Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях




НазваниеПолитическая реальность в разнообразных ее проявлениях
страница11/27
Дата конвертации10.02.2016
Размер5.32 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://library.psu.kz/fulltext/transactions/407_irenov_g.n._suleymenova_z.k._ashenova_s.v._gappa
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27

Литература:

1 Что такое демократия // Информационное агентство Соединенных Штатов Америки. – октябрь, 1991. – С. 31.

2 Даль Р. О демократии / Пер. с англ. А.С. Богдановского; под ред. О.А. Алякринского. – М.: Аспект Пресс, 2000. – 208 с., С.9.

3 Там же. - С. 21.

4 Там же. - С. 85-86.

5 Там же. - С.48.

6 Майоров А.В. О составе участников древнерусского вече // Петербургские чтения – 96. Материалы энциклопедической библиотеки “Санкт-Петербург – 2003”. – СПб, 1996.

7 Елчев В.А., Васецкий Н.А., Краснов Ю.К. Парламентаризм и народное представительство в России: история и современность. – М., 2001. – С. 21.

8 Бигунов Ю.К., Лукашев А.В., Понеделко А.В. Тринадцать теорий демократии. – Издательский дом “Бизнес-Пресса”, СПб, 2002. – С. 240, (С.34).

9 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. – М., 1956. – С. 185.

10 Даль Р. О демократии / Пер. с англ. А.С. Богдановского; под ред. О.А. Алякринского. – М.: Аспект Пресс, 2000. – 208 с., С.108.

11 Там же. - С.112.


Теоретические конструкции государственного управления


Абуева Н. А.


Со второй половины XVII в. начался процесс становления таких политических идеологий, как либерализм, консерватизм, коммунизм, в рамках которых рассматривались вопросы государственного управления и формирования политической элиты. В этот период государство рассматривается не как общее благо, а как «неизбежное зло», поэтому обязано гарантировать три неотъемлемых права граждан – право на жизнь, свободу и собственность. В этой связи политические мыслители стали активно изучать не только вопросы становления национальных государств, гражданского общества, но и концептуально обосновывать естественные права и интересы как граждан, так и групп, сословий, в том числе властвующих элит и управленцев. Право объявлялось универсальным и действенным механизмом, который не только ограничивает, сдерживает, но и организует упорядоченную деятельность правителя и государственных служащих, всего аппарата управления государством.

Следует отдать должное авторам теоретической парадигмы естественного права, потому что именно на ее основе формулировались следующие концептуальные разновидности государственного управления: либеральный, конституциональный и модель правового государства.

Модель либерального государственного управления зиждется на теории естественного права, свободы личности и ограниченного управления. Основная суть ограниченного управления сводится к тому, что государство не должно вмешиваться в жизнь своих граждан, в вопросы предпринимательства, частной собственности и т.д. Одним из теоретиков такой модели являлся Дж. Локк. Он разработал концепцию ограниченного правления.

Согласно теории естественного права каждый человек от рождения наделен неотчуждаемыми правами. Институт частной собственности позволяет ему обеспечить семью всем необходимым для жизни, а предпринимательская свобода развивает в личности индивидуальность. Государство же формируется благодаря общественному договору, который гарантирует соблюдение и защиту неотъемлемых прав и свобод. По утверждению Дж. Локка, в любом государстве необходимо «управлять согласно установленным постоянным законам, провозглашенных народом и известных ему, а не путем импровизированных указов… И все это должно осуществляться ни для какой иной цели, как только в интересах мира, безопасности и общественного блага народа» [1, с. 74-75].

Дж. Локк полагал, что гражданское общество как ассоциация свободных индивидов учреждает государство с единственной целью — «для того, чтобы удобно, благополучно и мирно совместно жить, спокойно пользуясь своей собственностью и находясь в большей безопасности, чем кто-либо, не являющийся членом общества» [2, с. 361]. Следовательно, органы государственной власти на практике должны выражать интересы граждан, формируя, таким образом, результативную справедливую модель управления.

Ограничение правления, по Дж. Локку, возможно на основе четкого следования принципу разделения власти на ветви. Такое разделение власти на три ветви предотвратит от абсолютизации правление власть имущих. Законодательная власть сосредоточена в парламенте, которому, в свою очередь, подотчетна исполнительная в лице правительства. По мнению Дж. Локка, «нужно формировать новые объединения, в связи с этим выбирать новых представителей, так как с течением времени нормы представительства могут меняться…» [1, с. 91].

При этом выборы представителей народа в законодательную власть должны быть свободными. Дж. Локк выступал за периодическое обновление представительной элиты, а также политической власти в целом. По его мнению, чтобы исключить возможность не подчиняться законам или использовать законы для своей личной выгоды, «законодательная власть передается в руки различных лиц, которые обладают сами или совместно с другими властью создавать законы; когда они это исполняют, то, разделившись вновь, они сами подпадают под действие законов, которые были ими созданы…» [1, с. 84].

В то же время Дж. Локк считал, что в интересах народа законодательную власть нужно ограничивать, выделяя четыре условия: закон должен быть равным для всех – и для богатых, и для бедных; он создается для блага людей, а не для их подавления; представители народа не имеют права делегировать свои полномочия и функции в законодательном органе никому; без согласия большинства народа нельзя повышать проценты сбора налога.

Либерализм впервые воздвиг на пьедестал интересы человека и абсолютную ценность каждой личности, которые ставятся выше интересов общества и государства. Следовательно, интересы личности являются приоритетными в государственном управлении и в развитии гражданского общества. Таким образом, либерализм – это не только освобождение индивида от всевластия государства и аппарата государственного управления, от личной зависимости, от чрезмерного вмешательства государства в дела как человека, так и частного предпринимателя, но и завоевание человеком различного рода свобод: свободы приобретения, владения и распоряжения собственностью, свободы выбора рода деятельности и занятий, свободы совести и религиозных убеждений, свободы участия в политической жизни, свободы слова и т.п.

По мнению классика английского либерализма Дж. Милля, взгляды которого изложены в работах «О свободе», «Представительное правление», «О влиянии правительства», индивидуальная свобода – это абсолютная независимость человека там, где это касается только его самого, а идеальное благородство – это самоотверженное служение обществу ради счастья других. Он особо выделял значение общественно-политического порядка как для государства, так и для человека, выступая за организацию самого государственного механизма на политико-правовых, демократических и представительских началах. Следует отметить, что Дж. Милль был сторонником идеи непосредственной причастности народа к устройству и деятельности государства и был решительно против проявления каких-либо ограничений индивидуальной свободы личности, потому что тогда автоматически возрастают злоупотребления властью и удовлетворяются корыстные цели и интересы государственной бюрократии.

Конституционализм как модель государственного управления основан на балансовом учете индивиду­альных и групповых интересов в основном законе – конституции и теории ограничительного правления. При этом принцип ограничительного правления основывался на идее разделения властей на три обособленные ветви и их взаимном контроле и уравновешивании посредством механизма сдержек и противовесов. Французский философ Ш. Монтескье считал, что принцип разделения властей на три равные ветви: законодательную, исполнительную и судебную предотвращает произвол и несправедливость, поскольку природа человека эгоистична и склонна к злоупотреблениям. Тогда как при помощи закона четко определяются компетенции учреждений, их права и обязанности. Эти учреждения должны находиться в отношениях взаимного контроля и зависимости, а при таком устройстве, по мнению Ш. Монтескье, обеспечивается взаимное сдерживание от нарушений законов и злоупотреблений, чем обеспечивается стабильность и прочность государства [3, с. 226].

«Когда же законодательная и исполнительная власти объединяются в одном и том же органе... в стране не может быть политической свободы. С другой стороны, не может быть свободы и тогда, когда судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. И наступает конец всему, если одно и то же лицо или орган, дворянский или народный по своему характеру, станет осуществлять все три вида власти» [3, с. 212].

Именно Ш. Монтескье первым среди политических мыслителей обратил внимание на необходимость всестороннего знания кандидатом на выборный пост потребностей общества и граждан, социально значимых проблем. Таким образом, акт избрания государственных управленцев из чисто технической процедуры превращался в политическое действие, направленное на квалифицированное управление в интересах общественного блага.

Несомненно, политические взгляды теоретиков либерализма и конституционализма оказали огромное влияние на политическую практику. Ныне демократические государства соблюдают принципы разделения властей, обеспечивая, таким образом, равновесие между ветвями власти, а также между различными политическими, социальными силами общества.

Политические идеи либерализма и конституционализма нашли свое дальнейшее теоретическое обоснование в модели государственного управления правового государства, которую сформулировали немецкий философ И. Кант, а также юристы Р. Моль и К. Велькер, базовый постулат которых – верховенство закона в государстве. Впоследствии эта теория правового государства была развита благодаря идеям о приоритете прав человека, принципу верховенства конституции страны по отношению ко всем другим законам и т.д. Правовое государство устанавливает равный масштаб свободы для всех граждан и само ограничивает их установленными нормами и правилами, постоянно действующими вне зависимости от людей.

Законно избранное правительство обеспечивает единый, обязательный для всех порядок, уничтожает неравенство, поэтому оно имеет право применить силу в качестве принуждения. Теоретики либерализма и конституционализма дальше разработали принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, в соответствии с которым и должны формироваться государственные органы. Сейчас идея правового государства закреплена в конституциях многих современных государств, в том числе и Республики Казахстан. Таким образом, модель государственного управления правового государства основана на неукоснительном соблюдении законности, обеспечении гарантий прав и свобод граждан.

Все эти три модели государственного управления, с одной стороны, определяют механизмы и принципы предотвращения произвола и узурпации власти в одних руках, а с другой – во главу угла ставят интересы индивидуума, личности, права и интересы которого выше интересов государства и общества. В то же время они связаны с эгалитаризмом, требованием равноправия граждан перед законом независимо от различий пола, языка и т.д.

Позднее идеи о государственном управлении сформулировали политические мыслители К. Маркс и Ф. Энгельс. Они в корне отличны от тех моделей государственного управления, которые мы уже исследовали. Конечно, в государствах постсоветского пространства к этим мыслителям неоднозначное отношение, однако полагаем, что они внесли крупный вклад в развитие общественно-политической и экономической мысли. Некоторые зарубежные исследователи политического наследия М. Вебера, считают, что его не было бы, если не было К. Маркса. Конечно, это, возможно, спорный постулат, однако он имеет право на существование.

Общеизвестно, что К. Маркс и Ф. Энгельс в рамках своей теории политэкономии выявили, что государство – это политическая организация экономически господствующего класса как организованный насильственный аппарат для подавления сопротивления эксплуатируемых По К. Марксу, угнетающий класс, занимающий наиболее выгодное положение в системе общественного производства, вынужден каким-либо способом поддерживать господствующее положение. И этим средством является государство. Первоначально Маркс тоже был убежден, что демократия – это истина нашего времени, пожалуй, даже бесповоротная истина, которая проясняет саму себя и то, что ей противостоит. Демократия есть разрешенная загадка всех форм го­сударственного строя. Здесь государственный строй не только в себе, по существу своему, но и по своему существованию, по своей действительности сно­ва и снова приводится к своему действительному ос­нованию и утверждается как его собственное дело. Государственный строй выступает здесь как он есть, как свободный продукт деятельности человека… [4, с. 24-25].

Закон исторического развития общества выражает необходимость изменения социальной структуры. Следовательно, неизбежна смена доминирующего эксплуататорского класса. Каждый из классов стремится завладеть властью и сформировать собственное правительство. Значит, классовая борьба есть движущий механизм развития общества. Государство, когда совершается раскол общества на противоположные классы, приобретает новую функцию – «посредством насилия охранять условия существования и господства правящего класса против класса угнетенного» [5, с. 152]. По мнению этих мыслителей, на смену капитализма неизбежно придет коммунизм – бесклассовое общество, основанное на принципах самоуправления, являющееся продуктом предшествующих поколений и т.п.

Упразднение класса капиталистов открывает перспективу создания экономики без эксплуатации, экономики, при которой само общество сообразно потребностям и по справедливости распределяло бы ресурсы, необходимые для развития средств производства, и потребляемую прибыль. Но устранение отдельных эксплуататоров тут же восстанавливает то, что Маркс называл азиатским способом производства, т. е. разделением общества на две части (лучше не называть их классами): огромное большинство труди­тся, с одной стороны, и государственный аппарат с армией чиновников, организованной по строго иерархическому принципу – с другой. Прибыль, взимаемая государственным аппаратом, распределяется согласно воле руководителей этого аппарата [4, с. 31-32]. При этом К. Маркс смутно предчувствовал возможность порабощения, скрывающуюся в стремлении преодолеть характерный для либеральной демократии дуализм общества и государства, трудящегося и гражданина и т.д.

Ф. Ницше правомерно считают одним из первых теоретиков элитарности любого общества. Элитистская система государственного управления, по его мнению, основана на иерархии групп, способности которых не равны, как не равны их права и обязанности. Согласно Ф. Ницше, по своей природе человек – хищное, «властолюбивое животное», которое стремится к власти и господству над более слабыми людьми. Центральным мотивом че­ловеческих поступков является воля к власти. Данная воля к власти заложена в человеческой психике, «аффект команды». При этом аристократия “должна твердо верить, что существует не для общества, но и что оно (общество) – не более как фундамент и подмостки, на которых стоят какие-то высшие существа” [6].

Таким образом, Ф. Ницше сформулировал концепцию сверхчеловека – «великого человека толпы», способного осуществлять государ­ственное управление, используя при этом самые низменные человеческие страсти и пороки. Размышляя о причинах и процессе упадка элит, он приходит к выводу, что причина кроется в разложении элитарного чувства и утрате самоценности (самозначимости) властвующей элиты.

В этой связи отметим, что в отношении политических взглядов Ф. Ницше многие ученые высказывали довольно критические замечания. Однако среди ученых есть и противоположное мнение об этой концепции Ф. Ницше. По мнению Г. Г. Соловьевой, «согласно Ф. Ницше свободный ум только в страданиях, опасности и риске, защищенный от жалости и сочувствия, крепит свой дух, свою волю к мощи. Этот мотив был извращен: Ницше, де, призывает к жестокости, антигуманности. Но речь идет только о преобладании позиции мощи, о преодолении расслабленности, изнеженности, вялости эпохи» [7, с. 51].

Она полагает, что у Ницше значится именно воля к мощи (die Macht), т.е. воля к дионисизму, воля к Востоку. Речь идет не только о переоценке ценностей, но, прежде всего, о перекомпоновке онтологии: идея вечного возвращения, возобновление утраченного союза Востока и Запада [7, с. 42].

По Ф. Ницше, государственное управ­ление должно опираться на насилие и использовать пропагандистские и иные технологии в целях укрепления своей власти. Таким образом, он абсолютизировал элитаризм общества, верховенствующее доминирующее положение аристократов в обществе.

Постепенный процесс превращения фрагментарных априорных знаний о политической элите и управлении в самостоятельную науку государственного управления связан с именами М. Вебера, Ж. Сореля, Г. Моска, В. Парето, Р. Михельса и В. Вильсона. А. Файоль и Ф. У. Тейлор.

Огромный вклад в развитие теории менеджмента внес Ф. У. Тейлор, который первым применил научный метод организации работы и определил точные принципы повышения эффективности управления. Заслуга же М. Вебера состоит в том, что он первым сформулировал универсальные принципы организации и функционирования административных учреждений. Он является одним из теоретиков концепции общего административного управления.

В работе «Хозяйство и общество» он определил «следующие принципы рациональной бюрократии: каждое уч­реждение имеет свою собственную область компетенции; гражданские служащие не выбираются, а назначаются на основе про­фессиональной квалификации, в соответствии с дипломом или по результатам экзаменов; гражданские служащие получают заработную плату в соответствии с рангом; для гражданского служащего эта работа представляет профессию или является основным занятием; служащий не владеет учреждением, в котором работает; служащий подчиняется дисциплине и находится под контролем; смещение с должности основывается на решении вышестоящих инстанций» [8].

Именно рациональная дисциплинированная бюрократия есть идеальная модель эффективного государственного управления. Рациональная бюрократия состоит из «квалифицированных специалистов с высокой профессиональной подготовкой, с чувством ответственности, с сословной честью, которая выступает в качестве гаранта безупречности» [9].

М. Вебер вывел закон роста бюрократии, поскольку ясно видел растущую мощь бюрократии. Ныне развитие современного общества само диктует необходимость появления новых управленческих обязанностей. Например, в 60–70-х годах XX столетия возникла необходимость в аналитиках, а сейчас появление электронного правительства выдвигает на первый план техноменеджеров. Он сформулировал шесть признаков современной бюрократии (власти чиновников), включая и государственную бюрократию: каждый чиновник обладает соответствующей компетенцией, зафиксированной в законах и инструкциях, «рационально установленных», «корректно сформулиро­ванных» и «обнародованных» нормах; существует иерархия чиновников, которая позволяет осуществлять контроль нижестоящих служащих вышестоящими; управление осуществляется на основе письменной документации (дела, архивы), которая «сохраняется в своей первоначальной форме»; управленческие функции выполняют профессионально подготовленные лица; управление требует полной занятости, а не так, как было раньше, когда «административная работа выполнялась как второстепенная»; управление основывается на общих правилах, более или менее стабильных, полных, которые могут быть заучены [10, с. 433]. Видимо, по М. Веберу, сущность политики – руководство, означаемое как самостоятельное управление.

Если сфера деятельности политика – это борьба за власть и процесс принятия решений, то чиновник – это простой исполнитель данных решений. Если у первого могут присутствовать чувства и эмоции, то второй должен действовать профессионально без какой-либо потери эмоционального состояния, добросовестно и точно. Следовательно, авторитет политика беспрекословен. М. Вебер, возможно, формулирует авторитарный тип политического руководства, так как считает, что политик не только принимает политические решения, но и отдает распоряжения подчиненным и контролирует их исполнение.

М. Вебер в своих работах затронул также проблемы политической этики государственной службы:

- обосновал принцип объективности («невзирая на лица») в деятельности современных государственных служащих; он писал: «Бюрократический аппарат государства и осуществляющий его функции рациональный homo politicos... выполняют доверенные им дела и налагают нака­зания за нарушение законов, причем именно в том случае, когда они следуют идеальному смыслу насильственно установленных государством рациональных правил, чисто деловым образом ("невзирая на лица", "sine ira et studio" без ненависти, а потому и без любви»);

- показал роль этики государственной службы для эффективной работы государственного аппарата и указал на опасность возникновения коррупции; он полагал, что современное чиновничество превращается «в совокупность трудящихся, высококвалифицированных специалистов духовного труда, профессионально вышколенных многолетней подготовкой, с высокоразвитой сословной честью, гарантирующей безупречность, без чего возникла бы роковая опасность чудовищной коррупции и низкого мещанства, а это бы ставило под угрозу чисто техническую эффективность государственного аппарата» [10, с. 433-434].

В то же время М. Вебер определил групповую сплоченность чиновников и тенденцию бюрократии к замкнутости, так как в современных демократиях практически все властные решения она готовит и их же реализует. Власть бюрократии связана с ее монополией на знание всех «подводных камней и секретов» государственного управления. Удержать усугубляющую чрезмерную роль бюрократии в жизнедеятельности общества может только харизматический политический лидер.

Французский мыслитель Ж. Сорель считал, что не следует при определении классовой принадлежности индивида руководствоваться в первую очередь экономическими критериями. Большое значение в этом плане имели для Ж. Сореля психологический и моральный критерии, то, как индивид сам осознает себя. Согласно Сорелю, общество делится на группы, но не по признаку экономического положения, а нравственно [11, с. 440].

По его мнению, коммунность – источник благосостояния и здоровья общества, и именно народ (а не интеллектуалы), как хранитель здоровых нравственных начал, способен возродить этот источник [11, с. 440]. Он считал, что в профсоюзах, так называемых синдикатах, априори стихийно образовываются новые организации будущего общества на базе сложившихся общественно-политических отношений капиталистического общества. Разрабатывая теорию социального мифа, Сорель определил, что у каждого класса – буржуазии и пролетариата, есть свои мифы, которые им жизненно необходимы, так как они формируют устойчивые политические убеждения у социальной группы.

В свою очередь необходимо отметить, что зарубежный исследователь-практик Анри Файоль первым сформулировал четырнадцать универсальных принципов управления. Это такие как: разделение труда; полномочия от высших уровней до нижних; дисциплина; единоначалие; единство направления; подчинение личных интересов общественным; вознаграждение; централизация; «скалярная цепь», то есть единство полномочий; порядок, беспристрастность; стабильность персонала; инициативность и коллективизм (командный дух). Эти принципы не утратили своей актуальности и важны для любого государственного или коммерческого менеджера.

Для нас важно исследовать взгляды ученого и государственного деятеля США В. Вильсона. По его мнению, «наука администрирования должна будет искать способы улучшения деятельности правительства, что сделает его работу менее трудоемкой, приведет в порядок организацию управления» [12, с. 197].

В. Вильсон обосновал идею разделения политических и административных функций в механизме государства, прагматично исходя из постулата, что смена политического руководства не должна влиять на деятельность несменяемого административного аппарата. Повышение эффективности публичной администрации он связывал с введением рыночных механизмов и установок в систему государственного администрирования, основанную на разделении и специализации управленческих функций и высокой профессиональной компетентности го­сударственных служащих [12, с. 197]. Заметим, что данная идея реально воплощена в государственном менеджменте Японии.

По В. Вильсону, именно законодательство и политическое руководство должны формулировать основное направление политической деятельности государственных служащих (в случае США - администрации). Он считал, что эффективность управляющей системы зависит от характера отношений между политической элитой и публичной администрацией. Отношения между государственной администрацией, исполняющей законы, и политической властью, создающей законы, составляют самую сущность правительственной системы [13].

Соглашаясь с мнением В. Вильсона об ущербе от частых смен правительства в результате итогов голосования, что мешает оперативно принимать политические решения на общенациональном, региональном или местном уровнях, выскажем свою позицию. Частые выборы – это не только излишние бюджетные расходы, они во многом не способствуют формированию устойчивых стабильных механизмов и принципов взаимодействия на вертикальных и горизонтальных уровнях государственного управления, а также снижают адаптивные механизмы государственных служащих, формируют у них приспособленческие качества и т.д.

Политические взгляды М. Вебера и В. Вильсона позволяют придти к следующим выводам. Во-первых, они четко позиционировали две основные отрасли государственного управления: политическое управление и административный менеджмент (бюрократия). Во-вторых, административный менеджмент находится в подчинении у политического руководства и должен четко реализовывать их установки и политические решения. В-третьих, кандидаты на политические должности в административном аппарате избираются или назначаются на определенный период времени, а все государственные служащие должны отбираться по конкурсу посредством сдачи экзаменов и служить на постоянной основе (принцип пожизненного найма).

В начале XX в. в связи с дальнейшей централизацией и бюрократизацией политической жизни возникла необходимость пересмотра опыта организации европейских государств, переоценки либерально-демократических ценностей, принципов и значимости представительного правления. Естественно, это способствовало появлению классических теорий политической элиты.

Ныне в современной политологии широко распространена концепция плюрализма элит. Суть этой концепции в том, что нет единой политической элиты в обществе, а есть множество центров власти, следовательно, имеются различные группы политических элит, каждая из которых ограничена областью деятельности. Эти политические элиты еще именуются как функциональные. В состав таких элит входят те, кто обладает высокой квалификацией для выполнения управленческих функций, а именно – организация, планирование, мотивация и контроль. Слабость теории плюрализма элит состоит в том, что еще рано сбрасывать со счетов единую политическую элиту, которую можно определить как правящий политический класс, слой и т.д. В то же время ее сильная сторона заключается в следующем: плюралистическая система элит увеличивает ее подконтрольность массам посредством демократических механизмов – выборов, референдумов, всевозможных общественных опросов и т.д. Плюрализм элит создает конкуренцию дифференцированных и равнозначных элит и предотвращает образование устойчивого властвующего слоя, а также противостоит увеличению концентрации власти в одном центре влияния.

Элитарные классические и современные теории общественно-политического развития во многом рассматривались западными социологами и политологами как альтернатива теории классовой борьбы. Однако на данном этапе общественного развития как науки в целом, так и государства, мирового сообщества можно отметить, что классические и современные теории, с одной стороны, превратились в достаточно разветвленную систему идей и концепций, в которой сегодня может уверенно ориентироваться только профессионал. С другой стороны, эти теории продолжают непрерывно развиваться, охватывая практически все сколько-нибудь значимые явления общественно-политической жизни, глобальные и локальные, характерные как для постиндустриальных и индустриально развитых, так и для слабо развитых стран.

Заметим, что после крушения коммунистического тоталитаризма и утверждения плюрализма мнений, политические воззрения древнейших античных философов, мыслителей средневековья, нового и новейшего времени позволяют по-новому исследовать и давать оценки современным политическим реалиям. Однако ни одна политическая теория не обладает абсолютной истиной в силу ограниченности человеческого кругозора, сложности проблемы исследования и ее изменчивости и неопределенности в будущем.

XX век для современной политической науки характеризуется расширением теоретико-практических исследований различных проблем, среди которых феномен власти и психология лидерства, поведенческие установки как политических лидеров, так и электората, например, в ходе избирательного процесса, формирование и функционирование политической и администра-тивной элиты, политическая система, маркетинг и политические технологии и т.д. Все это не могло не отразиться на появлении ряда концепций по указанным и другим проблемам политологии, что существенно обогатило политическую науку.

К проблеме становления и развития политической элиты известные ученые Ж. Сорель, Г. Моска, В. Парето и Р. Михельс обратились в начале XX века. Именно им нужно отдать должное за то, что они первыми обратили внимание на класс управленцев, ввели понятие «элита» в политическую науку, применили различные теоретические подходы при изучении политической элиты: стратификационный, психологический и организационный.

Однако будет неверно утверждать, что до авторов классических теорий политической элиты мыслители прошлого не обращали внимание на проблему формирования и функционирования управленцев. В этой связи стоит совершить экскурс в историю становления и развития политических взглядов и концептуальных парадигм на проблемы управления, на способы формирования и качество функционирования управленцев. При этом важно указать на наличие очевидной взаимосвязи, с одной стороны, - становления и развития политико-правовых идей и теорий политической элиты, а с другой – исторически закономерного и неизбежного процесса институционализации правящей и административной элиты во всем мире.

Концепции политической элиты выступают в качестве объективного отражения исторического и социального процесса, в котором общественно-политические трансформации практически всегда инициировались меньшинством общества, особенно творческим и политически активным.

Поиск идеальной модели управления обществом был начат с момента организационного оформления жизнебытия людей. Политическая история человечества доказывает, что в основном люди не были довольны организацией своего быта и жизни общества в целом. Поэтому основными вопросами были: кто должен управлять, какими качествами должен обладать управленец и каким образом идеально обустроить жизнь людей.

Поиск идеальной модели управления государством продолжается до сих пор, что говорит не только о неудовлетворенности качеством и уровнем государственного управления, но и о неисчерпаемости требований общества к власть предержащим. Следовательно, проблема формирования эффективного государственного управления всегда была и будет актуальной, поскольку государственное управление занимает ключевое место в структуре целостного политического процесса.

В то же время, хотя теоретические конструкции идеального государства и наилучшего правителя нигде и никогда не были осуществлены (по крайней мере полностью), они оказывали и оказывают свое воздействие на умы человечества и опосредованно воздействуют на политические процессы современного общества. Они выработали жизнестойкие политические и нравственные критерии оценки деятельности любого государственного и политического деятеля, реальной политической роли госслужащих, «благородных мужей».

Таким образом, завершившийся XX век характеризуется тем, что в Западной Европе и США были сформулированы теории государственного управления и концепции политической элиты. Позднее учения о государственном управлении и политической элите оформились в самостоятельные научные направления. Во многом патриархи классического элитизма и современные авторы теории элит расходятся в трактовке политической элиты и ее роли и места в обществе. В то же время развитие общества требует адекватного реагирования на вызовы общества, соответственно нужны новые или обновленные политические элиты. Следовательно, требования к качеству политических элит и их уровню государственного управления ныне неизмеримо возрастают.


Литература:

1 Локк Д. О гражданском правлении // Избранные философские произведения. В 2-х т. – М.: Соцэкиз, 1960. – Т. 2. – 532 с.

2 Антология мировой политической мысли: В 5 т. – М. Мысль, 1997. – Т. 1. – 830 с.

3 Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. – М.: Госполитиздат, 1955. – Кн. 6. – 800 с.

4 Арон Р. Эссе о свободах // Пер. с фран. Н. А. Руткевич. – М.: Праксис, 2005. – 208 с.

5 Маркс К. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Полн. собр. соч. – М.: Молодая гвардия, 1961. – Т. 20. – 827 с.

6 Ницше Ф. По ту сторону добра и зла // Полн. собр. соч.– М.: Знание, 1990. – Т. 1. – С. 257– 258.

7 Соловьева Г. Г. Современная западная философия (от Серена Кьеркегора до Жака Деррида). – Алматы: Компьютерно-издательский центр ИФП МОН РК, 2002. – 465 с.

8 Weber M. The Theory of Social and Economic Organization. - N.Y.: Oxford Univ. Press, 1946. - P. 333-334.

9 Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избр. произв. - М., 1990. – С. 55.

10 Марченко М. Н. Мачин И. Ф. История политических и правовых учений: учебник. – М.: Высшее образование, 2005. – 495 с.

11 Социологическая энциклопедия: в 2 т. – М.: Мысль, 2003. – Т. 2. – 863 с.

12 Wilson W. The Study of Administration // Political Science. – Quarterly 2. – 1887. – June. – P. 197.

13 Вильсон В. Государство. Прошлое и настоящее конституционных учреждений. - М., 1905. - С. 508.

Приемы и методы анализа законодательных актов как исторического источника


Отепова Г.Е.


В прошлом исследовательская деятельность историка могла осуществляться на основе неосознанного применения тех или иных средств и приемов. На современном этапе развития под влиянием бурно протекающей дифференциации и интеграции дисциплин, путь познания истории настолько усложнился, что историк уже не может достаточно плодотворно работать, если он полагается только на свой опыт и интуицию [1].

Материалы законодательных актов являются одним из основных источников при изучении внутренней и внешней политики государства. Следовательно, задача любого исследователя изучить все пути, ведущие к получению достоверных знаний об объективной реальности и к достижению истинного результата. «Историк стремится заглянуть за тексты, чтобы добиться от них сведений, которых они давать не хотят и сами по себе дать не могут» [2]. Исторические источники очень разнообразны по своей структуре, содержанию, причинам происхождения и т.д. Данные обстоятельства позволяют выявить их общие свойства, формы и содержание. Это создает возможность единого научного подхода к ним – разработки методов и приемов источниковедческого анализа и источниковедческого синтеза. Главная цель методов источниковедения - это определить информационные возможности источника (полнота, достоверность и новизна данных) и показать значение источника для исследуемого периода. В соответствии с этим, метод источниковедения проводится поэтапно, последовательно. Поэтому на каждом этапе решается своя исследовательская задача, достигается познавательная цель.

Важнейшей задачей источниковедческого анализа является изучение источников в их совокупности, взаимной связи и взаимодействии. Каждый исторический источник дает нам один или несколько фактов, характеризующих явления лишь с определенных сторон. Таким образом, одним из главных условий научного подхода к изучению исторических источников является их совокупное использование. Данный метод приобретает особое значение при изучении материалов законодательства, так как в их состав входят документы различные по форме, происхождению и содержанию. Прежде чем получить юридический статус, законодательный документ проходит несколько этапов своего развития и создания. Здесь можно выделить следующие этапы: законодательного почина или инициативы; разработка и утверждение законопроекта, его утверждения или санкции и, наконец, обнародование закона. В структуре источника все они находятся во взаимосвязи. Поэтому только совокупное изучение документов всех этих этапов, отразивших стадии процесса формирования законодательного акта, позволяет с достаточной полнотой раскрыть причины его появления, социальный характер, определить место и значение данного акта в системе законодательства в целом или по отдельному периоду и отдельному вопросу.

Сведения, собранные из всей совокупности различных источников, позволяют определить место и значение отдельных источников в ряду других, выявить связь между источниками, сопоставить источники по степени достоверности и точности. «Материалы, отразившие все стадии процесса формирования и применения законодательного акта или актов, взятые в совокупности, позволяют с достаточной полнотой вскрыть причины его появления, классовый характер, определить место и значение данного документа в системе законодательства в целом или отдельному периоду и отдельному вопросу» [3].

Из других методов, применяемых при исследовании и анализе материалов законодательства, особо следует обратить внимание на метод грамматического толкования законодательного документа и изучения литературно-юридических форм его изложения

Метод грамматического толкования имеет первостепенное значение для изучения законодательного акта, так как это особо юридически оформленный акт. Чтобы суметь правильно прочитать его, необходимо учесть временное и юридическое значение слов, а также знать специфику примененных в тексте понятий. При грамматическом толковании текста важную роль играет установление значения отдельных слов и понятий. Например, сравнить понятия «закон», «преступление», «преступное деяние» и т.д. Данный метод позволяет определить смысл употребляемого слова или понятия, какие предметы и явления реальной жизни они охватывают. Иногда в тексте трудно найти значение того или иного слова, тогда необходимо обратиться к сопоставлению источников или к справочно-юридической литературе. Если закон употребляет слова, которые сейчас не распространены или со временем изменился их смысл, то нужно брать за основу то значение, которое данное слово имело в свое время. Грамматическое толкование законов необходимо еще и потому, что иногда в официальных изданиях встречаются опечатки и ошибки. Выправить их возможно путем сверки опубликованного текста с архивными материалами или с предыдущими и последующими официальными изданиями.

Литературно-юридические формы изложения законодательного акта также имеют свои особенности. В начале XVII веке под влиянием социально-политических и культурных изменений из состава литературного жанра постепенно начинает выделяться деловой жанр. При Петре I делопроизводство значительно расширилось и пополнилось новыми формами деловой письменности, которая характеризуется многими заимствованиями из иностранного языка, появились новые конструкции текста, нехарактерные для разговорной речи. В деловом тексте XVIII века уже видна четкость изложения мысли, но еще очень мало канцелярских штампов. Документ XIX века имеет четкую структуру текста, этикетные формулы менее напыщенные, произошло упрощение форм и словосочетаний. Для законодательных документов стали применять своеобразную графику, особую форму печатания текста – разреженным и увеличенным шрифтом.

В законодательных источниках часто применялись слова и выражения, вовсе не отражавшие реальную действительность. Например, особую, напыщенную, многообещающую форму изложения имели царские манифесты. При помощи особых приемов формулирования отдельных статей законов или всего закона, царское правительство стремилось скрыть истинный смысл документа, подменить один тезис другим. Для этого отдельные статьи, положения закона излагались неясно, двусмысленно, противоречиво. Расхождение между мнимыми целями и действительным содержанием – характерная черта царского законодательства. Во все времена царское самодержавие пыталось придать законодательным актам видимость заботы об интересах народа, о благе всех своих подданных. «Стремление опереться на достоверные свидетельства источников для воссоздания реальности прошлого было присуще историкам издавна. Оно послужило импульсом для формирования методов так называемой исторической критики, т.е. системы приемов проверки подлинности и установления достоверности исторических источников. По мере развития исторической мысли становилось более очевидным, что каждое дельное высказывание или свидетельство источника должно быть поставлено в определенную зависимость от общего замысла произведения, от обстоятельств создания источника, от знаний условий, в которых автор жил и творил. Иначе говоря, вопросы критики источников не могут быть рассмотрены без исследования вопросов интерпретации смысла произведения в его целом» [4].

Материалы законодательства – источник массовый. Поэтому к нему, как к любому массовому источнику, применим статистический метод, т.е. метод группировок законодательных актов по видам, периодам, проблемам и т.д. Преимущество статистического метода состоит в том, что, характеризуя количественную сторону явления, он помогает полнее представить присущую им закономерность, проводимой царским самодержавием политики и его эволюцию.

Статистический метод позволяет объективно проследить, как и сколько принималось законов по тому или иному вопросу. Как говорил В. Ленин, ничего не может быть «объективнее и беспристрастнее статистики законов – простого подсчета того, что само правительство постановляет». Кроме того, объективность подхода состояла и в том, что анализу подвергалось будничное законодательство, в котором не было «ничего такого, что отодвигало бы совершенно на задний план все остальное и налагало бы особую печать на данный период внутреннего управления» [5]. Этот метод позволяет законодательные акты сгруппировать по их социальному назначению, т.е. выяснить вопрос: для какой социальной группы, в чьих интересах они издавались.

Анализ законодательных актов, касающихся истории Казахстана показал, что все акты издавались в интересах колониальной политики царизма: расширении земель, приобретении дешевой рабочей силы, расширении сфер экономического влияния, распространение российского законодательства на территорию края, внедрение российской системы административного управления и т.д.

Применим к материалам законодательства и сравнительный анализ, широко используемый при изучении других видов исторических источников. Анализ законодательных актов по одному и тому же вопросу, но изданных в разное время, позволяет проследить изменение политики самодержавия, направление его эволюции в связи с изменением исторических условий. Для изучения законодательного документа необходимо выяснить все, что касается его происхождения: установить автора, время, место издания, подлинность. Также исследователь должен показать условия и причины появления закона, его природу, сущность, раскрыть преследовавшиеся им цели. Для этого соответствующий законодательный документ и содержащиеся в нем сведения нужно рассматривать в неразрывной связи со всеми условиями жизни изучаемого периода и сопоставить его с другими источниками и фактами. Исследователь путем сравнения текстов должен определить, под влиянием каких условий и в чьих интересах был изменен изданный ранее закон; в какой мере новый вариант сохранил прежние правовые нормы. Поэтому для выяснения подлинности, сути и природы законодательного акта сравнительный метод изучения имеет первостепенное значение.

Применение различных методов изучения и анализа законодательных материалов расширит возможности использования их в исторических исследованиях. Комплексное использование различных методов источниковедения позволит представить исследуемый источник как явление культуры изучаемой эпохи. «Всякий, кто стремится к познанию исторической действительности, почерпает свое знание о ней из источников (в широком смысле); но для того, чтобы установить, знание о каком именно факте он может получить из данного источника, он должен понять его: в противном случае, он не будет иметь достаточного основания для того, чтобы придавать своему представлению о факте объективное значение; не будучи уверен в том, что именно он познает из данного источника, он не может быть уверенным в том, что он не приписывает источнику продукта своей собственной фантазии» [6].


литература:

  1. Гуревич А.Я. Что такое исторический факт // Источниковедение: теория и методические проблемы. М., 1969. - С.88.

  2. Гадамер Х.Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. - С.220.

  3. Антонова С.И. Материалы законодательства периода капитализма как исторический источник. Учебно-методическое пособие. М.: МГУ, 1976. – С. 41.

  4. Источниковедение. Под редакцией И.Н.Данилевского, В.В.Кабанова, О.М. Медушевской, М.Ф.Румянцевой. М.: РГГУ, 2004. - С.125.

  5. Ленин В.И. Случайные заметки. Полн.собр.соч., т.4, с.423.

  6. Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. СПб, 1913. Вып.2. - С.407

Трансформация политических институтов независимого Казахстана
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27

Похожие:

Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины политическая география в современном мире для направления 030200. 68 «Политология»
Экономическая, социальная и политическая география мира. Регионы и страны. Учебник / Под ред. С. Б. Лаврова и Н. В. Каледина. М.:...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях icon«Политическая история Казахстана»
Рабочая учебная программа по дисциплине «Политическая история Казахстана» для студентов специальности 050502 «Политология»
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПолитическая социология Учебное пособие
Пособие написано на основе министерского стандарта «Политическая социология», предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей,...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconсовременная политическая карта мира и раздел: география населения мира Составил: Николай Ломтев
Современная политическая карта мира учебник 10 класса Максаковский 30 тестов
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРеферат. Маргарет тэтчер
Ее ставили в пример, на нее равнялись – такова была политическая конъюнктура. Сейчас можно смело сказать, что Маргарет Тэтчер – уже...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconМетодические указания к курсу «Политическая эпистемология»
Методические указания к учебному курсу «Политическая эпистемология» для студентов первого курса отделения политологии факультета...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРабочая учебная программа (приложение 1) Тематический план лекций (приложение 2)
Основной целью преподавания неврологии у студентов факультета медицинской психологии является формирование представления о синдромокомплексах...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconЭкзаменационные вопросы по истории отечества (История России в контексте мирового развития)
Россия в системе мировых цивилизаций. Российская цивилизация: миф или реальность? Птк: т. 1
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины «Политическая и экономическая история» для направления 031900. 62 «Международные отношения»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления 0031900. 62 «Международные...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconНовости на сегодня
Очередной победитель конкурса лучшая статья месяца на сайте Экоис. Победителем в мае стал С. Эгембердиев со статьей «Баткенский цветок...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница