Кафедра этнографии и антропологии




НазваниеКафедра этнографии и антропологии
страница1/8
Дата конвертации15.02.2016
Размер1.39 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://www.ethnos.nw.ru/doc/conferences/Tesis-96-97.rtf
  1   2   3   4   5   6   7   8
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
КАФЕДРА ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ

ПСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ

КВАЛИФИКАЦИИ РАБОТНИКОВ ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД

ФЕДЕРАЛЬНАЯ ЦЕЛЕВАЯ ПРОГРАММА “ИНТЕГРАЦИЯ”

Государственная поддержка интеграции высшего образования и

фундаментальной науки на 1997–2000 годы”

_________________


I и II МЕЖВЕДОМСТВЕННЫЕ НАУЧНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ

АСПИРАНТОВ И СТУДЕНТОВ


ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ

СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ

(ИТОГИ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ 1996 И 1997 гг.

В ЛЕНИНГРАДСКОЙ, ПСКОВСКОЙ И НОВГОРОДСКОЙ

ОБЛАСТЯХ)


Краткое содержание докладов











Издательство Санкт-Петербургского университета

1998

ББК 63.5

П26


Рецензенты:

Кандидат исторических наук, доцент В.А. Козьмин

Кандидат исторических наук, доцент В.Н. Седых


Редакционная коллегия:

А.В. Гадло (ответственный редактор),

И.И. Верняев, А.Г. Новожилов,

В.В. Корзникова


ISBN 5-288-02172-4


Учреждения — участники конференции: исторический и филологический факультеты Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (МАЭ), Фольклорно-этнографический центр Санкт-Петербургской консерватории (ФЭЦ СПбК), Санкт-Петербургская академия культуры (СПбАК), Псковский областной педагогический институт (ППИ), Псковский политехнический институт, филиал Санкт-Петербургского государственного технического университета (ППИ СПбГТУ), Псковский областной институт повышения квалификации работников образования (ПОИПКРО), Псковский вольный университет (ПВУ), Российский этнографический музей (РЭМ), Музей истории религии (МИР).


ISBN 5-288-02172-4 Издательство С.-Петербургского университета, 1998

Предисловие


Предлагаемый вниманию читателей сборник содержит статьи, представляющие краткое изложение основных положений, высказанных авторами, участниками I и II аспирантско-студенческих конференций, посвященных итогам полевых исследований на Северо-Западе Европейской России (Ленинградская, Псковская и Новгородская обл.), которые проводились кафедрой этнографии и антропологии исторического факультета Санкт-Петербургского университета соответственно в 1996 и 1997 гг.

В этих конференциях, кроме аспирантов и студентов кафедры этнографии и антропологии, принимали участие молодые сотрудники Российского этнографического музея, в основном выпускники кафедры, аспиранты и студенты филологического факультета Санкт-Петербургского университета, Санкт-Петербургской Академии культуры, Фольклорно-этнографического центра Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Псковского областного педагогического института, Псковского Вольного университета, сотрудники Псковского областного института повышения квалификации работников образования и других учреждений.

Таким образом, эти конференции собрали вместе и дали возможность познакомиться, обменяться информацией, установить научные связи, углубить свои знания о регионе и расширить научный кругозор, наконец, просто получить практику живого научного общения относительно большому числу молодых исследователей, стремящихся внести свой вклад в изучение истории и культуры Северо-Запада России. Положительный опыт двух первых конференций дал основание кафедре этнографии и антропологии продолжить их проведение и сделать их постоянными, ежегодными. Третья конференция состоится в ноябре 1998 г.

Изучение этнографии Северо-Запада в настоящее время следует рассматривать как одну из наиболее актуальных проблем отечественной этнографической науки. Это сложный по своему этническому составу пограничный регион, где в течение многих столетий шли интенсивные процессы аккультурации и ассимиляции одних этнических образований, консолидации других и общая интеграция в единое региональное историко-культурное сообщество всех населяющих его групп: потомков древних местных прибалтийско-финских и славянских обитателей края, заселивших его в ХVII–ХVIII вв. финно- и русскоязычных старожилов; мигрантов ХIХ–ХХ вв. из различных частей России и Зарубежья. Это регион, где пережитки социокультурной архаики в течение нескольких столетий сталкиваются с социокультурными новациями, источником и распространителем которых является всецело принадлежащий этому региону крупнейший мегаполис России Петербург–Ленинград. Это регион, испытавший на себе особую тяжесть политических катаклизмов, в которые была вовлечена Россия в ХХ в.: революционного экстремизма и вражеского вторжения, вереницы социальных и экономических экспериментов, насильственной ломки веками устоявшихся основ идеологии, быта, морали и этики. Одновременно это один из наименее изученных в этнографическом отношении регионов России, где до сих пор остаются необследованные этнографами-профессионалами значительные по площади территории и неописанные группы населения. До сих пор не разработана общая концепция динамики его этнокультурного развития, не систематизированы этнографические источники, с помощью которых могла бы вестись работа над такой концепцией, отсутствует взаимная корреляция исследовательской деятельности этнографов с учеными, специалистами в области смежных дисциплин: социологами, лингвистами, географами, фольклористами, музыковедами и др., не установлены контакты между смежными по проблематике учебными и научными центрами. Именно решение этой задачи и взяла на себя кафедра этнографии и антропологии Санкт-Петербургского университета, начав проведение межведомственных конференций, посвященных этнографическому изучению Северо-Запада, а этот сборник является одним из методов решения этой задачи.

Интерес к этническим и этнокультурным проблемам изучения Северо-Запада России для этнографов Санкт-Петербургского университета вполне закономерен, и он определился еще в середине 20-х гг., когда в университете было создано самостоятельное этнографическое учебно-научное подразделение — отделение этнографии при географическом факультете. В течение ряда лет преподаватели и студенты отделения под руководством профессора Д.А. Золотарева работали в созданной им Ленинградской этнологической экспедиции, объединившей не только научные силы университета, но также Этнографического отдела Русского музея (теперь Российский Этнографический Музей), Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера), Государственной Академии истории материальной культуры (теперь Институт истории материальной культуры РАН) и Ленинградского Общества изучения местного края и других организаций города. Начав свои исследования в окрестностях Ленинграда, экспедиция затем расширила их, охватив практически весь Северо-Западный регион. Прекращение деятельности экспедиции в начале 30-х гг., как, впрочем, и других исследований, направленных на изучение Северо-Западного региона, нанесло науке невосполнимый урон.

Вновь этнографы университета обратились к проблемам Северо-Запада только в начале 70-х гг., когда в его структуре было восстановлено этнографическое подразделение, ликвидированное в 1952 г. В 1971–1973 гг. группа студентов кафедры этнографии и антропологии, начавшей в 1968 г. свою деятельность в структуре исторического факультета, принимала участие в полевых исследованиях на территории Ленинградской обл., которые были организованы Ленинградским областным обществом охраны памятников истории и культуры. В дальнейшем, в 1980-е – начале 1990-х гг. на территории Северо-Запада и сопредельных регионов работает ряд экспедиций кафедры (в восточных р-нах Ленинградской обл., западных р-нах Вологодской обл., в Карелии, в Калининской обл.), с этого времени изучение антропологии и этнической истории русского населения Северо-Запада, карел, вепсов, ижоры, ингерманландских финнов становится частью ее научной и педагогической деятельности.

С 1995 г. кафедра совместно с Псковским областным институтом повышения квалификации работников образования при содействии научных сотрудников Российского этнографического музея (И.И. Шангина, М.Л. Засецкая, Т.А. Зимина) приступает к планомерному, систематическому изучению Псковской обл. В результате экспедиций, проведенных в 1995–1997 гг., в которых самое деятельное участие принимали студенты и аспиранты, были обследованы некоторые волости Печорского, Порховского, Гдовского и Бежаницкого р-нов, собран значительный по объему полевой материал. Одновременно научным коллективом, созданным кафедрой, была подготовлена монография «Историко-этнографические очерки Псковского края» (ответственный редактор А.В. Гадло). В ходе этих работ и возникла идея проведения аспирантско-студенческих конференций, посвященных подведению итогов полевого изучения Северо-Запада России.

Полевые исследования кафедры, проведенные в 1995–1997 гг. и издание монографии, в основном, финансировались администрацией Псковской обл. и Российским гуманитарным научным фондом. В 1998 г. кафедра совместно с Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН выиграла конкурс грантов Федеральной целевой программы «Интеграция» и перешла к новому этапу исследований на Северо-Западе – изучению динамики этнических и этносоциальных процессов и современной этнокультурной ситуации на территории всего региона, включая Ленинградскую, Псковскую и Новгородскую области.

Настоящий сборник, отражающий итоги работ 1995–1997 гг., подготовлен к изданию в рамках реализации нового проекта и публикуется накануне Третьей конференции, посвященной полевому этнографическому изучению Северо-Запада. Материалы этого сборника различны по тематике, неравнозначны по глубине и основательности проработки источников, по широте охвата поставленных вопросов, но все они, за редким исключением, содержат свежую, только что полученную участниками конференции информацию, которая в целом отражает современные возможности полевого изучения этнических культур региона.

Многообразие тематики представленных текстов заставило редакционную коллегию отказаться от их группировки по тематическим разделам: они помещены в соответствии с алфавитным порядком фамилий авторов; сборник состоит из двух частей: 1) материалы конференции 1996 г., 2) материалы конференции 1997 г.

Редакция сборника провела большую работу по отбору публикаций к изданию и их редактированию, при этом главным критерием отбора было именно наличие в тексте публикации нового материала, который может быть использован как источник в этнографических исследованиях, посвященных истории и культуре населения региона. В большинстве своем – это первые публикации молодых этнографов, филологов, социологов, историков культуры, фольклористов, музыковедов.

Редакторы сборника надеются, что он будет интересен всем, кто изучает этногенетические, этносоциальные и этнокультурные процессы, протекавшие на Северо-Западе России в течение последних столетий и наблюдаемые в современный период, и полагают, что он привлечет к полевым исследованиям в регионе новые силы – учащихся и учителей средних школ, преподавателей и студентов вузов, работников центральных, областных и районных музеев, краеведов.


Доктор исторических наук,

профессор А.В. Гадло


МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 1996 г.

_______________________________________________


Анисимова Е.Н. (СПбГУ)

Жилище Гдовского района Псковской области

(середина ХIХ – начало ХХ вв.)


Для русского крестьянского жилища Гдовского у. Петербургской губ. середины XIX – начала XX вв. характерно разнообразие форм. Преобладают деревянные дома с двухскатной крышей стропильной конструкции, стоящие торцом к улице. Материалом покрытий крыши является солома, дранка, а с конца XIX в. в единичных случаях встречается также черепица. Бытуют дома с двухкамерной и трехкамерной типами планировки. С конца XIX в. здесь также получают широкое распространение пятистенки. Преобладали дома с низким или средней высоты подклетом. Преобладал западнорусский тип планировки. Из типов дворов в сер. XIX – нач. XX вв. были характерны: крытый, полузакрытый и открытый. Из типов связи жилых и хозяйственных построек были характерны следующие:

1-й тип – однорядная связь, крытый двор;

2-й тип – поперечная связь, крытый двор;

3-й тип – двухрядная связь, крытый двор;

4-й тип – трехрядная связь, комбинированный двор;

5-й тип – покоеобразная связь, открытый или полузакрытый

двор

Таким образом, в целом для Гдовского у. сер. XIX – нач. XX вв. хантырактерен западнорусский комплекс русского крестьянского жилища.

В I-й половине XX в. в жилище Гдовского р-на Псковской обл. также преобладает западнорусский комплекс, что подтверждается материалом экспедиции 1996 г. Как и в сер. XIX — нач. XX вв., в I половине XX в. в Гдовском р-не в основном возводят деревянные дома из сосны, ели или осины. Как правило, дома выходят фасадом, реже – боковой стороной на улицу. Крыши в основном двухскатные стропильной конструкции, покрытые сейчас шифером или толем, ранее – щепой. Имеется также информация о домах с полувальмовыми крышами. Кроме того, зафиксирована наиболее архаичная конструкция крыши – на сохах. Из типов планировки преобладают пятистенки и двухкамерные дома на низком подклете. Зафиксирован также трехкамерный дом с дополнительными сенями на среднем подклете. Из типов внутренней планировки наиболее характерным является западнорусский тип: печь стоит у входной двери, чаще – справа, устьем повернута к входу, передний угол находится по диагонали от печи. Но имеется также информация о доме с северно-среднерусской планировкой: печь и передний угол расположены так же, как и в западнорусском типе, но печь повернута устьем к противоположной от входа стене. Из типов связи двора с домом преобладает однорядная связь крытого двора с домом, т.е. изба стоит коньком перпендикулярно улице, а за ней по оси постройки стоит двор. Кроме того, зафиксирована также разновидность покоеобразной связи открытого двора: к трехкамерному дому с дополнительными сенями, стоящему боковой стороной к улице, с обеих сторон сзади примыкают по ряду надворных построек.

Таким образом, можно сказать, что до настоящего времени в Гдовском р-не преобладает западнорусский комплекс. Он характеризуется: наличием дома с низким или средним подклетом, с двухскатной крышей, стоящего перпендикулярно улице; с западнорусской внутренней планировкой жилого помещения; со слабо развитым украшением резьбой, наличием бань повсеместно; а также тремя вариантами типов дворов – для первого специфична трехрядная застройка, для второго – открытый покоеобразный двор, для третьего – крытый двор.


Балакшина С.Р. (ФЭЦ СПбК)


Обрядовые пляски и хороводы Псковской области

(по экспедиционным записям

Фольклорно-этнографического центра)


В результате многолетней экспедиционной и аналитической работы СПб консерватории и Фольклорно-этнографического центра на территории Псковской области была обнаружена и зафиксирована развитая хореографическая традиция, имеющая связи с ранними пластами народной культуры. Система художественных форм, относящихся к разным жанрам фольклора и включающих в себя хореографическое движение, является одной из характерных и представительных для Псковской традиции.

В основе методики комплексного анализа явлений фольклора лежит понятие "фольклорно-этнографический текст", рассматриваемое нами как отношение “текст в контексте”.

Наше внимание привлекают формы хореографии, относящиеся к архаическому пласту культуры. В Псковской традиции выделяются три типа хореографического движения:

пляска; особо важным оказывается специфичность ритмоакцентной стороны движения, шага, пластики

хоровод; ведущий момент — выразительная сторона графики (линии), орнамент движения

шествие; направленное коллективное движение, соотнесенное по характеру с главной содержательной стороной обрядового действия;

Структурно-типологический анализ трех образцов женской обрядовой пляски раскрывает ее содержание, язык и обрядовое назначение.

1. Дожинальный обряд “БАБУ РЕЗАТЬ” - на поле оставляют последнюю пястку, заплетают косу (“бабу”), срезают макушки (“головы”), исполняют пляску-заклинание, готовят поминальную кашу.

2. Свадебная припевка “ОТЛЕТАЛА ЛЕБЕДУШКА” с пляской; обстоятельства исполнения: послевенечная часть свадьбы, застолье, припевание жениха и невесты, пар гостей. Основная функция припевки — соединение пары.

3. Женская пляска “КРУЖОК” на вечерках

Типические черты пляски: круговое движение, приставной обрядовый шаг, акцентно выделенный притоп (втаптывание); для первых двух примеров характерны также акцентированная пластика рук, прискок, динамизирующий акцент, т.е. средства художественной выразительности, выявляющие императивный, магически-заклинательный характер формы. Очевидной является взаимосвязь характера пляски и происходящего обрядового действия. В ряду слово–напев–хореография основную роль играет хореографическое движение.

Типологическое сопоставление характера хореографического движения дает нам основания предполагать обрядовую сущность и пляски “Кружок”, не связанной, на первый взгляд, непосредственно с обрядовым действием.

Об особой ритуально-магической природе рассматриваемых явлений говорит и выделенный особым статусом женский состав участников данных обрядовых комплексов.

Отмеченные характеристики женской пляски получают подтверждение в обширном статистическом материале экспедиционных записей, что вместе с типологической однородностью этих признаков свидетельствует об обрядовой сущности данного типа пляски, о ее архаических основах, связанных с древними пластами народной традиционной культуры.

Орнаментально-хореографическую традицию Псковской области рассмотрим на примере форм, бытующих на территории Гдовского р-на, обладающих ярким разнообразием, развернутостью цикла и представительностью для данной традиции (“Из-за лесику”, “В нас на улице Матюшка”, “Размолоденький миленький дружок”, “Поднималась туча-гром” и др.)

Особенности функционирования орнаментально-хореографических форм — приуроченность к весенне-летнему периоду календарного круга, исполнение на улице, женский состав участников.

Основные типы движения:

1) по кругу — “ходить во кружок” (народн. терминология);

2) “выводить кружки” — “полумесяцем”, “крюкам”, “подковой”, “змейкой”.

Основные характерные элементы орнаментально-хореографических форм:

графика движения (символика орнамента);

характер движения: сочетание (или чередование) спокойного шага с плясовым началом;

пластика рук, подчеркнутая использованием платков;

исполнительский прием: “подгайкивание”, дополняющее ритмическую систему хореографического движения.

Хореография находится в тесных неразрывных связях, взаимоотношениях с остальными средствами выразительности, структурно-композиционными закономерностями и оказывает значительное влияние на формирование их особенностей. Хореографическое движение как одно из организующих начал одновременно является носителем смыслового содержания: семантика хореографии является одним из “кодов” системы жанра хороводных песен.

Хоровод в системе фольклорно-этнографического текста выступает как особый вид организации ритуального времени и пространства.

Формы мужской ритуальной пляски-шествия в Псковской обл. связаны с так называемым “ломанием”.

Ломаниеприуготовление к “бою”, вызов на “бой” — драку, которая изначально носит ритуально-магический характер — мужская сольная, парная или групповая пляска, исполняемая преимущественно во время шествия-”проходки” по улице (“партия на партию”).

Элементы художественной формы:

— пляска: скачки, “махи рук”, вращения, императивные действия, утверждающие намерение — удары о землю (“тросткой” — палкой, кулаками, ногой и др.), втаптывание — ”вколачивание”;

— особо важна и музыкально-поэтическая форма — ведущая роль инструментального наигрыша, причем специального — “Горбатого”, “на задор” и частушки — припевки вызывающего характера

Шествие-пляска, “Ломание”, моментом завершения которого следует реальное столкновение — (бой, драка), само является элементом традиции и занимает свое место в системе коллективного сознания и жизни общины.

По нашим наблюдениям, хореографические формы, зафиксированные на территории Псковской области, имеют ярко выраженные типологические черты и в силу своей включенности в обрядово-праздничную жизнь, характеристичности художественно-языковых средств и непосредственных связей художественной формы с системой представлений восходят к архаическим пластам народной традиционной культуры.


Васильева Т.Н. (ППИ)

  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Кафедра этнографии и антропологии iconАбрамзон С. М. Киргизы и их этногенетические и историко-культурные связи / Авт вступ ст. С. Т. Табышалиев
Монография публикуется по согласованию с Национальной Академией наук кр и Музеем антропологии и этнологии им. Петра Великого ран...
Кафедра этнографии и антропологии iconСибирское отделение российской академии медицинских наук
Целью конференции является обобщение исследований по истории, культуре, этнографии, лингвистике, молекулярной антропологии, генетике,...
Кафедра этнографии и антропологии iconФилософский факультет Кафедра культурологии Кафедра философской антропологии Центр «софик» парадигма
Редакционная коллегия: д-р филос наук Н. В. Голик; д-р филос наук П. М. Колычев; д-р филос наук Б. В. Марков; д-р филос наук В. Н....
Кафедра этнографии и антропологии iconРабочая программа для студентов специальности 030301 «Психология»
Целью освоения дисциплины является формирование у студентов базовых знаний об антропологии. Задачи освоения дисциплины заключаются...
Кафедра этнографии и антропологии iconПродолжение; №1–816 (начало каталога) – см тетрадь: «Поступление книг на кафедру»)
Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии (очерки теории и истории) М., 1981. (С автографом Ч. Таксами)!!!
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины этносоциология
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социология коммуникации
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социология религии
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Кафедра этнографии и антропологии iconА. А. Чубур Основы антропологии (учебное пособие)
Рецензенты – С. В. Чернышов канд ист наук, доцент кафедры Истории Отечества в 2
Кафедра этнографии и антропологии iconПримерная программа дисциплины социальное моделирование и программирование
Советом по социологии и социальной антропологии умо по классическому университетскому образованию
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница