эксперимента в ходе реализации пилотного проекта, направленного на повышение качества медицинских услуг.

Анализ опыта использования МЭС в системе здравоохранения Санкт-Петербурга показал, что новая схема тарификации, безусловно, лишена недостатков предыдущей системы. Но следует учитывать, что использование неполного тарифа в качестве МЭС служит только частично инструментом определения «справедливой» цены медицинских услуг. В связи с тем, что в Санкт-Петербурге новая система тарификации действует совсем недавно, пока еще сложно в полной мере оценить результаты ее применения.

Дальнейшим направлением исследований может выступать, с одной стороны, выявление позиций групп интересов (ЛПУ, пациентов и СМО) по отношению к системе МЭС, с другой стороны, оценка ее влияния на эффективность работы стационаров и качество медицинских услуг.

Литература

Виталюева М.А., Кузнецова С.П., Рутковская О.И. 2008. Расчет стоимости медико-экономического стандарта оказания медицинской помощи (опыт Санкт-Петербурга). Менеджер здравоохранения. 11. С. 33- 38.

Здравоохранение в регионах Российской Федерации: механизмы финансирования и управления/ Отв. ред. С. В. Шишкин. Авт. коллектив: Г. Е. Бесстремянная, А. С. Заборовская, В. А. Чернец, С. В. Шишкин. — М.: Поматур, 2006.

Кудрявцев А.А. Менеджмент в здравоохранении: медико-экономические стандарты и методы их анализа.- СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004.

Михайлов Ф.В., Филатов В.Н. 2000. Методика расчета тарифа на медицинские услуги в стационарах. Экономика здравоохранения. 2-3. http://medi.ru/doc/8200203.htm

Михайлова Ю.В., Сон И.М., Данилова Н.В. 2009. Реализация пилотного проекта, направленного на улучшение качества медицинских услуг в здравоохранении. Менеджер здравоохранения. 2. С.6-10.

Обухова О.В., Базарова И.Н., Гавриленко О.Ю. 2008. Проблемы внедрения медико-экономических стандартов в учреждения, оказывающие стационарную медицинскую помощь. Социальные аспекты здоровья населения.3. http://www.vestnik.mednet.ru/content/view/73/30

Пилотный проект «Модернизация системы здравоохранения Томскойобласти».http://www.tomsk.gov.ru/export/sites/ru.gov.tomsk/ru/

Порядок расчета и применения единых тарифов на медицинскую помощь (медицинские услуги) в медицинских организациях и учреждениях здравоохранения стационарного типа. Приложение № 15 к Генеральному тарифному соглашению на 2009 год. http://www.spboms.ru/kiop/main?page_id=338.

Семенов В.Ю. Гуров А.Н., Пирогов М.В. 2009. Основные направления формирования системы медико-экономической стандартизации в работе лечебно-профилактических учреждений Московской области. Экономика здравоохранения. 2. С. 18-25.

Скляр Т.М. 1998. Внедрение конкурентного механизма в здравоохранении./ Конкурентоспособность российской экономики. Материалы научной конференции. СПб. 1998.

Указания по обеспечению целевого и рационального использования средств системы обязательного медицинского страхования. Утв. приказом Федерального фонда ОМС от 07.08.1997 г. № 71 //Обязательное медицинское страхование в Российской Федерации. Сборник законодательных актов и нормативных документов, регламентирующих обязательное медицинское страхование в Российской Федерации.Т. 6. М.: Федеральный фонд ОМС, 1998. С. 111.

Шейман И.М., Шишкин С.В. 2009. Российское здравоохранение: новые вызовы и новые задачи. М.: ГУ ВШЭ. 2009.

Шишкин С.В. 2007. Стратегии трансформации государственных гарантий оказания бесплатно медицинской помощи. "SPERO". 7. С. 27-50.

Экономика здравоохранения. Авт. коллектив: Л.С. Засимова, М.Г. Колосницына, И. М. Шейман, С. В. Шишкин и др. — М.: ГУ ВШЭ. 2009.

Busse R., Schreyögg J., Smith P. 2006. Editorial: Hospital payments systems in Europe. Health Care Management Science. 9. 3: 211-213.

Cookson R., Dawson D. 2006. Hospital competition and patient choice in publicly funded health care. The Elgar Companion to Health Economics. Edward Elgar Publishing. 221-232.

Ellis R. 1998. Creaming, skimping and dumping: provider competition on the intensive and extensive margins. Journal of Health Economics.17: 537-555.

Ellis R., Vidal-Fernandez M. 2007. Activity-based payments and reforms of the English hospital payment system. Health Economics, Policy and Law. 2:435-444.

Levaggi R. 2005. Hospital health care: pricing and quality control in a spatial model with asymmetry of information. International Journal of Health Care Finance and Economics.5: 327-349.

Oliver A. 2007. Inconsistent objectives: reflections on some selective health care policy developments in Europe. Health Economics, Policy and Law. 2: 93-106.

Phelps C. E. 1992. Health Economics. N.Y. HarperCollinsPublishers.

Schreyögg J., Stargardt T., Tiemann O., Busse R. 2006. Methods to determine reimbursement rates for diagnosis related groups (DRG): A comparison of nine European countries. Health Care Management Science. 9 (3): 215-223.

Simborg D.1981. DRG creep: a new hospital-acquired disease. New England Journal of Medicine. 304. 26 : 1602-1604.


1 Проект ««Эффективные формы управления в социальной сфере: взаимодействие бизнеса и государства в здравоохранении», грант ВШМ СПбГУ (И.Н. Баранов, Н.В. Резниченко Т.М. Скляр), осень 2007 г.

Проект «Анализ возможностей развития конкуренции в системе медицинского страхования», грант Московского общественного научного фонда (И.Н. Баранов, Т.М. Скляр) осень 2005 г.

Проект «Роль страховых медицинских организаций в улучшении качества медицинского обслуживания и увеличения равенства доступа к услугам здравоохранения (на примере Санкт-Петербурга)», грант Фонда Форда по программе «Социальная политика: реалии ХХI века» Независимого института социальной политики (И.Н. Баранов, Т.М. Скляр), осень 2003 г.

2 Общепринятый в статьях российских авторов термин, хотя иногда используется другой - «диагностически связанные группы», буквальный перевод термина “diagnosis- related groups”.

3 Данная схема имеет значительное сходство с моделью «квазирынка» Великобритании [Скляр, 1998] .

4 Детальное описание самой методики расчета стоимости МЭС в системе здравоохранения Санкт-Петербурга приводится в статье [Виталюева, Кузнецова, Рутковская, 2008]


Похожие:

Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconРоссийской Федерации Российской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики
Изучение философии на факультете менеджмента не предполагает знакомства студентов с другими университетскими курсами
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconБалтийская высшая школа психологии и менеджмента учебная программа высшего профессионального образования «Психология» Разработка и защита курсовых и дипломных работ 3 и 4 курса (методические указания)
Студенты учебной программы высшего профессионального образования «Психология» готовят и защищают следующие научные работы
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconРоссийской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики Факультет государственного и муниципального управления
Классическая школа в социологии организаций. Ф. У. Тейлор о социальной философии управления Ф. Тейлора и ее проекции на менеджмент...
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconВысшая Школа Экономики
Международное сотрудничество и опыт зарубежных стран в области противодействия ‘отмыванию денег’
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconНациональный исследовательский университет Высшая школа экономики
Федеральное государственное автономное учреждение высшего профессионального образования
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconНациональный исследовательский университет Высшая школа экономики
Федеральное государственное автономное учреждение высшего профессионального образования
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconПлан Введение 2 Школы менеджмента, основные идеи и представители 6 Первая школа научного менеджмента 6 Современные концепции и подходы к менеджменту 21
История управленческой мысли уходит своими корнями вглубь веков и тысячелетий. Высказывания по проблемам управления можно найти и...
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента icon«Высшая школа экономики» Утверждено Проректор ниу вшэ с. Ю. Рощин
Одобрена на совместном заседании кафедр истории философии и онтологии, логики и теории познания
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconНациональный исследовательский университет высшая школа экономики
«Маркетинговые коммуникации и реклама в современном бизнесе»; «Стратегический маркетинг»; «Маркетинг фирмы»
Т. М. Скляр Высшая школа менеджмента iconПрезидент Российского Союза ректоров, ректор мгу им. М. В. Ломоносова высшая школа россии: традиции и современность
Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые гости Съезда! Уважаемые коллеги!
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница