Кузбасса Кемерово «скиф»




НазваниеКузбасса Кемерово «скиф»
страница2/22
Арзютов Д В
Дата конвертации12.02.2016
Размер4.15 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://belovokraeved.narod.ru/is_ky.doc
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
§ 2. Эпоха бронзы. Первые

металлурги, земледельцы и

скотоводы на Земле Кузнецкой

Следующий этап в древней истории Кузнецкого края связан с освоением человеком металла и его внедрением в сферу производства. Этот период на территории Западной Сибири ознаменован появлением такой формы хозяйственной деятельности, как скотоводство. Что касается земледелия, то археологи располагают только косвенными данными. Поэтому можно пока лишь предполагать существование земледелия у народов эпохи раннего металла Земли кузнецкой. Переход к освоению нового материала для изготовления орудий, как и новых форм хозяйственной деятельности, был сложным и неоднозначным. Наш край имеет разные ландшафты — тайгу, горно-таежные долины, лесостепь,

19

высокогорную лесотундру. Не все они благоприятны для земледелия и скотоводства. Вместе с тем некоторые из них стимулировали сохранение привычных для жизни людей охоты, рыболовства и собирательства. Неслучайно первые свидетельства скотоводства и земледелия были обнаружены в памятниках лесостепи (Кузнецкая котловина и северные предгорья Кузнецкого Алатау).

В переходное время от эпохи камня к бронзовому веку (энеолиту). В конце IV — начале III тысячелетия до нашей эры на территории южных районов Сибири появились племена, которые знали и использовали медь. Это были первые скотоводы на сибирской земле. Но в этот исторический период в пределах Кузнецко-Салаирской ландшафтной области особо заметных изменений не произошло. По-прежнему основным материалом для изготовления орудий труда и предметов быта оставались камень и кость. Не изменилась и техника их производства. Но заметно уменьшилось количество орудий, которые делали на ножевидной пластине. Наконец, на принадлежность к переходному времени указывает хронология памятников (средина III тысячелетия до н. э.), когда на сопредельных территориях — в горах Алтая и степях современной Хакасии — обитали племена, использовавшие медь.

Большую часть Кузнецко-Салаирской ландшафтной области занимали племена, составлявшие единое целое с племенами лесостепных районов Алтая. Это был один древний народ, освоивший обширные пространства от Алтайских гор до Кузнецкого Алатау. В настоящее время на территории Кузнецкого края исследован самый крупный поселок этого народа. Он был расположен на берегу озера Танай, которое прижалось к Салаирскому кряжу. Вдоль берега было построено 38 жилищ, которые имели круглую, коническую форму. Видимо, делали их из жердей, сверху покрывая корой и шкурами животных. Освещалось и отапливалось такое жилище очагом, расположенным почти в центре. В некоторых жилищах вокруг очага были сделаны земляные нары. Дальше от воды находилось шесть хозяйственных построек. В них хранили пищевые запасы, каменное и костяное сырье для изготовления орудий и бытовых вещей, шкуры, рыболовные снасти, деревянные

20

предметы (весла, лыжи и др.). Недалеко от этого поселка, через ложок, находилось еще восемь жилищ, которые расположены в один ряд. Возможно, они образовывали другой поселок этого же народа, в котором поживало не более 40—50 человек.

Поселки на берегу озера создали охотники и рыболовы. В тайге они добывали медведя, лося, марала, а в лесостепи — косулю. Косуля была главным объектом охоты, из водоплавающих животных преимущественно добывали бобра. Нередко добычей охотников становились волк, лисица, сурок и другие более мелкие животные. Часто человек охотился на водоплавающую, болотную (утка, гусь, цапля, баклан и др.) и боровую (глухарь, тетерев, рябчик) птицу. Здесь же на территории поселка шкуры диких животных обрабатывали скребками, затем разминали и сушили. Из подготовленных шкур шили верхнюю одежду, подстилки на нары, пологи на вход в жилище, а также сумки, пояса и другие изделия. Эту картину позволяют восстановить находки, сделанные при раскопках. Среди находок по количеству первое место занимают каменные скребки. Охотничьего оружия меньше, что вполне естественно. Особенно мало наконечников стрел. Кроме лука со стрелами охотник был вооружен дротиками и копьем, кинжалом и ножом. Вполне вероятно, что он брал с собой топор. Об охоте на птиц свидетельствуют найденные в жилищах их трубчатые кости, из которых сделаны игольники.

Значительное место в жизни людей этих поселков занимала рыбная ловля. Очень много ловили карася. Этот вид рыб в озере Танай является основным до сих пор. Скорее всего, его добывали сетями. Но иногда использовали удочки. На поселении археологи нашли вырезанный из кости рыболовный крючок, а также стерженьки составных крючков. Среди рыболовных снастей очень много острог, которые практически не отличаются от аналогичных неолитических изделий. Острогами лучили более крупную рыбу, например, щуку. Пойманную рыбу тут же употребляли в пищу или подготавливали к длительному хранению. Возможно, в хозяйстве использовали рыбьи шкуры и чешую. Многие так называемые хозяйственные ямы в жилищах были сплошь забиты рыбьей че-

21

шуей. Специалисты установили, что рыба была довольно крупной: карась до 45 сантиметров, а щука более 1 метра.

История материальной культуры была бы неполной, если остановиться только на охотничьем и рыболовном инвентаре. Мир вещей энеолитического человека был разнообразным, но очень практичным. Он сохранял традицию неолита. Человеку требовались инструменты для работы по дереву, и на поселениях мы видим большое количество каменных шлифованных топоров, тесел, долот. Для более тонких работ требовались ножи. На поселении найдены различные по форме и по назначению ножи. Одни были необходимы для разделки туши животного, другие — для обработки и разделки рыбы, третьи — для работы по дереву и т. д. Для переработки продуктов собирательства использовали терки в виде плит песчаника, песты, в качестве которых применяли речные гальки с плоской поверхностью на одном конце.

Наряду с каменными предметами было много изделий из кости и рога. Это различные острия, проколки, подвески, которые служили украшениями. Иногда просто брали обломок кости и им обрабатывали кожу, поверхность сосуда (лощение) или разминали растительные волокна (например крапивы). И таких костей со следами их использования очень много. Среди костяных предметов энеолитического времени Кузнецкого края представляют интерес роговой молоток и изделия в виде двузубой вилки. Такие «вилки» пока нигде больше не известны. Специалисты считают, что ими теребили растительные волокна перед тем как скручивать нить (первая ткань была из нитей растительного происхождения).

Здесь же на территории поселков изготавливали посуду. В тщательно перемешанную глину добавляли песок. Затем вновь перемешивали, добиваясь однородной массы. Из нее делали ленты, соединяя их, формировали сосуд. После этого всю поверхность заглаживали. На внешней поверхности специальным инструментом (орнаментиром) наносили орнамент. Затем сосуд обжигали. Это делали в костре. Все сосуды остродонные, объемом от 0,2 до 10 и более литров. Удивителен орнамент на этих сосудах. Он нанесен зубчатым орнаментиром (гребенчатый штамп), который

22

перемещали, как бы шагая. Пояса оттисков расположены горизонтально, диагонально, вертикально, в виде зигзага. Иногда было сочетание всех этих видов. В некоторых случаях на поверхность сосуда острым предметом наносили сетку. Трудно определить, какое смысловое содержание имел такой орнамент. Ближе к дешифровке предметы искусства энеолитического времени. Пока они найдены в Зауралье и в памятниках нашей области. Это миниатюрное, но вместе с тем реалистичное изображение головки птицы на конце острого костяного стержня, который тонким резцом украшен заштрихованными треугольниками (напоминают конические жилища) и чешуйчатым орнаментом. Навершие другого стержня представлено скульптурным изображением головы человека. В коллекции известны изображения головы медведя и лося. Интересно, что лось изображен очень условно. То, что мастер вырезал голову, неслучайно. В представлениях многих народов — охотников и рыболовов — голова являлась вместилищем души. Несомненно, в мировоззрении народа нашли воплощение образы, которые делали возможным его существование.

На севере, в предгорьях Кузнецкого Алатау и Мариинской лесостепи, обитали другие племена, с иной материальной культурой. Есть основания считать, что они были связаны единством с многочисленными группами населения, освоившего значительные пространства тайги и частично лесостепи между реками Обь и Иртыш, Обь и Енисей. Это население вело относительно подвижный образ жизни. Археологи пока мало знают о нем. Известно, что их отличает своеобразная орнаментация посуды. Ее украшали чередующимися поясами оттисков короткого гребенчатого штампа с рядами крупных ямок.

Вторая половина III — начало II тысячелетия до н. э. являлись периодом ранней бронзы. Древние общества Сибири в освоении раннего металла сделали заметный шаг вперед. Они перешли к производству орудий из бронзы, изготовлению их литейным способом в специальных формах. К сожалению, этот исторический период на большей территории Сибири, в том числе и в Кузнецком крае,

23

до сих пор остается слабо изученным. Раскопки, проведенные археологами в Горной Шории на реке Мрассу, у поселка Мун-дыбаш, на реке Томи в окрестностях г. Новокузнецка, на севере Кузбасса и в Кузнецкой котловине, позволяют утверждать, что практически вся ландшафтная область была освоена в этот период. Вероятно, здесь обитали представители двух народов, которые активно, но мирно контактировали в центральных районах области (Кузнецкая котловина). Один из них занимал преимущественно Горную Шорию, а другой — большую часть территории от северных предгорий Кузнецкого Алатау до котловины. Историю этих племен можно восстановить только по материалам стоянок. А они имели временный или сезонный характер, что свидетельствует о подвижном образе жизни людей.

Первую, назовем условно, горношорскую группу населения характеризуют высокие сосуды баночной формы с непропорционально маленьким плоским дном. Венчик таких сосудов имеет волнообразный край, так как на нем пальцами сделаны ритмичные защипы. Интересен орнамент. Его наносили ногтем. Такие оттиски образуют горизонтальные, диагональные или вертикальные ряды. Иногда они чередуются с волнообразными линиями. Дно таких сосудов также орнаментировано.

Вторую группу населения отличает своеобразная посуда. Она более толстая и, на первый взгляд, грубая, чем посуда горношор-ского населения. Вся поверхность ее (внутри и снаружи) как бы рябая. Это получилось в результате того, что после формовки сосуда его выколачивали рубчатой колотушкой, особенно уплотняя места слепки лент. Такой орнамент археологи называют «псевдотекстильным». Именно с этим населением связаны первые сведения о плавке металла, несомненно, бронзы. На одном из поселений в окрестностях г. Новокузнецка вместе с сосудами была найдена керамическая льячка. Интересно то, что при ее изготовлении также была использована рубчатая колотушка.

Происхождение горношорской группы населения установить пока не удается. Можно предполагать, что она была немногочисленная и локализовалась в горно-таежных районах. Керамика

24

второй группы населения имела более широкое распространение, вплоть до Иртыша на западе. Возможно, она имела отношение к объединению племен, занимавших обширные пространства как в лесостепи, так и в южных районах тайги. Достоверно можно говорить о том, что эта группа составляла единство с населением лесостепи Верхней Оби.

Первую половину II тысячелетия до н. э. составлял период развитой (средней) бронзы. Большую часть Кузнецкого края, преимущественно его лесостепи, занимали племена нового населения. В его формировании приняли участие группы европеоидного населения Передней Азии. Но основу составляли народы предшествующего времени, обитавшие в лесостепи Верхней Оби и на сопредельных территориях. Хорошо известно, что новое население заняло не только Кузнецкую котловину, но и прибрежные районы Оби вплоть до впадения в нее реки Томи.

Это были скотоводы, охотники, рыболовы и собиратели. Они разводили лошадей и крупный рогатый скот. Но этот вид хозяйственной деятельности не удовлетворял потребности общества в мясной пище. Поэтому рацион питания пополняли добытая дичь, рыба и продукты собирательства. Некоторые специалисты предполагают, что этот народ знал земледелие. Более определенно можно говорить о том, что они были прекрасными металлургами и литейщиками. Практически на всех поселениях, а в пределах Кузнецкой котловины это кратковременные стоянки, найдены обломки литейных форм, которые делали как из глины, так и из камня. Только на поселении Самусь IV, которое расположено в низовьях реки Томи, их найдено более 400. К этому следует добавить несколько десятков тиглей, льячек и других предметов бронзолитейного производства. В сложносоставных литейных формах отливали преимущественно своеобразный тип кельтов. Все они обязательно имеют рельефный орнамент в виде заштрихованных треугольников или цепочки ромбов. Декор придавал кельтам особый вид. Близкие им бронзовые кельты найдены в устье реки Тарсьмы, у поселка Мундыбаш на реке Кондоме. Меньше мастера отливали наконечников копий. Это были оригинальные изделия.

25

Наконечник имел длинную втулку, широкое, тонкое перо в виде листа. Но была еще одна деталь. У основания пера были сделаны три зубца. Не случайно такие наконечники археологи назвали вильчатыми. Один аналогичный наконечник копья найден на реке Ине в Ленинск-Кузнецком районе. В производстве этих мастеров были также ножи-кинжалы.

Возникновение поселка литейщиков было возможно тогда, когда рост потребности в металлических предметах и развитие технологии металлургического производства привели к ремесленной специализации. В условиях первобытного общества она нашла отражение в металлургии и металлообработке. Это был сложный цикл от добычи руды и ее переработки к плавке металла — изготовлению литейных форм и отливке изделий с последующей их обработкой. Медь поступала из районов Рудного Алтая и Горной Шории, а источниками олова были реки Кия, Яя, Урюп, Золотой Китат.

Этот народ славился не только литейщиками, но и гончарами. Конечно, посуду изготавливали только для собственных нужд. Но она отличалась точными пропорциями и разнообразием форм. Среди посуды наиболее распространенными были баночные формы и горшки. Удивительный орнамент на этих сосудах. Кроме простых композиций из прямых или волнистых линий, известен декор в виде взаимопроникающих геометрических фигур и антропоморфных изображений. Так, на сосуде из стоянки у поселка Школьный несколько безголовых фигур украшают его венчик. Все сосуды имеют плоское дно, и оно обязательно орнаментировано. Декор на дне сосудов, вероятно, связан с представлениями о космосе и таких небесных светилах, как солнце и луна. Все это сохраняло верования предшествующего времени, свойственные охотникам и рыболовам. О том же свидетельствуют каменная фигурка медведя и на Томских писаницах — вышлифованные изображения лосей. Наряду с ними утверждаются новые, в частности, культ предка — культ героя-человека. Не случайно в памятниках находят скульптурные изображения человека. Видимо, к этому культу имели отношение личины на петроглифах реки Томи,

26

прочерченные антропоморфные изображения, лодки и фигура оленя-солнца с сияющей головой.

Изучая историю племен развитой бронзы, нельзя не обратить внимание на тот факт, что наряду с великолепными образцами предметов бронзолитейного производства по-прежнему сохранялись предметы, изготовленные из камня, кости и рога. Это наконечники стрел, топоры, тесла, скребки и др. Являлись ли отлитые из бронзы наконечники копий, кельты и ножи-кинжалы атрибутами военного дела? Дело в том, что предметы такого типа получили широкое распространение от Балканского полуострова до Забайкалья. Такой спрос на одинаковые предметы мог быть продиктован возросшей военной угрозой. Особенно грозным оружием были копья. Надо отметить, что с этого хронологического рубежа первобытные общества вступили на военный путь развития.

Северные предгорья Кузнецкого Алатау и Мариинская лесостепь были мало освоены в это время. Сюда эпизодически проникали группы населения из районов Среднего Енисея. Это был народ, создавший удивительную культуру. Достаточно напомнить о каменных изваяниях, о гравировках на каменных плитах и мегалитических сооружениях. На стоянке, расположенной на берегу реки Дудет около села Тамбар, они оставили «след» только в виде фрагментов керамической посуды, украшенной оттисками крупной лопаточки. Среди фрагментов уникальной находкой были обломки ритуального светильника, орнаментированного арочным узором. Возможно, с этим населением связан комплекс плоскодонной посуды на реке Кие, около села Чумай. В целом рассматриваемые районы, видимо, были «нейтральной» территорией, на которой происходил обмен, устанавливались определенные отношения между разными народами, в частности, литейщиками. Иногда на эту территорию проникали родовые общины из северных районов западносибирской тайги.

В середине II тысячелетия до н. э. обширные просторы степи и лесостепи от Южного Урала до Среднего Енисея заняли пастухи-скотоводы андроновской культуры. Андроновцы уничтожили

27

достаточно развитые культуры на этом пространстве. Специалисты считают, что этот народ относился к индо-иранской языковой группе. Андроновские памятники достаточно хорошо изучены археологами, в том числе и на территории Кузнецкого края. Причем андроновцы заняли все благоприятные для их хозяйственной деятельности районы. Доказано, что на востоке они вели достаточно подвижный образ жизни, перемещаясь на кибитках, которые могли служить им и жилищем. Но в некоторых случаях, скорее всего зимой, андроновское население возводило временные деревянные сооружения, в которых содержали также скот.

Основным занятием андроновских племен было разведение крупного рогатого скота. Хотя в стаде были также овцы, но в небольшом количестве. О других занятиях судить очень трудно. Вряд ли надо исключать охоту и рыболовство, но они занимали незначительное место в экономике древнего населения. Поселения не дают достаточной информации обо всех сферах жизнедеятельности, как и погребальные памятники.

Больше у нас знаний о погребальном обряде андроновских пастухов-скотоводов. Археологи провели их раскопки как на севере Кемеровской области (могильники Михайловка, Б-Пичугино), так и в Кузнецкой котловине (Урский, Юрман, Танай-1 и 12, Васьково). Прежде чем приступить к захоронению умершего, сооружали круглую или прямоугольную ограду из вертикально поставленных каменных плит. Если поблизости камня не было, то каким-то другим способом обозначали площадь для захоронения (борозда, ров, ямки и т.д.). Таким образом человек отделял мир живых от мира мертвых. В центре этого пространства выкапывали глубокую яму прямоугольной формы, на дне которой делали сооружение в виде сруба из хвойных пород деревьев. В процессе погребения умершего укладывали в скорченном положении на левом боку, головой на юг или юго-запад. Здесь же около головы ему ставили пищу в керамических сосудах и клали куски мяса жертвенного животного — барана или коровы. Орудия труда и оружие ритуалом запрещалось класть в могилу. Интересно, что допускалась другая форма обряда погребения. В этом случае умер-

28

шего сжигали (кремация) на костре в специальном месте, а затем пепел хоронили в могиле. Все остальное было, как и при обряде ингумации. После погребения деревянное сооружение закрывали плахами, покрывали сверху берестой, ставили столб так, чтобы его можно было видеть на поверхности, и яму засыпали. Затем сооружали курган. Мы привели подробное изложение обряда погребения андроновцев Кузнецкой котловины потому, что он удивительно совпадает с обрядом, описанным в древнеиндийских и древнеиранских письменных трактатах «Авеста» и «Ригведа». А обряд кремации следует заветам древнейшей мировой религии — зороастризму.

Эти совпадения не случайные. Они свидетельствуют о том, что это население мигрировало в районы Сибири. Возможно, из северных просторов Южной Азии, а возможно, истоки их были связаны с Передней Азией. Достоверно установлено, что это были европеоиды.

О материальной культуре андроновцев судить очень трудно. Основу коллекций археологов составляют керамические сосуды, которые разделяют на бытовые и ритуальные. Бытовая посуда обычно баночной формы с простым орнаментом, выполненным гребенчатым или гладким штампом. Такими приемами наносили чаще всего горизонтальный или вертикальный узор, напоминающий елочку. Посуда из погребений имеет более нарядный вид, особенно та, которую ставили в могилы мужчин. Это высокие или средних размеров горшки, украшенные геометрическим и ковровым (меандровым) узором. Причем на каждой части сосуда присущий только ей орнамент. Поражает точность геометрических фигур и ювелирное совпадение композиции. Из других предметов известны в основном украшения: бронзовые бусы, браслеты, кольца. Очень редко в могилу мужчине клали кинжал, подчеркивая его необычное социальное положение.

Время существования андроновцев связано с разложением первобытнообщинных отношений. Сложной была у них социальная организация. Чтобы занять огромную территорию и уничтожить достаточно развитые объединения, нужно было обладать мощной

29

организацией. В обществе андроновцев заметно усилилось социальное неравенство. Особое значение стали иметь главы большой семьи, старейшины родовых общин и вожди племен. Эти посты находились в руках мужчин.

Андроновцы оставили заметный след в древней истории Сибири. Во-первых, они изменили ход историко-культурного развития. Во-вторых, вызвали изменения у народов таежной зоны. Это нашло отражение в сохранении и продолжении андроновской традиции, прежде всего в культуре. Частично андроновцы влились в состав новых народов, которые вышли на историческую арену огромной страны, название которой Сибирь. Эти процессы не обошли стороной и территорию Кузнецкого края.

В период поздней бронзы (в XII—X веках до н. э.) на территории Кузнецкой котловины андроновцев сменило новое население, которое сформировалось при их участии. Это были скотоводы и охотники. Не случайно их поселения располагались в местах, богатых дичью, но в то же время рядом с землями, которые можно использовать для выпаса скота. Есть основания полагать, что они также занимались земледелием и рыболовством. Такое многоотраслевое хозяйство, сочетавшее в равных долях присваивающие и производящие формы, было возможно только при оседлом образе жизни. Один из таких поселков Танай-4 был полностью исследован археологами на территории Кузнецкой котловины.

Что представлял собой поселок эпохи поздней бронзы? Девять домов были построены в один ряд. Причем располагались они близко друг к другу, как бы образуя почти сплошную стену. Внутри, между домами и берегом озера, была обширная площадь, на которой в теплое время года проходила основная жизнь жителей поселка. Здесь иногда содержали скот, обрабатывали шкуры, сушили сети и чистили рыбу. Здесь же месили глину и делали посуду, а затем ее обжигали, дробили руду и плавили бронзу. Под навесами сохли пучки лекарственных трав. На площади, но особенно в жилищах, соблюдали чистоту. Пол в них регулярно чистили, а мусор и отходы выбрасывали под берег или уносили за рядом расположенный лог. На площади были поставлены два

30

небольших производственных сооружения, в которых отливали бронзовые предметы. На месте этих сооружений остались разбитые тигли, льячки, обломки литейных форм и другие предметы бронзолитейного производства.

В зимнее время и ненастные дни жизнь поселка перемещалась в жилища. В них же содержали скот. Среди домов большими размерами выделялось одно сооружение. Это было место, где проходили обряды и религиозные церемонии, характерные для первобытности. В других домах жили люди. Все дома наземные, прямоугольной формы, с узким коридорообразным входом. Стены сложены из бревен, из них же сделана крыша в виде усеченной пирамиды, которую покрывали дерном. Дом был большим — площадь его достигала свыше 100 квадратных метров. Внутри между столбов, поддерживающих кровлю, были очаги в виде обычных костров, а вдоль стен располагались хозяйственные ямы, стояли керамические сосуды. Люди занимали вторую половину жилища, на первой находились домашние животные (коровы, овцы, лошади). В таком поселке проживало около восьмидесяти человек.

Рядом с поселком находилось место, где хоронили умерших сородичей. Первоначально обычно делали прямоугольную каменную ограду из вертикально вкопанных плит. В центре выкапывали неглубокую яму, в которую укладывали умершего в скорченном положении на левом боку и ставили ему керамические сосуды — от одного до трех. Хоронили в одежде с украшениями, которые носил человек при жизни. Могилы детей делали рядом или на отдельном кладбище.

Особую страницу в истории этого народа занимает его материальная культура. Немного предметов сохранилось до настоящего времени. К тому же существовал запрет помещать орудия труда и оружие с умершим человеком. Но известно, что значительную часть их они делали из бронзы, используя для сплава не только олово, но и сурьму или мышьяк. Из бронзы отливали ножи с широким лезвием, топоры-кельты, долота и другие необходимые в жизни предметы. Больше нам известно украшений из металла. Обычно они принадлежали женщинам.

31

Уши украшали крупными кольцами, а на руки надевали кольца и браслеты. Но самыми красивыми были нагрудники, состоявшие из нескольких низок бронзовых бус, иногда они чередовались с каменными и керамическими бусами. Кроме украшений, известны находки игрушек, которые были положены в могилы детей. Их роль выполняли шлифованные астрагалы, резцы и подъязычная кость коровы.

Народ этого исторического периода изготавливал очень хорошего качества посуду. Она была плоскодонная и имела форму банки или горшка. Но особый смысл был заключен в орнаменте, который наносили на поверхность сосудов. Орнамент на баночных сосудах отличается от орнамента на горшках. На первых он представлен однообразными поясами сетки или оттисков гребенки, чередующихся с рядами ямок, на вторых — это сложная геометрическая композиция.

На заключительном этапе (X—VII века до н. э.) эпохи поздней бронзы на всей территории современной Кемеровской области появляется культура, создателями которой были новые племена. Этот народ занимал обширные пространства от Среднего Прииртышья до Кузнецкого Алатау. Основные археологические памятники: городище на реке Люскус, поселение Усть-Каменка, могильники Журавлево-4, Пьяново, Титово.

Новое население строило поселения по берегам рек с обширной пойменной долиной, богатой сочным травостоем и плодородными почвами, на высоких и крутых местах сооружали укрепления (городища) от военных набегов. Это были земледельцы и скотоводы. Археологи условно их называют ирменцами. С их историей связан рост численности населения и значительный темп развития, какого не было в предшествующее время. Занятие земледелием диктовало людям оседлый образ жизни. Поэтому они создавали поселки, состоявшие из нескольких домов (от 4 до 15). Дома строили большие по площади — от 100 до 250 квадратных метров, так как в зимнее время скот находился в жилище вместе с людьми. Соответственно необходимо было заготавливать корм животным на длительный период. На корм шла солома с посевов после уборки урожая, а ир-

32

менцы возделывали пшеницу и ячмень. Но приходилось также заготавливать сено. Весной, когда появлялась первая трава, скот выгоняли на пастбища. Причем иногда его отгоняли достаточно далеко от поселка. Поэтому приходилось обустраивать временную стоянку. В стаде преобладал крупный рогатый скот и лошади, намного меньше было овец и коз.

Подготовка земли под посев, пастьба скота, вероятно, уборка урожая — все это составляло занятие мужчины. Хотя он также находил время для охоты и рыбной ловли. Женщины занимались переработкой продуктов земледелия, в частности, на каменных зернотерках или ручных мельницах из зерна получали муку. Они готовили пищу, обрабатывали шерсть, пряли и ткали, шили одежду, изготавливали керамическую посуду. Главенство мужчины как в хозяйственной, так и общественной жизни было бесспорным. Если в предшествующие периоды все взрослое население принимало участие в народном собрании, то с этого времени оно, вероятно, состояло только из мужчин. Из их среды избирали старейшин родовых общин и вождей племен, а также военных предводителей. Война становится одним из жизненно важных явлений в ирмен-ском обществе. Военные столкновения происходили как внутри собственно ирменского общества, так и за пределами территории его обитания. Но нередко они устанавливали мирные отношения со своими соседями, особенно на востоке, через которых шла поставка металлургического сырья для производства бронзовых изделий.

Можно предположить, что еще в эпоху развитой бронзы произошло формирование профессиональных групп металлургов-литейщиков. Высокая потребность в металлических изделиях — украшениях, орудиях труда, оружии, утвари — в поздней бронзе привела к дальнейшему развитию специализированного ремесленного производства. Выделяются центры металлообработки. Часть изделий, видимо, шла на обмен. Не случайно отдельные металлические предметы ирменцев обнаружены в степях Казахстана. Очевидно, что отношения между племенами этих двух народов были достаточно стабильные. В среду обитания ир-

33

менского населения также попадали вещи в результате обмена. Известны находки своеобразных кинжалов, которые могли попасть на территорию Кузнецкой котловины только из Поволжья. Но самая удивительная находка — это кинжал с поселения Люс-кус, который был изготовлен племенами, обитавшими в районах реки Дунай (точнее, территория Венгрии). Но более активные обменные отношения были с населением эпохи поздней бронзы Среднего Енисея. На территории Кузбасса найдено большое количество ножей среднеенисейского населения. Интересно то, что в результате этих отношений у ирменцев возникла потребность подражать своим восточным соседям. Они стали делать некоторые украшения, копируя образцы, которые были типичными для населения районов Среднего Енисея.

Материальная и духовная культура — это особая и яркая страница в истории населения эпохи поздней бронзы Кузнецко-Сала-ирской области. Великолепные мастера-литейщики изготавливали разнообразные предметы из бронзы: орудия труда, оружие, украшения и т.д. Из кости и рога делали гребни для обработки шерсти, предметы конской упряжи, орудия для выделки кожи. Ткань ирменцы производили из шерстяных нитей, используя примитивный станок. Ирменцы были великолепными гончарами. Ручным способом они лепили горшки с круглым и плоским дном, большие корчаги для хранения сыпучих и жидких продуктов, миски. Но особый колорит керамической посуде придавал орнамент. Ее украшали заштрихованные треугольники, комбинации которых создавали сложный узор. Их дополняли пояса сетки, ленты зигзагов и другие мотивы. Орнамент гончары наносили острым предметом перед обжигом сосуда.

О духовной культуре свидетельствуют материалы погребений. Ирменцы не копали могилу, а хоронили умершего соплеменника на поверхности земли. Предварительно место для погребений они ограничивали рвом или оградой и вместо могилы делали прямоугольное сооружение из дерна или дерева. Умершего в него укладывали в скорченном положении на правом боку, головой обязательно на юг или юго-запад. Мужчинам в могилу обычно клали

34

нож, женщинам ставили сосуд, но с ними еще были украшения (бусы, кольца, перстни, браслеты). Мужчинам-воинам ставили камень-обелиск. После похорон здесь же совершали поминальную тризну. Какое-то время сородичи приходили на место захоронения, совершая обряды и приношения душам умерших. Затем из дерна сооружали курган. В представлениях ирменцев лесостепь была миром живых, а тайга — нижним миром.

Северо-восточные районы Кузбасса были зоной контакта ирменцев с соседними племенами. Не случайно сюда проникали группы населения из лесостепи Красноярского края. На берегу Дудетского водохранилища, около села Тамбар, у них был крупный поселок. Здесь они жили в больших наземных жилищах, плавили металл и отливали бронзовые предметы, разводили крупный рогатый скот, часто занимались охотой, преимущественно добывая косулю. Скорее всего, в нем осуществлялся обмен между разными народами. Кроме ирменцев, в поселок приходили люди из северных таежных районов обменивать продукты тайги и пушнину на металл.

С эпохой поздней бронзы заканчивается одна из увлекательных страниц древней истории. На смену ей приходит новая эпоха, связанная с появлением и широким распространением железа.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Кузбасса Кемерово «скиф» iconЕжелгі сақтар (скиф) мен байырғы түрік этномәдениетінің сабақтастығы (мәселенің қойылуы)
Сақтар (скиф) туралы соңғы екі жүз жыл бойы әлем ғалымдары қалам тербеп келеді. Зерттеушілер осы аралықта екі түрлі пікір қалыптастырды....
Кузбасса Кемерово «скиф» iconСборник материалов Всероссийской конференции с элементами научной школы для молодежи в области рационального природопользования (17-21 ноября 2009г.) Кемерово 2009
А26 Агроэкологические проблемы техногенного региона : сборник Всероссийской конференции с элементами научной школы для молодежи в...
Кузбасса Кемерово «скиф» iconВодоросли спланированных отвалов кузбасса
Д 003. 058. 01 при Центральном сибирском ботаническом саде со ран по адресу: ул. Золотодолинская, 101
Кузбасса Кемерово «скиф» iconОсновы современной пищевой биотехнологии учебное пособие
Кемеровский технологический институт пищевой промышленности. – Кемерово, 2004. – 100 с
Кузбасса Кемерово «скиф» iconЕ. И. Першина товароведение и экспертиза однородных групп товаров
Товароведение и экспертиза рыбы и рыбных товаров. Конспект лекций/ Е. И. Першина. Кемеровский технологический институт пищевой промышленности....
Кузбасса Кемерово «скиф» iconПредставление инновационного педагогического опыта Ватрушкиной Валентины Андреевны, победителя областного конкурса «Педагогические таланты Кузбасса»
Г. Новокузнецк, ул. Левитана, №1, муниципальное образовательное учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей...
Кузбасса Кемерово «скиф» iconАктуальные проблемы защиты прав человека
Актуальные проблемы защиты прав человека (по материалам международной заочной научно-практ конф., посвященной 60-летию Всеобщей декларации...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница