Кафедра этнографии и антропологии




НазваниеКафедра этнографии и антропологии
страница6/8
Дата конвертации15.02.2016
Размер1.39 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://www.ethnos.nw.ru/doc/conferences/Tesis-96-97.rtf
1   2   3   4   5   6   7   8

Колдуны и колдовство Кудеверщины



В современной деревне Псковской области сохраняются представления о колдовстве, которые преимущественно сводятся к осознанию способности отдельных людей наводить порчу, сглаз, а также вылечивать болезни и последствия порчи и сглаза.

Понятия порчи и сглаза не тождественны; сглаз рассматривается как ущерб, причиненный неосторожно сказанным словом, случайным действием, либо следствие врожденного "дурного глаза". Порча же является намеренно наносимым вредом, который могут причинять только люди, обладающие особого рода знаниями, а именно, колдуны и знахари. Насылание порчи сопровождается рядом магических действий, производимых тайно. По свидетельствам местных жителей порча наводится как вербально на расстоянии, так и путем подбрасывания предметов, содержащих негативный магический заряд. Такими предметами могут быть, по свидетельствам респондентов, кайма головного платка (новая, без собственно платка в центре), остатки пищи, куриные яйца. Предметы, содержащие порчу, как правило, находят в неожиданных местах: в коровьей кормушке, погребе, у порога. Следует отметить, что отсутствуют рассказы о нахождении порченных предметов непосредственно в жилом пространстве дома, в этой связи можно предположить, что дом продолжает рассматриваться в традиционной культуре как место максимально защищенное. Потенциально опасные предметы традиция предписывает не трогать руками, отнести при помощи палки, вил и т.п. за пределы двора и сжечь. Считается, что порченные вещи сгорают быстро и без следа.

Если от сглаза можно уберечься, проведя снятым в бане нижним бельем по лицу, либо сотворив охраняющую молитву, то от порчи уберечься практически невозможно. Для снятия сглаза и порчи как правило обращаются к знахарям и колдунам, причем стараются найти наиболее сильного.

Знахари обычно получают свои знания по наследству от старых предшественников в виде записанных текстов, либо заученных наизусть заговоров. Знание не обязательно передается по родственному принципу.

Колдуны, по мнению местных жителей, наследуют колдовскую силу от родителей: либо через чтение особых книг и обучение, либо через соприкосновение. Периодом наибольшей активности колдунов считается Иванов день, когда человек обладающий магической силой обязательно должен причинить какой-либо вред. Респонденты свидетельствуют, что раньше был распространен обычай караулить колдунов в ночь на Иванов день. Людей, подозреваемых в колдовстве, ловили и избивали, часто нанося увечья. Причем разборы дел по расправе над колдунами обычно не выносились за пределы деревни. Колдунам приписывается способность превращаться в животных, обычно собак и кошек. Кроме насылания порчи колдунам приписывают устраивание заломов, а также завязывание узелков на колосьях. Считается, что жнец, срезавший, либо развязавший такой узелок всю жизнь будет мучиться от болей в руках.

Общим представлением является то, что колдун, не передавший знание, будет умирать мучительно, и до тех пор, пока из потолка не вынут доску.

По свидетельству старожилов, сильных колдунов сейчас практически не осталось, но за детьми их наблюдают с опасением, замечая "странности" в их поведении и считая их виновниками различных неурядиц.


Калюта А.В. (СПбГУ)


Представление о душе и ее переходе в загробный мир у

русских Печорского района Псковской области

(по материалам погребально-поминальной обрядности)


Материал для настоящего доклада собран в ходе полевой практики в Печорском районе Псковской области летом 1997 г.

Важным фактором в формировании традиционной обрядности, в частности погребально-поминальной, было влияние расположенного на этой территории крупного православного центра, Псково-Печорского мужского монастыря.

Это влияние выразилось, прежде всего, в более стойком соблюдении православных канонов календарных праздников и обрядах жизненного цикла, а так же большей осведомленности населения Печорского района о смысле и назначении церковных таинств и, наконец, в своеобразном консерватизме местного населения. Но в то же время в Печорском р-не сохранялись весьма архаические представления о душе и загробном мире, которые тесно сплетались с церковными правилами, в свою очередь переосмысленными народным мышлением. Особенно хорошо сплав этих двух традиций просматривается в похоронно-поминальной обрядности. Основной задачей доклада является попытка выделения этих двух традиций.

В этом отношении весьма показательна оценка информантами трех этапов поминовения умершего на 3-й, 9-й и 40-й день после смерти, установленных церковью, и действия, производимые по традиции на протяжении этих этапов. Первые три дня до выноса тела душа, по словам информантов, пребывает в доме умершего. Ее присутствие родственники покойного отмечают вывешиванием полотенца на внутренний или внешний угол избы, зажиганием свечей и лампады в углу, помещением на подоконник или божницу хлеба и стакана со святой водой, чтобы по ее колебаниям узнавать о движение души. Существовал также запрет на мытье полов («вымоешь всю семью»), приготовление пищи, разжигание очага. Иногда до выноса тела семья ночевала во дворе или у соседей. С выносом тела и погребением душа оставляла дом и отправлялась на суд к богу. Этот момент характеризовался чисто традиционными действиями по изгнанию духа умершего (рассыпанием еловых веток, зажиганием света в доме в ночь после похорон) и в то же время проявлением заботы о нем. Причем церковная панихида на девятый день была таким же равноправным проявлением этой заботы, как и оставление еды на могиле. Сходная картина наблюдалась и на 40-й день, когда панихиде и раздаче милостыни предшествовало топление бани.

За сороковинами следовало поминовение в годовщину смерти, через 3 года, 6 и крайне редко 9 лет. Информанты говорили об этих сроках как церковных установлениях, но по их свидетельствам заупокойные службы в церкви сопровождались теми же «кормлениями» усопших, свидетельствующими о чисто народном представлении о периодическом возвращении души на землю.

В соответствии с этими свидетельствами можно выделить по крайней мере два проявления народной и церковной традиции — заупокойные службы по усопшему, раздача милостыни на помин его души и жертва-кормление души во время ее периодических возвращений на землю, которые поддерживают личностные отношения между умершими и их родственниками. Это раздвоение в обрядности дней поминовения годового цикла просматривается достаточно явно. В то время как поминания в церкви были общими и для Родительских суббот, и для Радуницы, действия, совершаемые за церковными стенами носили при сохранении общей структуры специфический, окказиональный характер. Умерших родителей «кормили» домашним ужином и просили у них прощения в Прощеное воскресенье, «радовали» их трапезой на могиле на Радуницу и украшали могилы березовыми ветвями и троицкими цветками на Троицу. Самими информаторами эти действия рассматривались как истинно верные — христианские. Все вышесказанное подчеркивает важность изучения традиционного мировоззрения в его трансформации.


Ковалых Е.В. (ППИ)


Хозяйственные памятники Псково-Печерского монастыря ХVII века — важнейший источник для изучения истории Псковского края (лингвистический аспект)


Памятники деловой письменности играют большую роль в изучении истории русского народа. С.И. Катков и А.Н. Качалкин особо подчеркивали лингвистическую ценность монастырских письменных памятников. В архивах и древлехранилищах России содержится огромное количество рукописей, не исследованных лингвистами.

В Государственном архиве Псковской области (ГАПО) числится фонд Успенского Псково-Печерского мужского монастыря (ф. 499, оп.1). ХVII век представлен следующими памятниками: Переписные (описные) книги имущества и владений монастыря 1639, 1652, 1655, 1663 и 1682 гг.; Приходно-расходная книга 1674–1675 гг.; выписи из переписных книг 1674 г.; ужинно-умолотная книга 1643–1644 гг. Книги написаны скорописью на бумаге с водяными знаками форматом 4 ("в полдесть"), переплетены и "оболочены" кожей. В настоящее время относительно доступны переписная книга 1652 г. и Приходо-расходная книга 1674–1675 гг., поскольку они профессионально скопированы, есть и фотокопии.

Н.Д. Сидоренская в работах, посвященных этим рукописям, раскрывает богатство памятников в области лексики, грамматики; отмечает наличие диалектных черт; обосновывает необходимость опубликования текстов. С 1996 г. на страницах историко-краеведческого журнала «Псков» публикуется текст переписной книги 1652 г. в соответствии с правилами лингвистического издания памятников.

Переписные книги составлялись при инвентаризации, проводимой по распоряжению московских властей: «по государеву цареву и великого князя указу», «по наказу воеводы и стольника да дьяка» при смене архимандрита или келаря.

И переписная книга 1652 г., и приходо-расходная книга дают богатый материал для изучения различных пластов лексики. Так, в расходной части можно выделить такие тематические группы лексики: наименования лиц по роду деятельности и характеру выполняемых действий; по социальному положению и занимаемой государственной должности; по связи с управлением монастырем и работами в монастыре; по отношению к военной службе; по роду занятий. Это преимущественно общерусские слова, но есть и диалектизмы (теляш, пральник, пральница).

Характер памятников предполагает большое количество антропонимов: имена членов царской семьи, именитых людей, ремесленников, монахов, крестьян и бобылей. Все это представляет научный интерес для антропонимии ХVII в.

В псковских хозяйственных книгах, как и других подобных памятниках, отражена бытовая сторона жизни людей ХVII в.: через пласты предметно-бытовой лексики. Писцы, составляющие книги, неизвестны, но опись производили специалисты по оружию, тканям, драгоценным камням, церковной утвари и т.д. Поэтому в текстах, где идет детальное описание имущества, много названий камней и украшений, тканей и культовой одежды; хозяйственных построек и помещений; поверенной посуды; пищи и сельскохозяйственных культур; предметов сельскохозяйственного обихода.

Псковские монастырские книги ХVII в. дают значительный материал для изучения и грамматики. В группе существительных стоит отметить сосуществование старых и новых форм в единственном и множественном числе; начало унификации форм в дательном, творительном и предложном падежах множественного числа; варьирование в числе и падеже (финифть — финифты; наддьлокъ — наддьлка). Числительные передаются словесным обозначением, а не буквенной цифирью, что отражает живую псковскую речь ХVII в.

Приход и расход монастырских денег, приобретение или продажа товаров, взимание оброков, штрафов описывается подробно, при этом употребляется большое количество глаголов. Преобладают общерусские глаголы и их формы.

Указанное не исчерпывает всего богатства языкового материала, представленного в названных хозяйственных книгах ХVII в.


Копонев В.В. (СПбГУ)


Свадебная обрядность русских Печорского района

Псковской области


Свадебная обрядность одна из наиболее характерных областей традиционной духовной культуры. В ней переплелись стародавние языческие церемониалы с христианскими обрядами, веселая радостная атмосфера праздника с грустью и плачами, личностные отношения двух партнеров с общественным, порой, бестактным вмешательством в эти отношения. Русская свадьба это, в первую очередь, общественное действо, в котором на передний план выступают домохозяйства (семьи) жениха и невесты: их богатство, престиж, влияние, а уже во вторую очередь связь двух любящих сердец.

Структурно свадебная обрядность состоит из ряда элементов. Начинаясь с досвадебных ритуальных действий, она завершается социализацией молодухи в новых условиях (деревне, конце села) и отводинами (поездка молодых в дом невесты). В докладе представлены некоторые наиболее яркие элементы свадьбы, многие из которых характерны лишь для данной зоны расселения русского этноса. Хронологически собранную информацию (исходя из возраста информантов) можно датировать 20–40 гг. XX в.

Обряд сватовства обычно проходил на «мясоед» или «мясо» (период между Рождественским и Великим постами). В нем участвовали сам парень, его отец, старший брат (или зять), крестные, близкие друзья. В доме нареченной накрывали стол; принесенная женихом бутылка водки обвязывалась (невестой) платком, поясом или «дьянкой» (варежкой). Сваха (обычно крестная) расхваливала жениха, а сваты просили побольше приданого. Последнее зависело от достатка семьи: иногда это была корова, несколько тысяч рублей или даже участок земли. Но, в любом случае, у каждой невесты был свадебный сундук, в котором хранились разнообразные вещи, многие сделанные ее собственными руками.

На другой или через несколько дней родители просватанной ездили в дом жениха дымничать — хоромы глядеть. Если по каким-либо причинам парню отказывали, то бутылку, завернутую при сватовстве возвращали. Здесь же (или в доме жениха) справляли рукобитие, т.е. первоначально договаривались о свадьбе и приданом.

До сватания девушка заплетала косы и укладывала их куколем, после просватания заплеталась одна коса с лентой. Частенько к невесте наведывался жених (сам в дом не входил, вызывал). Вечером приходили девушки. До венчания обычно устраивали 2–3 вечеринки (девишника), на которых пели, танцевали. Перед свадьбой парень присылал девушке веник, мыло, одеколон для ритуальной предсвадебной бани. В свою очередь она относила ему рубаху, пояс, которые тот надевал в день венчания.

Утром, перед приездом жениха к невесте приходили девушки, пели песни, плачи, устраивали ритуальный обряд расчесывания (в котором участвовали отец и мать нареченной).

В это время жениха благословляли его родители. Мать с отцом стояли лицом друг к другу, держа на полотенце хлеб с солью и иконой (Спасителя). Жених, после слов родителей, сначала обходил отца (по солнцу), пролезая под хлебом и целуя икону; потом таким же образом "облазил" мать. Действо сопровождалось пением девушек.

Из друзей жениха выбирался парень, который становился дружкой — начальником и распорядителем пира, блюстителем порядка (об иных свадебных чинах уже не помнят). Именно он входил в дом невесты, "выкупал", забирал и передавал ее "князю". На улице (перед домом просватанной) организовывали свадебный поезд, на котором ехали в церковь. Родители невесты («кашники») везли свадебный сундук и кое-какое приданое в дом жениха.

Обвенчанных у деревни встречали поселяне устраивали "ворота" из елок, украшенные флажками, "перенимали" сани (с каждых требовали выкуп), а у крыльца "князя" его родители. Молодых благословляли (родители жениха), обсыпали житом, конфетами, медяками. Молодая одаривала свекровь, после чего обвенчанные пролазили под хлебом с солью и входили в дом.

Молодые (с дружкой) садились за отдельным столом. Начиналось свадебное веселье…

Дальнейшее изучение свадебной обрядности Печорского р-на еще ждет своих исследователей историков, этнографов, фольклористов, поскольку здесь в связи с наложением культур славянской и финно-угорской этнических общностей, мы до сих пор можем слышать весьма любопытные элементы, характерные только для этой этнографической зоны.


Ланцев В.В. (ППИ СПбГТУ)


Крестьянское жилище Псковской области


Натурное обследование крестьянского жилища Псковской области в настоящее время ведется крайне несистематично, беспланово и носит кратковременный характер. Прежде всего это происходит из-за материальных трудностей исследователей.

Наиболее регулярно и планомерно исследование сельских поселений и крестьянского жилища было начато в 1982 г. и по такому пути велось до 1992 г. Сбором материала занималась инициативная группа преподавателей и студентов Псковского политехнического института СПбГТУ. За эти десять лет удалось собрать обширный материал по традиционным приемам застройки собственно усадьбы, выявить характерные типы планировок домов конца XIX — начала XX в., способы взаиморасположения жилых и хозяйственных построек селянина, обозначить границы распространения декоративного убранства построек по региону, зафиксировать конструктивные и плотницкие приемы возведения жилых и хозяйственных построек и т.д.

За время полевых работ нами были обследованы сельские поселения 16 районов (из 24) Псковской обл., а также поселения приграничных территорий соседних областей и республик (Белоруссия, Эстония). Стационарным и маршрутным методами нами было обследовано более 1200 поселений Псковской обл.

Итог этого этапа работы показал, что Псковская область занимая пограничное положение на северо-западе России, являлась и является буферной территорией, на которой можно встретить почти все типы традиционного жилища северо-запада. Именно по нашей области проходит южная граница распространения крытого одноярусного двора, примыкающего к жилищу. Нами уточнена эта граница, которая удивительно вписывается в климатические и даже лингвистические границы. Это еще раз подтверждает необходимость проведения комплексных исследований, подключая к традиционной работе этнографов других специалистов архитектров, искусствоведов, лингвистов, фольклористов и др.

В ходе экспедиционных поездок исследован район локального применения плитняка в крестьянском строительстве, зафиксированы приемы возведения хозяйственных построек из валунного камня и из глины. Уточнены даты этих построек. Выполнено картографирование распространения типов усадеб, планировок домов и т.д. Составлена картотека архитектурно-строительных терминов, бытующих на Псковщине, Севере, Северо-Западе и центре России.

Результатом совместного исследования авторов явилось более 20 опубликованных работ.

Вопрос изучения традиционного крестьянского жилища, на наш взгляд, сейчас должен возобновиться с новой силой в связи с проявлением интереса к истокам национальной культуры.


Малинова О.Ю. (СПбГУ)


Семья и обряды жизненного цикла


Доклад представляет обряды и обычаи крестьян округи д. Кудевери, которые сопровождали их жизненный путь от рождения до смерти. Возраст опрошенных — от 69 до 88 лет, время бытования описываемых обрядов — от 90-х годов XIX в. (рассказы родителей) до 40—50-х гг. ХХ в. (собственные воспоминания информантов). В настоящее время отдельные моменты обрядов жизненного цикла исполняются по совету стариков, в целом же, благодаря распространению массовой культуры, деревенские представления и обряды снивелированы с городскими.

Новорожденный получал имя по святцам. Удачным считалось родиться в воскресенье, неудачным — в путницу. По случаю рождения ребенка собирали стол. Специальных, традиционных блюд по этому случаю не готовили. В крестные обычно выбирали нестарых людей побогаче, им нельзя было вступать в брак между собой. Крестили через 1–2–3 недели после родов. Младенцу по этому поводу дарили вещички (крестные гости), собирали стол.

“Зыбку” (“качель”) делал отец, после крещения над ней вешали крестик ребенка. Некоторое время с ним не “знакомили” посторонних — от сглаза. Его туго пеленали. При кормлении нельзя было давать первой левую грудь: ребенок будет левшой. Если ребенок долго не шел, его ножки перевивали шерстяной ниткой, перерезали, приговаривали при том. Бытуют заговоры от сглаза. Малыша до года называли “грудничок”, “младенец”, “маленький”, “ребенок”, постарше — “ребенок”.

Эти обычаи не распространены широко. Некоторые из опрошенных говорили, что ни с чем таким не сталкивались (как правило из небогатых или бедных хозяйств).

С 15—16 лет человек уже полноценный работник. Домашние занятия женщин: все по дому, в огороде, жатва, обработка льна, приготовление пищи — работа старшей из них; занятия мужчин: изготовление инвентаря, сельскохозяйственные работы, косьба, заготовка дров.

С 16—18 лет у девушек, с 18—20 у юношей наступал брачный возраст. Знакомились они на гуляниях, где собирались несколько деревень. Прежде чем заслать сватов, пара договаривалась. Сваты договаривались о приданом. Случались браки убегом. Время свадеб — промежуток между постами, но не летом. Жених и невеста дарили друг другу подарки, невеста также родителям жениха. Свадьба продолжалась 2—3 дня, после нее оставшуюся неделю молодые не работали. Существовали магические действия, направленные на охрану новобрачных от сглаза, на воздействие на пол новорожденного. Обычно в одном доме жили родители мужа, муж, жена и несколько детей (обычно не больше 3—4). Братья мужа с семьями строили свои дома.

У каждого старика в деревне обычно собран “узелок на смерть”. На смертном платье никогда не завязывали узлы на нитках. Существуют особые приметы, предвещающие смерть. Покойника обмывали, обряжали, причесывали, клали на веранде на лавку, на подушку, закрывали простыней. Делали гроб (иногда он делался заранее). В день похорон гроб ставят в доме ногами к иконам, прощаются с умершим. Поле похорон справляют поминки. Ритуальные блюда: кутья, баранина, кисель.


Мельникова Е.А. (СПбГУ)


Местночтимые святые Хвойнинского района

Новгородской области и Волховского района

Ленинградской области


В июне-июле 1997 г. в Хвойнинском р-не Новгородской обл. работала фольклорно-этнографическая экспедиция Европейского Университета в Санкт-Петербурге и Института Русской Литературы (Пушкинский Дом) под руководством к.ф.н. А.А. Панченко. Опросная программа, составленная членами экспедиции включала следующие темы: народное православие; колдовство и знахарство; мифология деревенского ландшафта; мифология времени в народной культуре; мифологический рассказ и народная демонология; магический этикет. В докладе рассматриваются материалы о деревенских святынях, связанных с именами местночтимых святых — прп. Никандра Городноезерского и Марка Пустынника. Почитания других местных святых в этом регионе обнаружено не было. Культы названных святых находят отражение в местных преданиях, места, связанные с их именами, посещаются.

Почитание прп. Никандра связано с местом его захоронения в с. Никандрово. До 1992 г. мощи преподобного покоились в братской могиле на кладбище у церкви Живоначальной Троицы, но затем были перенесены в Успенскую церковь с. Внуто (в 10 км от с. Никандрово), где находятся и в настоящее время. Прп. Никандр жил во второй половине XVI в., о дне пречисления его к лику святых, достоверно неизвестно. Праздник в честь святого совершается ежегодно 4 ноября. На могиле преподобного лежит большая каменная плита, при осмотре которой было обнаружено большое количество монет. По словам местных жителей, на могилу издавна приносят только деньги. Посещение ее не прекратилось и после перенесения мощей. Никандр почитается жителями Никандрово, и ряда близлежащих деревень. Культ Никандра, по материалам экспедиции, тесно связан с культом последнего настоятеля Успенской церкви с. Внуто архимандрита Иосифа, скончавшегося в 1993 г.

Почитаемое место, связанное с именем Марка Пустынника (местн. — Марк Пустырник) находится недалеко от с. Миголощи, и представляет комплекс объектов: могилу святого, почитаемый источник, жальник. Еще в начале XX в. здесь находились часовня и остатки каменной постели, сделанные, по преданию, Марком. В настоящее время они не сохранились, хотя на могиле пустынника, внутри ограды, где поставлен сваренный из железных прутьев крест, были обнаружены несколько больших плоских камней. Вокруг поляны, на которой находится могила, прослеживается каменная кладка. Рядом с крестом были найдены две монеты по копейке, огарки свечей и фантики от конфет. Почитаемый источник находится в нескольких десятках метров от могилы Марка по дороге к деревне, приношений на нем обнаружено не было. Относительно жизни Марка было записано несколько преданий непосредственно в самой деревне Миголощи, а также со слов информантов, ранее проживавших в этой деревне. Именины Марка празднуются 29 марта (память Марка Арефусейского, икона которого была положена на могилу пустынника). Кроме того, на могиле Марка собираются в престольный праздник д. Миголощи — "Сборищо", в первое воскресенье вслед за 9-й Пятницей после Пасхи. Местные жители уверены в том, что этот праздник — "Владимирска Божжа Мать", что не соответствует церковному календарю.

В августе 1997 г. автором были собраны материалы по культу Евпраксии Староладожской, схи-игуменьи Староладожского Успенского монастыря, жившей во второй половине XVIII — начале XIX вв. Почитаемый колодец, связанный с ее именем, находится в урочище Абрамовщина в 1,5 км от г. Старая Ладога (Волховский р-н Ленинградской обл.). Ряд источников свидетельствует, что на этом месте ранее находилась часовня, выстроенная самой Евпраксией, до настоящего времени не сохранившаяся. По последним материалам можно сказать, что имя Евпраксии большинством местных жителей забыто, хотя сохранилось воспоминание о часовне и монахине, к ней ходившей. Вода источника и дерево, стоявшее в часовне, считались целебными, спасающими от зубной боли. Сейчас информанты сообщают только о целительной силе воды, не конкретизируя болезней, от которых она излечивает. Местные жители ходят к источнику на Воздвиженье (местн. — "Звиженье"). Раньше в этот день, а также в Ильинскую Пятницу у источника устраивались ярмарки. Во время последнего осмотра источника там не было обнаружено каких-либо приношений.


Налетова Н.И. (ППИ)


Отражение народного представления о мире в названиях

растений (на материале псковских говоров)


Язык является хранителем духовной культуры народа, в нем сконцентрированы знания и представления людей о мире. Представление человека об окружающей действительности формируется под влиянием природно-климатических условий, традиций, обычаев, устоев той местности, в которой живет человек, под влиянием образа жизни людей. Поэтому особый интерес представляют говоры, так как они отражают особенности восприятия мира жителями определенной местности.

Псковский областной словарь, Картотека Псковского областного словаря позволяет выяснить, как, например, в названиях растений отражаются представления народа о мире, об окружающей действительности, какие обычаи связаны с использованием того или иного растения в определенных ситуациях.

Самое дорогое для человека — это семья. Семейно-родственные отношения переносятся и в сферу названий растений. В псковских говорах некоторые растения метафорически именуются посредством использования различных терминов родства, а также наименований людей по полу. Ср.: псковское название растения, цветка незабудка — братишки — объясняется тем, что у этого растения много маленьких голубых цветочков, похожих друг на друга. Одуванчик именуют бабка, бабочка: "Глянь — бабачька, дуну и нячаво ня буде" (Печорский р-н); "А пух такой расте,каторый влятае; вазьмут рябяты спихнуть и прикаску гаварят: —бапка, бапка, свей калечка!" (Бежаницкий р-н). Само растение своей пушистой головкой действительно напоминает пожилую женщину с седыми волосами. В то же время способность одуванчика облетать от легкого дуновения ассоциируется с ветхостью, хрупкостью старой женщины (ср. общерусский фразеологизм божий одуванчик об очень пожилой женщине, особенно седой). Репейник и чертополох в псковских говорах, как и в других говорах, называют дед, дедовник. Наименования дед, дедовник, судя по М. Фасмеру, этимологически связаны с тем, что эти растения имеют колючки, которые напоминают небритую бороду старика: "Дядовник, такие галофки с калючим шипам, шырокие листья, длинный ствол и талстой" (Торопецкий р-н). Кроме того, слово дед имеет общеславянское значение домовой, колдун, а растения чертополох и репейник, по народным поверьям, являются средствами для защиты от дьявольского измышления. Жители Псковской земли считают, что эти растения способны предохранить хозяев и скот от сглаза, а молоко от скисания: "Дядовник, колкая травина, выкапывали яво и клали ва двор, где скатина стаит, штоп карова малако ня перестала давать, калдуноф в Иван баялись" (Опочецкий р-н); "Ни адин калдун дядовник взять не можэт, вот и фтаркивают в парок (на Иванов день)" (Пушкиногорский р-н). Поэтому чертополох и репейник именуют иногда и баба, бабка, поскольку слово баба в разных говорах имеет широко распространенное значение "ведьма, колдунья".

Вера в чудодейственные свойства растений отражена и в названии девясил "Inula". В народной медицине девясил используют для приготовления настоек и мазей. Он якобы излечивает от всех болезней, так как содержит в себе девять сил: "Девясил — эта трава лекарственная, ат фсех балезней, девясил — девять сил значыт" (Великолукский р-н).

По народным представлениям, все живое обладает теми же свойствами и качествами, что и человек. Так, растение бальзамин способно "плакать". Именно это свойство и легло в основу его наименования ванюша-плакудушка, ванька-плакса. Отождествление человека и растения в народном сознании проявляется в названиях синеголов "василек", синеглазки "незабудка", анютины глазки "фиалка трехцветная", белоглаз "ромашка", белоус "Nardus stricta" и др. Одна из составных частей этих слов-названий представляет названия частей тела человека.

В названиях растений часто прослеживается связь с религиозными, языческими праздниками. Например, дерево верба получило свое наименование божья деревинка по использованию в религиозно-культовом действии: "Девацки ф Пастку придут с вербой" (Гдовский р-н). Мелколепестник острый, Иван-да-Марья, папоротник часто называются общим "именем" Ивановска трава, так как в день Ивана Купалы люди по традиции собирают их или, как считают в народе, они специально расцветают.

Нередко образы растительного мира используются для характеристики человека, его внешности, силы. Например, высокого, сильного, здорового человека сравнивают с дубом: "Сыны вырасли каг дубы в яе" (Пустошкинский р-н). Слово цветок используется в говорах как синоним слов милый, любимый, а слова цветок, ягодка в обиходной речи употребляются как ласковое обращение к собеседнику: "Пасиди, ягатка, я пайду листкоф наламаю" (Псковский р-н).

Таким образом, многие реалии окружающей действительности образно осмысливаются, поэтизируются. Это отражается и в особом использовании названий растений.


Плоткин К.М. (ПОПКРО)


Музыкальные инструменты древнего Пскова


В 1987 г. В.И. Кильдюшевский в Богоявленском — IV раскопе на Запсковье обнаружил "окарину", свистковую флейту в виде керамической уточки размерами 6,0 х 3,5 см с пятью отверстиями (два непросверленных), орнаментированную отпечатками штампа и наколками. Датировка — конец ХV — начало ХVI в. Находка была изучена музыковедами А.Г. Семашкиной и А.М. Мехнецовым. Подобные инструменты, появившиеся в конце ХIII в. в Италии, нередко изготовлялись в виде водоплавающих птиц и широко использовались во время весенних календарных праздников. Там же был найден миниатюрный железный варган.

В 1988 г. в Пскове были обнаружены остатки деревянных музыкальных инструментов, фрагменты сопели (флейты) и трех струнных смычковых, которые назывались на Руси гудки или смыки. Известны также их европейские аналоги — гадульки или гудулки, лиры и лирицы (южнослав.), фидулы (латинск.), фидели (нем.).

Псковские находки были сделаны в раскопе Х на ул. Ленина, в северо-восточной части Застенья, неподалеку от стены 1309 г.

Головки трех гудков найдены на двух дворах восьмого яруса, среди остатков построек и настилов, датируемых второй половиной ХIII в. Музыка, исполняемая на этих инструментах, звучала в период правления знаменитого псковского князя Довмонта-Тимофея. Площадь дворов не превышает 200 кв. м, что типично для вечевого Пскова, но принадлежность их владельцев к слою "мужей-псковичей" не вызывает сомнения. В вышележащем восьмом ярусе был найден меч западноевропейской работы (тип классификации R.A. Oacshot).

Один из гудков был изготовлен из сосны, второй, самый большой и нарядно орнаментированный, из груши, — третий — из ели. Грушевый гудок удалось реконструировать. Его длина 510 мм, ширина 113 мм, глубина до 40 мм.

В.И. Поветкину удалось восстановить процесс изготовления гудка. Свежесрубленное бревно груши раскалывали надвое. Топором вытесывалась заготовка. Ложкарным резцом выбиралась полость сосуда. Буравом сверлились три отверстия для шпеньков в головке гудка. Ножом правились наружные формы и отбирался паз для палочки, накрывающей корпус. Полочка с двумя сегментированными вырезами вытесывались из свежей древесины топором, затем выстругивалась ножом. По периметру сосуда и снизу полочки делались ножевые насечки, улучшавшие качество склейки. Две части склеивали рыбьим клеем. Корпус окончательно обрабатывали скребком и выполняли ножом резные украшения и мелкие детали. Инструмент оснащался кобылкой, струнами и настраивался с помощью смычка, именуемого погудальце или лучок. Струны скручивали из нескольких овечьих кишок или сухожилий, их натягивали на деревянные колки. Погудальце (лучок) состояло из изогнутого древка и пучка конских волос, натертых канифолью.

В известном послании 1505 г. игумена Елизаровского монастыря Памфила псковскому князю-наместнику содержится описание обрядов летнего праздника солнцеворота, отмечаемого на Рождество Иоанна Предтечи в Пскове и окрестных селах. Названы сбор трав, непристойные танцы и песни, музыкальное сопровождение ("возбесятся в бубны и в сопели и гудением струнным"), а также отступление от христианских норм сексуального поведения.

Археологические находки подтверждают широкое бытование дохристианской музыки среди горожан.


Позднякова А.С. (СПбГУ)


Свадебный обряд Суховской волости Кировского района

Ленинградской области


Традиционный свадебный обряд в Санкт-Петербургской губ. сохранялся в полной форме вплоть до 40-х гг. текущего столетия, а потому членам экспедиции в Суховской вол. представилась возможность собирать информацию у непосредственных участников свадебной церемонии, что позволило получить ценный этнографический и фольклорный материал.

Свадебное действие начинается со сватовства. К родителям невесты приезжали сваты (мать, отец или близкие родственники). Если сватам не удавалось высватать невесту, то их называли «калитками». В деревнях говорили: «Сколько раз отказ получил, столько калиток и съел». Если сватовство прошло удачно, то стороны назначали тот день, в который родные будут молиться Богу. Собирались для этого обычно через три дня после сватовства. Некоторые информанты называли этот день «хлебинами». После этого события обязательно ходили посмотреть на хозяйство жениха. И лишь тогда назначали день свадьбы.

Свадьбу обычно играли через две недели после хлебин, а до этого приходили к невесте близкие подруги и помогали готовить приданое.

Накануне свадьбы жених собирал «вечеринки», а невеста устраивала «байный день». Баню топили только девки — «дровам натопя, дыму напустя». Банный веник, украшенный цветными тряпочками, с песнями проносился от одного конца деревни до другого. Обряда изготовления «девьей красоты», еловой веточки, украшенной цветными лоскутками, в представленном регионе не существовало.

Зафиксировано другое название для невесты, «порученица», т.к. девушка должна была во время всей церемонии плакать.

На следующий день жених вместе со свадебным поездом приезжал в дом невесты, чтобы потом вместе с нею ехать под венец. Жених, приехав за невестой, по обычаю, должен был выкупать место возле «порученицы». Это действие сопровождалось красочным песенным репертуаром. После этого свадебный поезд отправлялся в церковь. Последовательность свадебного поезда: 1) вершники ехали впереди всего поезда на лошадях; 2) дружки (их было двое); 3) жених; 4) остальные гости.

Свадебный поезд насчитывал до 15 лошадей; лошадей, как правило, запрягали по одной, т.к. дороги в деревнях были узкие.

После обряда венчания, молодых на пороге дома встречает свекровь. Она посыпает их овсом. Затем свекровь подходит к невесте, палкой открывает платок, которым закрыто лицо невесты, и кладет невестке на голову сверток с подарком. Сама невеста ничего не дарила родным жениха.

Начинался свадебный пир и веселье. Каждому из свадебников девушки пели песни. После застолья молодых отводили спать в другую избу, а гостей размещали прямо на полу в той избе, где происходило веселье.

Утром молодых будили частушками. Свадебники били об стену горшки, осколки от которых молодая должна была подметать, за это она получала деньги от гостей. Жениху обязательно подавали на завтрак яичницу и по тому, как он начинал ее есть, судили, честная была девушка или нет. «Ругать не ругали нечестную, но и не миловали». На второй день после свадьбы молодая жена обязательно ходила за водой к колодцу. Мужики и парни не пропускали ее с ведрами домой, выливали воду. Поэтому молодой приходилось снова возвращаться на колодец, чтобы наполнить ведра водой. Обычая откупаться от озорников не существовало.

Вечером того же дня снова топили баню. Молодые должны были мыться в ней вместе.

На Масленицу зять приезжал к теще на блины.


Попова И.С. (СПбК)
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Кафедра этнографии и антропологии iconАбрамзон С. М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи / Авт вступ ст. С. Т. Табышалиев
Монография публикуется по согласованию с Национальной Академией наук кр и Музеем антропологии и этнологии им. Петра Великого ран...
Кафедра этнографии и антропологии iconСибирское отделение российской академии медицинских наук
Целью конференции является обобщение исследований по истории, культуре, этнографии, лингвистике, молекулярной антропологии, генетике,...
Кафедра этнографии и антропологии iconФилософский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма
Редакционная коллегия: д-р филос наук Н. В. Голик; д-р филос наук П. М. Колычев; д-р филос наук Б. В. Марков; д-р филос наук В. Н....
Кафедра этнографии и антропологии iconРабочая программа для студентов специальности 030301 «Психология»
Целью освоения дисциплины является формирование у студентов базовых знаний об антропологии. Задачи освоения дисциплины заключаются...
Кафедра этнографии и антропологии iconПродолжение; №1–816 (начало каталога) – см тетрадь: «Поступление книг на кафедру»)
Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории) М., 1981. (С автографом Ч. Таксами)!!!
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины этносоциология
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социология религии
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социология коммуникации
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconА. А. Чубур Основы антропологии (учебное пособие)
Рецензенты – С. В. Чернышов канд ист наук, доцент кафедры Истории Отечества в 2
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социальное моделирование и программирование
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница