Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях




НазваниеПолитическая реальность в разнообразных ее проявлениях
страница2/27
Дата конвертации10.02.2016
Размер5.32 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://library.psu.kz/fulltext/transactions/407_irenov_g.n._suleymenova_z.k._ashenova_s.v._gappa
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Иренов Г.Н.


Общество, как показывает практика, не может развиваться без политических идей, явлений и процессов, определенного политического устройства системы, что требует философского осмысления методологического содержания.

Методология – совокупность познавательных средств, методов и приемов, система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности в какой-либо науке [1,2].

Не вдаваясь в подробности возникновения и формирования политических учений в прошлом, считаю своим долгом отметить, что история политической мысли начинает отсчет с II и I тысячелетий до нашей эры. У их истоков на разных этапах стояли выдающиеся философы, корифеи разных идейных направлений и страстные просветители, защитники разума.

В основном теоретические идеи и взгляды мыслителей в прошлом складывались и творчески развивались в рамках общей философии и в совокупности они воздвигали фундамент политического знания.

Элементы этих знаний и идей возникли в античный период. Они зародились в глубокой древности в странах Древнего Востока (Египет, Вавилония, Индия, Китай, Персия) и были высказаны еще в VI – V в.в. до нашей эры такими античными мыслителями как Демокрит (около 470 или 460 г.г. до н. э.), софистами – Пифагором, Продиком, Аразимахом, которые открыто заявляли, что мир политики является делом рук человеческих.

Сократ в своих определениях писал, что все единичное остается отдаленным от существования чувственных вещей и выдвинул диалектическую природу мышления.

Их политические идеи были подвергнуты критике выдающимся мыслителем Платоном (427 – 397 г.г. до н. э.), который учения софистов считал неверным и вредным, так как они склоняют людей к неповиновению идеальной государственной власти. Для него идеи являются самостоятельным бытием и особым миром. Он усматривал объективную логику познаваемого предмета [3]. Аристотель (384 – 322 г.г. до н. э.) считал политику как сферу государственных отношений, как высшую форму общения и общественных связей. Он отмечал, что в мире чувственного воспринимаемого нет ничего постоянного, а общее существует помимо его и есть нечто иное.

То есть он полностью не отделял общее от единичного, подчеркивая, что логическое отношение идей есть отношение общих идей к идеям частным, так как общее – сущность частного, которое может быть и субстанцией и несубстанцией (отношение подчиненности более общей, более высокой идее). Ему удалось разработать учение о категориях, дать определение отдельным терминам [4].

Страстным защитником разума, идеи свободомыслия и справедливости, гуманистических идеалов был выдающийся мыслитель средневекового Востока, наш соотечественник Абу Насыр аль-Фараби (около 870 – 950 г.г.), который оставил богатое научное наследие по различным отраслям знаний и создал свою оригинальную теоретическую концепцию [5].

Н. Макиавелли – известный деятель и теоретик (1469 – 1527 г.г.) возникающие мысли и идеи, связанные с политикой, впервые выделил в особую и самостоятельную область знаний [6].

На основе западной политической мысли сформировалась современная политическая наука. В мире наук зачастую спорят относительно ее универсальности и неуниверсальности, национального и ненационального характера. По мнению современных политологов, она по своей природе универсальна, как универсальна сама истина. Даже если отнести эту особенность только к истине, следует полагать, что ее с методологической точки зрения может раскрыть только наука и практика. Вопрос заключается в том, каким путем и какими средствами, что во многом зависит от самого народа, его культуры и самобытности. В данном случае он должен идти своим и особенным путем, не копируя и слепо не подстраиваясь к чьим-то ценностям.

В вопросах методологии политических идей в силу известных обстоятельств постсоветское пространство уступает зарубежным ученым, которые преуспели, особенно в постижении политической правды.

Методологическую основу исследования политических идей составляют научные труды, как мыслителей-философов и просветителей, так и современных ученых и авторов различных идейно-политических концепций, которые стояли у истоков становления и развития политических учений.

Исследовательская работа должна опираться на традиционные общеметодологические подходы к анализу и разработке отечественных и зарубежных ученых, занимающихся исследованием политической методологии Дж. И. Джексона (США) – по общим проблемам, Ч. Рейджина (США), Д. Берг-Шлоссера (Германия), Ж.де Мёра (Бельгия) – по вопросам качественного, К. Макгроу (США) – экспериментального методов и планирования исследований.

Методологические аспекты весьма подробно исследуются в трудах Х.Р. Алкера. По этой же проблеме наиболее популярными авторами являются: Д. Истон, Ю. Хабермас, Р. Михельс, Г. Моска, М. Олкотт, Й. Элстер, А. Грамши, М. Фуко, Ю. Гальтунг, М.Холлис, К. Поппер и другие.

Ученые-политологи в своих трудах и публикациях достаточно убедительно доказывали, что наука всегда имеет национальный характер. В частности О. Шпенглер писал, что систем нравственности существует столько, сколько имеется цивилизаций, даже в сфере таких точных наук, как математика и физика. В то же время он предупреждал, что идея о существовании универсальной науки, которая представляла бы абсолютную истину для всех цивилизаций, не что иное, как иллюзия [7].

С философской точки зрения человек является мерой всех вещей. Однако не существует универсального всечеловека, человека вообще, так как он принадлежит к конкретной цивилизации, конкретной нации, народу, с его менталитетом, культурой, обладающей своей системой ценностей, и, наконец, он отличается от других своим собственным видением мира, наполняющим его своим воззрением, самосознанием и смыслом жизни.

Следовательно, универсальных ценностей не может быть и в политической идеологии, где нередко имеют место расхождение, непонимание, полярно противоположные суждения и оценки, противоречия и столкновения по отношению к одним и тем же событиям и явлениям, даже в случаях, когда употребляют одни и те же понятия и термины, преследуют одни и те же цели, так как люди руководствуются разными системами ценностей, отличающихся в науке по своему содержанию и форме, нравственно-эстетическим и социальным функциям в обществе.

Ни одна политическая наука, будь это американская или западная, восточная, российская или казахстанская, не может претендовать на универсальность своей системы, рассчитанную на всех и навсегда. Она в лучшем случае может реализовать себя первоначально в мыслях людей, лишь затем определиться и занять свое место в разных системах координат общества.

Концепция Вебера, которая оказала сильное влияние на исследование политики в ХХ веке, остается ключевой для научного исследования. Но он при этом предупреждает, что невозможны исследования путем «непредвзятого» эмпирического изыскания, поскольку «непредвзятого» взгляда на вещи не может быть в принципе, и решительно выступил против ученых, предписывающих необходимость «объективного», «беспристрастного» подхода к исследуемому материалу.

Установление «важного» для соискателя всегда есть предпосылка исследования и отнюдь не следствие предварительного «беспристрастного» поиска, а результат его наивного самообольщения, так как он с самого начала уже вычленил для себя «важное» и сделал его предметом исследования на основании собственных ценностных представлений».

По мнению Вебера, ученый, особенно в области общественных наук, независимо от своего желания выступает не столько слугой науки, как это предполагают многие, сколько слугой своей политической системы, установленного ею порядка, что и заставляет его, если и не прямо, то «между строчками» защищать политику, окрашенную интересами его собственного класса, социальной группы, обществ, корпорации или данного государства [8].

Все это позволяет сделать вывод, что наука не может быть абсолютно свободной от господствующей системы нравственных ценностей, наоборот, она прямо на ней основывается. Именно система ценностей во многом определяет не только выбор «актуального», «важного», но и целые научные направления, равно как и приоритеты в них.

В силу этих обстоятельств вряд ли можно утверждать об «объективности», «истинности» и «универсальности» наших наук, что в конечном счете не столько приближает к общечеловеческому, сколько отдаляет, став легкой добычей различных интересов, при этом ослабляя в ней общенациональный элемент.

Современный историк и теоретик А. Тойнби, внесший неоценимый вклад в развитие теории цивилизации, решительно выступал как против отождествления понятия «цивилизация», с одним лишь ее видом западноевропейским, так и против утвердившегося тезиса о единстве человеческой цивилизации, олицетворяющей прогресс по пути прямой линии от «низших» народов к «высшим» [9].

Исходя из вышеизложенных концепций ученых, следует признать, что научное восприятие окружающего мира и прежде всего политической и идейно-нравственной сферы зависит от склада мышления при каждой цивилизации. Это и есть подход ценностный, следовательно, национальный, лишь бы он не приобретал характер навязывания другим народам своего мировидения, претендующего на общечеловеческую значимость.

Тем более необходимо учесть, что каждый индивид судит об окружающем мире не столько на научной основе, сколько отталкиваясь от своих представлений, симпатий и антипатий к различным ценностям, порождаемых, возможно, как его природой, средой, так и обществом, в котором он живет и творит.

В условиях преобразования общества соответственно коренным образом меняется политическое сознание и поведение людей. В целом происходит осознание своего политического бытия, всего происходящего в мире, осуществление в действительности задач и целей общественных сил общества, идей, концепции и различных воззрений по тем или иным политическим событиям. Одновременно растет не только интерес к ним, но и стремление правильно понимать, осмысливать политические реалии.

Возникновению и развитию политической мысли в России положило начало движения дворянских революционеров еще в начале XIX века, явившееся важным этапом в истории общественно-политических учений, у истоков которых стояли Пестель Т.И. – один из главных организаторов Южного общества декабристов, автор «Русской правды», Муравьев М.М. в числе первых провозгласивший наилучшей формой правления конституционную монархию, основанную на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

В середине XIX века был выдвинут ряд новых идей и положений при оценке и переоценке прошлого опыта и переустройства современной России представителями славянофилов-западников А.С. Хомяковым, И.В. Киреевским, К.Д. Кавелиным, Т.Н. Грановским, П.В. Анненковым, которые призывали к заимствованию достижений цивилизации и развитию научной общественно-политической мысли.

Эти идеи получили дальнейшее свое развитие в политических воззрениях русских революционных демократов А.И. Герцена, Н.П.Огарева, В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского, Н.А.Добролюбова, для мировоззрения которых были характерны идеи утопического социализма, массового революционного движения, решительного отрицания капиталистических порядков, преобразования, основанные на принципах демократии: парламентаризм, избирательная система, гражданское равноправие, политическая свобода и др., затем – в политических теориях революционных народников (М.А. Бакунина) и либеральной философской мысли (Б.Н. Чичерина, С.А. Муромцева, М.М.Ковалевского), считавших развитие политической мысли и ее теоретическое осмысление повторением одних и тех же воззрений.

Более систематизированные идеи, взгляды той или иной социальной группы нашли отражение в теоретических разработках таких общественно-политических и идейных течений как либерализм, консерватизм, марксизм, социал-демократия, фашизм, христианско-демократическое и других лево- и праворадикальных концепциях мировой идеологии.

В значительной степени питательную почву для возникновения и становления политической теории создали развитие демократических институтов и зарождение политических партий, движений, что в конце XIX века способствовало формированию различных научных школ и направлений исследования, которые прежде всего оформились в США и Европе.

Американские и западные политологи подвергли фундаментальным и прикладным исследованиям все стороны политической жизни. Ее исходные положения и параметры, разноуровневые явления и процессы изучались и анализировались не только на примере отдельных стран или регионов, но и в глобальном масштабе многих стран не только на теоретическом и микро-, но и на макро- и эмпирическом уровне.

Многие монографии и фундаментальные книги, опубликованные в 80-х годах ХХ века в США, Западной Европе, на Востоке (Япония) свидетельствуют, что политическая наука в своих исследованиях в основном концентрировалась на академических проблемах, касающихся теоретических сторон, ее методологии, политических, законодательных и закономерных процессов в мировом масштабе. Что касается политических понятий и категорий, тенденций и принципов, норм и традиций, то тут поиск сосредоточен на вопросах политической практики в деятельности всех ветвей власти: законодательной, судебной и исполнительной. В качестве примера можно привести книги К. Лииса «Политическая жизнь Великобритании» (1983); Р. Пиоуса «Американская политическая жизнь в управлении» (1989); Х. Байервальда «Партийная политика в Японии» (1986).

Широкую известность среди политологов получили работы Ст. Васби «Политическая наука как дисциплина: Введение» (1980), Монография под редакцией А. Финифтера «Политическая наука. Состояние дисциплин» (1985), Курс лекций Р. Рипли и Э. Слотника по проблемам политической жизни и политической системы США (1985) и другие.

Автор книг «Пример Америки» (1986), «Восстановление» (1987), «Сравнение в политической науке» (1988) Клаус фон Бейме, известный политолог на Западе, в своих научных трудах считает, что взгляд на новые тенденции в современных политических теориях в основном концентрируется в США, где работает чуть ли не две третьих политологов мира [10].

История становления и развития современной политической науки более основательно исследована политологом Г. Алмондом. Бесспорно, по числу ученых американская политическая наука сохраняет свое лидерство. Отсюда следует, по мнению Д. Истона, развитие политических наук в США послужило парадигмой, моделью постановки проблем и решений для дальнейшего совершенствования этой науки в западном мире, хотя между ними существуют значительные различия, что можно сказать также о российской и восточной политологии [11].

По оценкам многих ученых существенный вклад в изучение электоральных процессов, трансформации посткоммунистических обществ Восточной Европы внес немецкий политолог Х. Клингеманн. Всеобщее признание получила работа по политической теории австрийского ученого Р. Гудина [10].

В 90-е годы в общественных науках доминировали четыре интеллектуальных стиля, которые не везде, не во всех странах идентифицируются, это: «саксонский», «тевтонский», «галльский» и «японский». Первые два из них практически охватывают все типы стран, стиль которых характеризуется практико-индуктивным и теоретико-дедуктивным методом, продуцирующим теорию и гипотезу. В Америке фактическое влияние политологии на все стороны жизни сознательно преувеличивалось, так как воздействие на формирование политического интереса было ниже, чем у их европейских коллег. Не исключено, что здесь сыграла определенную роль количественная сторона: в Америке насчитывалось более шести тысяч ученых-политологов, тогда как в Великобритании, Японии, Франции, Германии, СССР в 90-е годы их число не превышало трех с половиной тысяч. Из общего количества американских ученых-политологов примерно 40-50 % составляли бихевиористы, представлявшие одно из ведущих научных направлений в конце XIX – начале XX века.

В центре острых дебатов и дискуссии политологов мира: прагматистов, позитивистов, бихевиористов, критических рационалистов, марксистских реалистов в 70–80-е годы – стояли и политико-нормативные мотивировки в политической науке.

В данном случае мы не преследовали цели изучения всей истории возникновения и развития политической науки. Наша задача – выделить начальный этап ее становления в СССР, проследить процесс формирования новых идейно-политических направлений, выявить их уровень теоретической и практической разработки отечественными политологами в условиях суверенного развития республики.

На современном этапе в мире насчитываются сотни, тысячи центров политических исследований, специальных учреждений, объединенных в Международную ассоциацию политической науки. В отличие от СССР и республик постсоветского времени, политологические дисциплины на Западе являются обязательными предметами изучения во всех средних и высших учебных заведениях.

В бывшем СССР политология рассматривалась как наука буржуазная и антинаучная и поэтому длительное время находилась в зачаточном состоянии: замалчивалась ее возможность правильно ориентировать людей в происходящих политических событиях, помощь в формировании собственной позиции и точки зрения, что проявилось в низком уровне политической культуры. В свою очередь пассивность граждан в управлении делами общества и политическая неопытность масс позволяли правящей партии, социальным группам манипулировать общественным сознанием.

Определенную дискуссию вызывает оценка пройденного пути формирующейся советской политологии. Здесь не может быть однозначного ответа, но и не должно быть крайностей, утверждений о том, что до развала не было серьезных научных публикаций, монографических исследований или каких-либо организованных спецкурсов по этой проблеме.

Во-первых, в 70 – 80-е годы были опубликованы монографические и научные работы, посвященные как советской, так и зарубежной политической тематике, в их числе: Н.И. Азаров. «В.И. Ленин о политике как общественном явлении» (М., 1971); Ф. Бурлацкий, А. Галкин. «Социология. Политика. Международные отношения» (М., 1974); под ред. И.Д. Левиной и В.А. Туманова «Политический механизм диктатуры монополии» (М., 1974); П.С.Грацианский. «Политическая наука во Франции. Критические очерки» (М., 1975); Ю.П. Урьяс. «Политический механизм ФРГ. Социал-либеральная коалиция у власти» (М., 1978); Шахназаров «Наука о политике и политика о науке» (Проблемы мира и социализма, 1979, №1. – С.52); А.С. Маныкин. «История двухпартийной системы США (1789 – 1980)» (М., 1981); А.Г. Орлов «Политические системы стран Латинской Америки» (М., 1982); под ред. Ю.А. Тихомирова и В.Е. Чиркина «Основы теории политической системы» (М., 1985); Ю.М. Лившиц. «Политология в вузе» (Правоведение, 1989. - №5. – С.18) и многие другие.

Во-вторых, признание политологии как самостоятельной науки и утверждение ее номенклатурной квалификации еще не означало внедрения и гарантии реализации данной отрасли знаний в практической деятельности науки и образования. Это была лишь предпосылка для последовательного становления и развития ее методических, методологических и организационно-технических сторон. Так начинался «неофициальный» этап выбора собственных путей и направлений, средств и методов политологических исследований в области теории и истории политических наук, ее институтов и процессов, культуры и глобальных международных систем, словом, наиболее актуальных проблем политической жизни общества.

Говоря о самостоятельности этой науки, уместно вспомнить известную формулу К. Маркса: «Политика обладает большей степенью относительной самостоятельности и может оказывать весьма существенное обратное влияние на экономику» [12].

Развивая эту мысль дальше, Ф. Энгельс резюмировал: «Политическая логика отнюдь не является механическим слепком с логики экономического развития. Экономика лишь в конечном счете оказывает свое определяющее воздействие» [13].

Такой подход был поддержан во многочисленных трудах В.И.Ленина, где констатировал, что политика является концентрированным выражением экономики и она «… должна быть беспощадно твердой, неуклонно решительной, беззаветно смелой, героической» [14].

Политология как самостоятельная наука и учебная дисциплина в СССР не признавалась. Между тем задолго до перестроечного периода российский ученый-обществовед Ф. Бурлацкий совместно с коллегами доказывал и настаивал на необходимости конституирования политологии как самостоятельной науки и учебной дисциплины. Однако для официального признания и узаконивания ее статуса потребовалось десять лет, практически до развала Советского Союза в 1991 году. В стране шел интенсивный процесс изучения, частичного исследования и накопления политических знаний в таких крупных вузах и научных центрах, как Московском Государственном университете им. М.В. Ломоносова, в институтах государства и права, философии Академии наук СССР и некоторых других академических и научно-исследовательских институтах и университетах.

Инициатором многих научных исследований в этой области, практически генератором политических идей и организатором проведения многих общесоюзных и международных политологических форумов стала образованная в 1962 году Советская ассоциация политических наук (САПН). Именно благодаря ей был успешно проведен в Москве в 1979 году XII Всемирный Конгресс Международной ассоциации политических наук и ряде вузов (МГУ, Свердловском, Омском, Одесском, Тбилисском, Тартуском, Мордовском, Кубанском, Ивановском, Ташкентском, Таджикском государственных университетах) и трудовых коллективах читались лекции и специальные курсы по следующей тематике: «Основы политической системы», «Политические системы современности», «История политических и правовых учений» и проблемам американской, европейской и советской политологии. Только в юридических институтах к началу 90-х годов насчитывалось более тридцати таких спецкурсов.

С конца 80-х годов (1989), в Союзе функционировал экспертный Совет ВАК по политологии и соответственно в ряде крупных вузов были сформированы специализированные Советы по защите кандидатских и докторских диссертаций, введена новая специальность политолог – под индексом 23.00.00, затем и по направлениям исследований.

Все это свидетельствует о том, что несмотря на отказ от признания в качестве самостоятельной науки и негативное отношение к ней, как одной из реакционных форм буржуазной идеологии, политическая наука, как самостоятельная отрасль обществознания, начала свое формирование и становление, хотя исследование еще долгое время велось в рамках философии и теории социализма КПСС.

Российский ученый, юрист-политолог М.Н. Марченко считает, что в период культа личности Сталина политическая наука как научная теория вся оказалась «белым пятном», восполняемым лишь партийно-дерективными практическими решениями. Она в значительной степени «захлебнулась» и в последующих трансформированных «измах» и в перестроечные времена второй половины 80-х годов, зачастую и сейчас продолжает выполнять функцию комментирования и оправдывания принимаемых политических решений в верхах.

Однако критически оценивая эту ситуацию, осмысливая и переосмысливая «доофициальные» шаги на пути становления политических наук еще в советское время, видимо, не следует забывать, что и в это время в научной литературе по некоторым аспектам политологии философами, социологами, историками, юристами по теории государства и права проводились соответствующие исследования.

Подвергались научному анализу и политические процессы и явления, которые опирались прежде всего на диалектико-материалистическую методологию, выявлявшую общие закономерности возникновения, становления и смены политических систем и определившую наиболее общие понятия и категории в области политики, ее состояния и ситуации на конкретно-историческом этапе социально-экономического развития общества.

Такой методологический подход по выявлению существенных связей социально-экономических и культурных факторов с политикой К. Маркс утверждал: «Способ руководства материальной жизнью обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни общества» [12].

Характеризуя теоретическую базу политической идеологии, Марченко М.Н. подчеркивает, что политическое доктринство, идеологическая зашоренность, неумение, в большей степени нежелание многих бывших руководителей высших рангов в партии учитывать политический опыт, в целом субъективный фактор, привели к краху прежней теории и идеологии.

Он обращает внимание исследователей на то, что многие из тех политических ошибок и бед, с которыми столкнулись в практическом их применении в прошлом и в наши дни, можно было избежать, если бы больше пользовались плодами мировой цивилизации, накопленным опытом предшествующих поколений в области политических знаний, культуры и менталитета народов [15].

Нельзя не согласиться с его мнением о том, что ныне стали модными околополитические воспоминания и смелые «задним числом» размышления некоторых бывших работающих сегодня деятелей о далеком и сравнительно недалеком прошлом нашей страны и ее политической системе, которые вызваны не столько желанием или стремлением их авторов внести свой посильный вклад в процесс становления и развития политологии, сколько коньюктурными, вседозволенными соображениями на гребне гласности, плюрализма и демократизации общества. По его мнению, подобный подход не делает чести ни политической науке и публицистике, ни самим авторам. Более того, если политология гуманитарная наука, а не подобие, то она должна решительным образом полностью освободиться от какого бы то ни было комментаторства, приспособленчества, апологетики и коньюктуры.

Раскрывая принципиальные стороны исследовательских работ, он подчеркивает, что только в этом случае политическая наука может рассчитывать на уважительное отношение и доверие к себе, как самостоятельной науке, так и на успешное выполнение позитивной роли в процессе осуществления реформ и демократизации общества в переходный период.

Несмотря на длительное противоборство со стороны, ныне политология получила официальное признание и гражданство во всех республиках постсоветского пространства, что способствовало успешному ее функционированию как самостоятельной науки.

Прорыв политической науки в постсоветском пространстве берет свое начало с перестроечного периода 80-х годов, хотя тогда она достаточной поддержки еще не получила, так как мало кто верил в ее будущее.

Сегодня не вызывает сомнения, что перспектива политических наук в значительной степени будет зависеть от изучения истории ее возникновения и становления, выявления всего ценного и не в меньшей степени от активного использования достижения мировой политической науки, особенно западной политологии, накопившей много позитивного.

В условиях драматизма и даже трагизма 80–90-х годов советские люди переживали переломный момент в своей истории. Распад СССР был предопределен, так как он не давал союзным республикам ни политической, ни экономической самостоятельности, что было предусмотрено общесоюзной Конституцией. Любой вопрос необходимо было решать в Москве. «Мелочная опека» Центра привела к естественному желанию союзных республик расширить свои политические и экономические права.

Это было не просто развалом экономики крупной державы планеты, единого СССР, но и крушением социалистической системы со сложившимися на протяжении более 70-ти лет социальными, национальными, идейно-теоретическими и гражданско-нравственными отношениями. Результатом этого было зарождение совершенно иной системы общественных отношений, основанных на принципиально новых ценностях и цивилизациях.

Эти болезненные процессы не могли обойти и социально-политическую науку. Абсолютно неслучайно в ходе перестройки и преобразования всех сфер существующей системы возрос интерес самых различных слоев общества к политике и участию в ее выработке и осуществлении.

В эти годы для общественно-политической жизни страны Советов, позже суверенным республикам стали привычными такие политические процессы и явления как митинги, протестные выступления, столкновения позиций, платформ и программ различных политических партий и движений. Истории известно достаточно много примеров, когда в ряде республик такие явления перерастали в кровопролитные межэтнические войны, сопровождающиеся политическими скандалами и конфликтами.

В наши дни, особенно со времени провозглашения независимости бывших республик СССР, политика приобретает совершенно новое содержание. Это, разумеется, связано во многом с демократическими преобразованиями, возникновением множества политических партий и массовых общественных движений и организаций. Каждая из них выражает настроение и волю многих людей, считает законным претендовать на участие в решении важных государственных внешних и внутренних вопросов в республике, включающих в себя политику: международную, экономическую, в том числе аграрную, социальную, национальную, идеологическую, образовательную, воспитательную, молодежную и т.д. От успешного решения этого комплекса задач зависит стабильность общества, ибо где сталкиваются интересы масс, там практически начинается политика.

Российская политическая наука в настоящее время по многим направлениям развивается в опережающем темпе и, на наш взгляд, весьма успешно. Ныне к самым активным российским политологам относятся Президент Российской ассоциации политической науки профессор М.В. Ильин, ученые В.А. Гуторов, А.А. Федосеев, Ю.С. Коноплин, И.М. Модель, М.Г. Анохин, Р.Ф. Матвеев, В.К. Мокшин, И.П. Рыбкин, Т.Ф. Яковлева, Д.В. Гончаров, В.В. Крамник, В.П. Макаренко, Р.Т. Мухаев, Н.А. Сахаров, Р.Э. Севортьян, И.А. Василенко, В.А. Лысенко и другие.

За последние годы практически завершилось формирование ресурсов Российской политической сети Интернет, которая дает огромные возможности для информационно-аналитической и научно-исследовательской деятельности соискателя.

Проблемы становления и развития политической науки в Казахстане исследованы и обобщены в докторских диссертациях Акишева А.А., Арын Р.С., Алесина В.И., Алиярова Е.К., Бижанова А.Х., Борбасова С.М., Бурханова К.Н., Галямовой Д.Р., Джунусова А.М., Джунусовой Ж.К., Ертысбаева Е.К., Жамбулова Д.А., Иватовой Л.М., Искаковой Г.К., Курманбаевой Ш.А., Кушкумбаева С.К., Кушербаева К.Е., Кыдырбекұлы Д., Лаумулина М.Т., Мансурова Т.А., Машан М.С., Мусатаева С.Ш., Медеуовой Д.Т., Молдабекова Ж.Ж., Нарбаева Б.Н., Насимовой Г.О., Нигматуллина Н.З., Нугмановой К.Ж., Нуртазиной Р.А., Нурумбетовой Г.Р., Романовой Н.В., Сарсенбаева А.С., Симтикова Ж.К., Татимова М.Б., Федосеева С.Г., Шалабаевой Ж.А., Шалтыкова А.И. и др.

В их работах осмысливается и обобщается сложный период обретения казахстанским народом независимости, становления национальной государственности и суверенного развития, взаимодействия в сфере обеспечения безопасности, всестороннего сотрудничества и интеграции. Эти научные труды, безусловно, являются весомым вкладом в разработку казахстанской политической науки и методологической основой для научных работников и соискателей, занимающихся изучением и исследованием, обобщением и прогнозированием политических процессов в республике и за ее пределами.

Вопросы политизации, становления и развития института Президентства, централизации и децентрализации власти казахстанского общества, обеспечения стабильности в условиях переходного периода, формирования новой идентичности этнополитики и культуры межнациональных и межконфессиональных отношений, идеологии, как факторы реформирования системы, информирования населения, формирования экологической, интеграционной и кадровой политики частично исследованы в научных трудах и кандидатских диссертациях по политологии Абсаттарова Р.Б., Абишевой М.А., Абенова Е.М., Абдыгалиева Б.Б., Абдыраймова Е.Б, Алтыбасаровой М.А., Аскарова Б.Б., Ахметжановой Г.К., Бигожанова Т.К., Дьяченко С.А., Ермухамбетова А.А., Жазыбаева Д.М., Исабаева Б.О., Касымбекова М.Б., Косубаева А.К., Курмангали А.К., Кушалиевой Г.А., Майлыбаева Б.А., Онучко М.Ю., Садыкова Т.С., Сагадиева Н.Д., Сарсенбаева Ж.Г., Сембинова Б.Ж., Сулейменова П.М., Сыздыковой А.Е., Чжан Вон Чан, Шауенова Е.С. и др.

Однако при всей значимости этих работ и предпринятых попытках показать реальную ситуацию в трансформировании общества исследователями рассмотрены лишь отдельные стороны политико-консолидационных процессов в современном Казахстане.

В условиях независимого развития республик в постсоветском пространстве были определены некоторые приоритеты по преодолению последствий тоталитарной системы, административно-командной однопартийной идеологии, регулированию межэтнических отношений, разработке национальных идей и этнополитики. Эти проблемы частично нашли отражение в научных трудах и публикациях зарубежных и отечественных авторов.

Сегодняшние политические позиции и перспективы еще четко не выкристаллизовались, что ставит нас в крайне затруднительное положение. К тому же в обществе еще имеются достаточно мощные силы, которые не только тормозят наше продвижение вперед, но пытаются повернуть страну вспять или к другим ориентирам. Более того, отдельные политические организации и движения, как не парадоксально, пытаются кардинально изменить общественное сознание, особенно молодежи.

В силу этих обстоятельств формирование общеказахстанских национальных идей, обеспечение межэтнического согласия и консолидации общества на данном этапе является магистральной темой исследования. Требуют должной проработки такие безотлагательные проблемы как становление в республике политической идеологии в переходный период и консолидирующие факторы развития общества, степень воздействия их на самосознание граждан.

Основным ядром в исследованиях политической идеологии были и остаются обоснование, разработка ее методологических основ и статуса, определение ее места, роли в условиях суверенного развития Казахстана, растущее значение прогностических функций в период демократизации, преобразования политической системы, влияние ее идеологии на социально-экономические, политические и культурные сферы жизни казахстанцев, что, на наш взгляд в российской, казахстанской, а также западной политологии исследуются еще недостаточно.

Особенности развития республики по самостоятельному пути в переходный период требуют более глубокого исследования закономерностей и новых тенденций, формирующихся идейно-политических позиций и выработки целостной научно обеспечивающей программы модернизации общества.

Среди доминирующих проблем, требующих повседневного внимания и теоретического осмысления по-прежнему неотложной остается природа и устранение противоречий и конфликтов в межнациональных отношениях, на исследование которых должны быть направлены усилия ученых-политологов без каких-либо крайностей и легковесных подходов. В сегодняшних научных разработках этнополитика и межэтнические отношения – важнейшие консолидирующие факторы – освещены недостаточно.

Еще не нашли должного научного анализа такие определяющие консолидирующие факторы общества, как: молодежная политика, характеристика ее состояния и перспектив; информационно-аналитическая и лекционная работа среди населения. Эти проблемы явно «пробуксовывают» уже более десяти лет и не находят своей разработки.

Таким образом, потребность в научном исследовании становления и развития политических наук в республике, недостаточная теоретическая и источниковая база, многоплановость, а потому неразработанность и несистематизированность многих ее организационных, научно-методических основ, отсутствие специальных трудов по проблемам идейно-консолидационных процессов, необходимость радикального пересмотра ряда ранее сложившихся теоретических положений, конкретизация доводов актуальности политических вопросов предопределили основные задачи выпуска данной книги-сборника научных трудов ведущих казахстанских ученых-политологов, который, на наш взгляд, окажет соискателям существенную помощь в выборе исследуемых проблем теоретической и прикладной политологии.

Итак, изучение отдельных научных трудов известных западных, российских и казахстанских политологов позволяет выделить много позитивного и конструктивного как по структуре и проблематике исследования, так и общим методологическим подходам. События последних двадцати лет показывают, что независимо от географического положения государств, состава ученых-политологов происходит бурный процесс интернационализации политической науки как самостоятельной дисциплины.

Однако, приобретает особую значимость разработка национальной идеологии, которая на данном этапе находится в «размытом» состоянии как на Западе, так и постсоветском пространстве. К тому же пока четко не определились современные подходы к идейно-консолидирующим факторам и трансформационным казахстанским моделям, обеспечивающим гарантированную национальную безопасность, стабильность и согласие в обществе. В силу этих обстоятельств люди теряют интерес к преобразованиям, политическим процессам и перестают оптимистически оценивать ситуацию, верить в свое будущее, что еще более актуализирует необходимость дальнейшего обобщения и исследования методологических основ, интегрирующих идей, базирующихся на национальных и общечеловеческих традиционных и инновационных ценностях.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины политическая география в современном мире для направления 030200. 68 «Политология»
Экономическая, социальная и политическая география мира. Регионы и страны. Учебник / Под ред. С. Б. Лаврова и Н. В. Каледина. М.:...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях icon«Политическая история Казахстана»
Рабочая учебная программа по дисциплине «Политическая история Казахстана» для студентов специальности 050502 «Политология»
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПолитическая социология Учебное пособие
Пособие написано на основе министерского стандарта «Политическая социология», предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей,...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconсовременная политическая карта мира и раздел: география населения мира Составил: Николай Ломтев
Современная политическая карта мира учебник 10 класса Максаковский 30 тестов
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРеферат. Маргарет тэтчер
Ее ставили в пример, на нее равнялись – такова была политическая конъюнктура. Сейчас можно смело сказать, что Маргарет Тэтчер – уже...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconМетодические указания к курсу «Политическая эпистемология»
Методические указания к учебному курсу «Политическая эпистемология» для студентов первого курса отделения политологии факультета...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРабочая учебная программа (приложение 1) Тематический план лекций (приложение 2)
Основной целью преподавания неврологии у студентов факультета медицинской психологии является формирование представления о синдромокомплексах...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconЭкзаменационные вопросы по истории отечества (История России в контексте мирового развития)
Россия в системе мировых цивилизаций. Российская цивилизация: миф или реальность? Птк: т. 1
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины «Политическая и экономическая история» для направления 031900. 62 «Международные отношения»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления 0031900. 62 «Международные...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconНовости на сегодня
Очередной победитель конкурса лучшая статья месяца на сайте Экоис. Победителем в мае стал С. Эгембердиев со статьей «Баткенский цветок...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница