Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях




НазваниеПолитическая реальность в разнообразных ее проявлениях
страница10/27
Дата конвертации10.02.2016
Размер5.32 Mb.
ТипДокументы
источникhttp://library.psu.kz/fulltext/transactions/407_irenov_g.n._suleymenova_z.k._ashenova_s.v._gappa
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   27

Пайдаланылған әдебиеттер:

  1. Токвиль Алексис де Демократия в Америке. - М., 1992. с.380-386.

  2. Руссо Ж.Ж. Трактаты. – М., 1969. - С.178-180.

  3. Nagel J.P. Partіcіpatіon. N.Y. 1976. - P.21.

  4. Холмская М.Р. Политическое участие как объект исследования (обзор отечественной литературы) // Полис. 1999. N5. - С.170-176.

  5. Verba S. Nіe N. And Kіm, J. Partіcіpatіon and Polіtіcal Equalіty: A Seven Natіon Comparіsons. Camb. Un. Press. 1978. - P.14.

  6. Cloward R. Қllegіtіmate Means Anomіe and Devіant Behavіour. - Amerіcan socіologіcal Revіew. 1959., bd.24.

  7. Polіtіcal and Related Models. N.Y. 1983. - P.87.

  8. Зарубежная политическая история и современность. Вып. ІІІ. М., 1990.

  9. Вебер М. Избранные сочинения. - М., 1990. – С.520.

  10. Ежи Вятр Социология политических отношений. - М., 1979. - С. 270-290.

  11. Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч. Т.3. - С.68.

  12. Ковлер А.И., Смирнов В.В. Демократия и политическое участие. Критические очерки теории и истории. - М.: Наука, 1986, 191 с.12.

  13. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. - 2-е изд. - М.: Аспект Пресс, 1995. - 320 с. – С.288.

  14. Политическая энциклопедия., - М., 2000. Т.2. - С. 535.

  15. Гончаров Д.В., Гоптарева И.Б. Введение в политическую науку. - М., 1996. - С.232.



Концептуально-практические аспекты категории «демократия»


Мухамбедьярова А.Т.


В политической науке общепризнанными столпами демократии являются: народовластие; правительство, основанное на согласии управляемых; правило большинства; права меньшинств; гарантии основных прав человека; свободные и честные выборы; равенство перед законом; справедливое судопроизводство; конституционные ограничения правительства; социальный, экономический и политический плюрализм; ценности терпимости, прагматизма, сотрудничества и компромисса [1].

На сегодняшний день в современной политической науке существует несколько основных подходов к определению сущности демократии.

1) Первый подход - негативный - рассматривает демократию буквально как власть черни и толпы, власть людей с низменными наклонностями, попирающими все общественные устои (так, например, понимали демократию античные философы – Платон и Аристотель). Слабость этого подхода заключается в его очевидной односторонности, поскольку ни в одном социальном явлении, тем более таком сложном и многогранном, нельзя видеть одни только отрицательные стороны.

2) Второй подход - этимологический, то есть рассматривающий происхождение и изначальное значение термина «демократия». Согласно этому подходу, демократия - это форма общественного устройства, основанная на равноправном участии членов общества в управлении с принятием решений большинством. Однако подобный подход к пониманию природы демократии мало что проясняет, т.к. даже в самом греческом языке составляющее его корень слово «демос» одновременно означает народ, толпу, чернь и всех людей вообще. Кроме того, остается неясным, как конкретно народ осуществляет свою власть при народовластии? Какие условия должны быть для этого созданы? Должны ли при этом существовать какие-либо ограничения власти народа?

3) Третий подход - нормативный - состоит в понимании демократии как определенного идеала общественного устройства, основанного на принципах свободы, равенства и братства, выдвинутых Великой Французской революцией. Слабость данного подхода состоит в том, что он не учитывает оторванность любого идеала от реальной жизни общества (в реальности зачастую недостижимы даже формальная свобода и равенство, а братство - вообще не политическая категория), противоречий, существующих между самими принципами свободы, равенства и братства (как показывает исторический опыт, свобода быстро сводит на нет равенство, а равенство - свободу).

4) Четвертый подход - социально-политический - трактует демократию как массовое общественное движение за осуществление демократических целей и идеалов. Как полагают специалисты по политической истории, оно возникло в Новое время в странах Европы под флагом борьбы с абсолютизмом за права третьего сословия. Слабость этого подхода к пониманию природы демократии заключается в том, что остается неясной связь массового устремления к демократии, массовых движений под демократическими лозунгами с реальным достижением демократии. Как показывает исторический опыт, массовые движения под демократическими лозунгами (например, рабочее движение начала ХХ в. в России под руководством РСДРП) могут вести и к тоталитаризму.

5) Пятый подход – так называемая «гражданская теория демократии» (российский политолог В.Махнач и др.) - рассматривает ее не просто как власть большинства (толпы), а именно как власть сознательных, активных, цивилизованных и политически культурных граждан. Главной проблемой понимаемой таким образом демократии является то, что такие граждане, как правило, составляют меньшинство общества.

6) Шестой подход - эмпирический (эмпирия - непосредственное чувственное восприятие событий и явлений окружающего мира) - призывает отойти от рассмотрения идеальных и несуществующих моделей демократии, и рассматривать ее такой, какая она есть на самом деле. С позиций этого подхода демократия представляется как форма правления, основанная на свободной и честной конкуренции политиков в борьбе за власть с добавлением некоторых признаков - подотчетность правительства парламенту, власть закона, открытость общества, уважение к частной собственности и правам граждан, и т.д. Слабость такого понимания демократии проявляется в том, что, несмотря на отвлеченный характер идеальных моделей демократии, определенный идеал все-таки нужен для того, чтобы на него можно было ориентироваться в реальной политической жизни и усовершенствовать действительность. Полезность же этого подхода состоит в том, что он выделяет некоторые наиболее общие признаки демократии как реального явления.

Представителем данного подхода является американский политолог Роберт Даль. В своей книге «О демократии» исследователь высказывает мнение, что «в гораздо большей степени демократия была предметом теоретических размышлений философов, чем реальной политической системой, которую люди должны были взять на вооружение и воплотить в жизнь. И даже в тех редких случаях, когда «демократия» или «республика» существовали на самом деле, большая часть взрослого населения была отстранена от участия в политической жизни” [2]. По его мнению, обстоятельства, которые благоприятствуют участию народа в управлении это - групповая самоидентификация, отсутствие вмешательства извне, принятие принципа равенства. А монархии, деспотии, аристократии, олигархии, основанные на той или иной форме социальной иерархии приводили к исчезновению системы народовластия. К исконным врагам системы народовластия Р. Даль относит «экономический упадок, коррупцию, олигархии, войны, территориальную экспансию, узурпацию власти авторитарными правителями» [3].

В то же время, система народовластия или «народного правительства» в Греции, Риме и Италии, по мнению Р. Даля, не включала три основополагающих политических института – национальный парламент, состоящий из выборных представителей и всенародно избранные местные правительства (т.е. органы местного самоуправления), полностью подчиненные национальному правительству.

С точки зрения американского политолога Р.Даля, современная развитая демократия опирается на семь основных институтов:

1) Суверенитет народа и выборность высших должностных лиц - т.е. народ как высший источник власти выбирает политических руководителей и может периодически сменять их;

2) Свободные и честные выборы - т.е. выборы с реальной конкуренцией и равенством шансов претендентов, без всякого принуждения избирателей к голосованию;

3) Всеобщее голосование, т.е. положение, когда практически все взрослые дееспособные граждане имеют право голосовать на выборах;

4) Право претендовать на выборные должности, которым также должны обладать практически все дееспособные взрослые граждане;

5) Свобода слова - т.е. граждане должны иметь право свободно выражать свое мнение по самому широкому кругу политических и общественно значимых вопросов, критиковать политическую власть, ее политику и господствующую идеологию;

6) Альтернативная информация - т.е. в демократическом государстве помимо официальных должны существовать альтернативные источники информации, к которым граждане могли бы регулярно обращаться;

7) Независимость организаций - граждане должны иметь право с целью защиты своих интересов создавать независимые от государства объединения - ассоциации, политические партии, группы давления, и т.д.

Все это, как принято сегодня считать, в совокупности, и составляет сущность реальной демократии [4]. По мнению американского исследователя, перечисленные политические институты в совокупности “представляют собой не только новый вид политической системы, но и новый вид народовластия, никогда прежде не существовавший в обозримой истории со времен установления “демократии” в Афинах и “республики” в Риме”. Современный вид демократического правления в масштабах целой страны, отмечает Р. Даль, называется полиархической демократией. Политические институты полиархической демократии возникли в качестве ответа на требования полноценного и полноправного участия граждан в политической жизни.

К благотворным последствиям или преимуществам демократии, по мнению Р. Даля, относятся:

«1. Избавление от тирании. 2. Соблюдение основных прав и свобод. 3. Свобода личности. 4. Самоопределение. 5. Моральная автономия. 6. Возможность развития личности. 7. Защита основополагающих интересов личности. 8. Политическое равенство. 9. Стремление к миру. 10. Процветание». [5] Именно с учетом всех этих преимуществ, по словам Даля, демократия представляет собой для большинства людей более предпочтительный вариант по сравнению с любой альтернативой ей политической системой. Р. Даль справедливо критикует «старинный и живучий довод», утверждающий, что «большинство народа просто недостаточно компетентно, чтобы принимать участие в управлении государством. И народу лучше устраниться от власти и предоставить это трудное дело тем, кто мудрее, - немногочисленной группе или одному человеку». Разумеется, утверждает Р. Даль, «правление народа вовсе не свободно от серьезных недостатков. Подобно всем прочим правительствам, «народные правительства» действовали несправедливо и жестоко по отношению к тем, кто оказался за пределами своих государств, и к тем, кто имел особый статус внутри страны, - к иностранцам, выходцам из колоний и пр.». Демократические права, считает Даль, должны быть распространены и на членов социальных групп, исключенных из процесса управления. Эта проблема успешно решалась и в XIX в., и в начале XX в., когда были отменены прежние цензы и ограничения, а всеобщее избирательное право сделалось нормой демократического правления». Р. Даль утверждает, что «все совершеннолетние граждане, на которых распространяется действие законов данного государства, должны быть признаны достаточно компетентными для участия в демократическом процессе управления этим государством». В современной политической науке классифицируют демократию по-разному. Демократия классифицируется, во-первых, в зависимости от того, как понимается народ и как осуществляется им суверенитет. При этом отметим, что понятие «народ» имеет неоднозначные трактовки. История политической мысли показывает, что в отличие от современного понимания понятия «народ» как всего населения государства, раньше это понятие отождествлялось со свободными взрослыми мужчинами. И только позднее в двадцатом веке стали упразднять ограничительные цензы и политически дискриминировать определенные группы населения. Вплоть до начала двадцатого века ни одна из ранее существовавших демократий не предоставляла всему взрослому населению государства равных политических прав. Это были преимущественно классовые и патриархальные (только для мужчин) демократии. Именно в зависимости от состава народа его власть может выступать всеобщей или же социально (этнически, демографически, классово или же социально) ограниченной демократией. В зависимости от того, рассматривается ли народ как совокупность самостоятельных, свободных индивидов, как взаимодействие различных групп, преследующих в политике свои собственные специфические интересы, или же, как единое, гомогенное целое, субъект, у которого доминируют общие интересы и воля, концепции и реальные модели демократии делятся на: индивидуалистические, плюралистические (групповые) и коллективистские. В зависимости от того, как народ участвует в управлении, кто и как непосредственно выполняет властные функции, демократия подразделяется на: прямую, плебисцитарную и представительную (репрезентативную). Таким образом, в зависимости от социально-политического положения главного политического актора демократии – народа, осуществляется ее классификация.

Из вышеизложенного вытекает то, что демократия – это явление очень сложное, однако определить момент ее зарождения просто. Неоднозначность феномена демократии определяется не только расхождениями в понимании ее природы, но также длительной эволюцией ее исторических форм.

Самой первой исторической формой демократии, по мнению антропологов и этнографов, была родовая (первобытнообщинная демократия). По их наблюдениям, в рамках родового первобытнообщинного строя все взрослые мужчины и женщины обладали правом голоса, в т.ч. в Совете рода, который выбирал руководителей рода, принимал решения об объявлении войны и о принятии в род посторонних, осуществлялось общинное самоуправление. В то же время в рамках составленного из отдельных родов племени все решения принимал совет из старейшин и военных вождей, т.е. имело место аристократическое правление.

Таким образом, основными признаками родовой демократии являлись следующие:

1) Она существовала в замкнутых родовых коллективах и не распространялась на племенной уровень;

2)Отсутствовали разделение управленческого и исполнительского труда, не было специализированного аппарата управления и принуждения;

3) Власть вождей и старейшин опиралась не на институты принуждения, а на традиции и моральный авторитет.

Родовая демократия встречается в политической истории всех народов мира, осуществляется непосредственная прямая модель народовластия. Родовая демократия представляет собой первичную примитивную форму коллективистской демократии. Всюду родовая демократия основывалась на кровно-родственных связях, общей собственности, низкой плотности и относительной немногочисленности населения, примитивном производстве. Основная сфера отношений между людьми регулировалась обычаями и табу. Очевидно, что подобная форма демократии была несовершенной и могла существовать лишь в неразвитом обществе. С развитием же производства и общественного разделения труда, с возникновением частной собственности и социального неравенства первобытная демократия естественно уступила место авторитарным формам правления (монархии, аристократии, олигархии или тирании).

Следующей исторической формой демократии была т.н. рабовладельческая афинская. Впервые демократия как реальная модель народовластия осуществилась в Древней Греции. Эта форма правления осуществлялась в городе-государстве Афины в пятом веке до н.э. Перикловы Афины, названные так по имени их наиболее прославленного лидера, послужили источником вдохновения для поколений более поздних политиков-теоретиков и государственных деятелей. Центральным политическим институтом в Афинах 6-5 века до н.э. было Собрание, привлекавшее обычно 5-6 тысяч участников и открытое для всех взрослых граждан мужского пола (женщины, рабы и иностранцы исключались). Собрание простым большинством голосов могло решать практически любые внутренние проблемы без всяких правовых ограничений. Суды проводились присяжными в составе 501 гражданина, также большинством голосов решавших, виновен человек или нет. Наиболее замечательным является, вероятно, то, что лидеры Собрания не избирались а тянули жребий, поскольку афиняне считали, что любой гражданин способен занимать государственную должность. Да и самих должностей было мало: генералы избирались сроком на один год, во всем остальном перикловы Афины обходились без таких общеизвестных исполнительных институтов, как президент, премьер-министр, кабинет или постоянная гражданская служба. Ответственность за принятие решений ложилась почти исключительно на плечи граждан-членов Собрания. Именно со времен Древней Греции отмечается, что основным столпом реальной демократии является народовластие.

Афинская республика представляла собой преимущественно коллективистскую форму демократии. Начало афинской демократиии положили знаменитые социально-политические реформы архонта (верховного правителя) Солона, которые он осуществил в 6 в. до н э., перераспределив земельные владения от аристократии в пользу широких слоев свободных граждан и закрепив их право собственности законом. Как полагает известный российский востоковед Л.С.Васильев, именно в результате политических реформ Солона возник общественный строй, опирающийся на юридически закрепленную частную собственность (чего не было нигде больше в Древнем мире), и создались благоприятные условия для дальнейшего развития свобод и начал демократии в Европе и на Западе в последующее время. В афинском полисе господствовала прямая демократия. Главным институтом власти служило Народное собрание. Именно в нем без каких-либо опосредующих звеньев – партий, парламента или бюрократии – формировалась общая воля, принимались законы и решения.

В числе особенностей афинской демократии можно назвать следующие:

1) Высшая власть в полисе Афины принадлежала народному собранию (экклезии), контролирующей деятельность исполнительной власти полиса (т.е. совета царей);

2) Правовое равенство свободных граждан (на рабов и мигрантов - неафинян (метеков) не распространялось);

3) Максимальное снижение имущественных цензов для участвующих в народном собрании и поощрение малоимущих к исполнению их гражданских прав;

4) Могла существовать только в условиях рабовладения и рабского труда, освобождающего свободных граждан для участия в политике;

5) Могла действовать только в масштабах отдельного города (полиса), т.к. деятельность народного собрания в масштабах среднего или крупного государства невозможна;

6) С утратой авторитетных руководителей, с ростом социального неравенства и с усилением влияния черни афинская демократия превращалась в деспотию большинства, а народное собрание - в место сведения счетов: происходили расправы бедных над богатыми, преследование инакомыслящих (вспомним расправу над великим философом Сократом), казни полководцев за военные поражения.

При прямой демократии все граждане без посредничества избранных или назначенных официальных лиц могут участвовать в принятии общественных решений. Такая система может иметь практический смысл только при относительно небольшом числе людей – например, в общинных или племенных советах или в местных органах профсоюзов, где все члены могут собраться в одном помещении для обсуждения вопросов и принятия решений путем консенсуса или большинством голосов. Древние Афины, общепризнанная первая демократия в мире, умудрялась осуществлять прямую демократию с помощью собраний, в которых участвовало пять-шесть тысяч человек, вероятно, максимальное число, которое можно физически собрать вместе для проведения в жизнь прямой демократии.

Современное общество, при его сложности и многочисленности, имеет немного возможностей для осуществления прямой формы демократии. Даже на северо-востоке Соединенных Штатов, в Новой Англии, где свято чтят традицию городского собрания, большинство сообществ стали слишком крупными, чтобы все жители могли собираться в одном помещении и прямым голосованием решать вопросы, касающиеся их общественно-политической жизни.

Следующей исторической формой демократии является народная демократия Древней Руси. Древнерусская государственность включала три основных института власти: вече, князя и боярскую думу. Вече прдставляло собой верховный орган власти, при этом отметим, что оно не являлось парламентом, состоящим из наделенных соответствующими полномочиями народных представителей. В работе вече имел право участвовать любой гражданин, любой член общины, своим голосом прямо оказывая влияние на все принимаемые решения. Чаще всего в работе вече принимал политическое участие только глава семейства или старший из числа нескольких домов. На вече принимали решение “за себя и за своих детей” физически вполне взрослых, но не достигших еще гражданского равноправия [6]. По мнению Елчева В.А., Васецкого Н.А. и Краснова Ю.К. вече есть общеземская власть, которая необходима для решения земских дел, общей воли князя, бояр и народа, поэтому оно носило общенародный характер [7]. Вече охватывало практически все общественно-политические вопросы, будь это политические, административные, судебные, военные или финансовые. Вечевые постановления принимались на основе консенсуса, общего согласия, хотя порой этот консенсус достигался в ходе жарких дебатов и острой борьбы мнений. По мнению Бигунова Ю.К., Лукашова А.В. и Понеделко А.В. большую роль в процедуре вече играли лидеры общин, которые убеждали своих сограждан в необходимости принятия того или иного решения [8]. Однако, окончательное решение оставалось за рядовыми участниками вечевого собрания, и это говорит о демократических началах древнерусской государственности.

Следующим институтом государственной власти в Древней Руси был князь. При этом князь с одной стороны - представитель высших слоев, с другой стороны влияние князя было весьма ограниченным, поэтому князь вынужден был вести такую политику, которая отвечала бы интересам широких слоев народа. Князь был главой земского войска и именно здесь его власть была наиболее концентрированной. А в общественных делах князь и городская община составляли собой часть единого механизма народовластия. Отметим, что вече как высший орган государственной власти назначало и снимало князя. Община заключала с князем общественный договор, нарушение которого вело к изгнанию князя. В советский период историки признавали значительное влияние народа на политический процесс в Древней Руси. “Летописи пестрят указаниями на вмешательство горожан в политические дела. Горожане сажают на княжеский стол своих кандидатов или наоборот отказывают им в помощи. На городских площадях разыгрываются бурные сцены и княжеская власть выступает перед размеренными народными массами” [9]. Отметим, что в Древней Руси существовал институт общенародного (вечевого) суда над князем, который нарушил договор или же допустил злоупотребление (древнерусский вариант импичмента).

Третьим институтом общинной государственности была Боярская дума. Боярская дума это своеобразное аристократическое начало российской государственности. Князья были обязаны совещаться с боярами, поскольку бояре общались со своими общинами и передавали им все сведения о советах у князя и его позиции в отношении учета общественного мнения народных масс, стиле руководства, ошибках и удачах в процессе исполнения власти. Нарушение совещательного правила влекло для князя негативные последствия, вплоть до отстранения его от государственной деятельности. Таким образом, на Древней Руси существовал свой механизм разделения властей в целях демократического осуществления государственной власти в интересах самых широких слоев населения. Высшим органом власти было вече – общенародное собрание, представлявшее самые широкие слои населения. Интересы знати и аристократии представляла боярская дума, частью которого был князь. Князь представлял собой главу как исполнительной, так и судебной власти. Боярская дума и князь целиком и полностью зависели от народного волеизъявления.

Следующая историческая форма демократии - демократия т.н. классического либерализма, которая утвердилась в Новое время в результате религиозной Реформации, свержения абсолютистско - монархических форм правления в результате буржуазных революций 16 - 18 в.в. (нидерландской, английской, французской). Торжество либеральной демократии связано с утверждением принципов гражданского общества, конституционных форм правления, идей народного суверенитета и неотъемлемых прав граждан.

Родиной классического либерализма по праву считается Англия, где задолго до революции 1640 г. произошло ограничение ранее абсолютных прав монарха через подписание им Великой Хартии вольностей (1215 г.), существовал парламент, автономное местное управление и т.д. Окончательно же конституционно-либеральная модель в истории Англии сформировалась после т.н. Славной революции 1688 г., и была официально закреплена в Революционном уложении 1689 г. Основные принципы демократии классического либерализма таковы: отделение индивида от общества и государства, разграничение государства и гражданского общества, уважение прав меньшинства, правление на основе законов и минимальное вмешательство государства в экономику и т.д. Практически все вышеперечисленное входит в число характеристик современного либерализма как политической идеологии.

На основе этих принципов формируется современная модель т.н. либеральной демократии, основными характеристиками которой являются:

1) Индивидуализм, признание личности первичным и главным источником власти, приоритет прав индивида перед законами государства;

2) Формальный характер: свобода понимается не как активное участие граждан в политике, а как отсутствие принуждения и ограничений в индивидуальной деятельности;

3) Парламентаризм, преобладание представительных форм в политике (т.е. парламент выступает как высший выразитель воли всего народа);

4) Ограничение сферы деятельности государства охраной общественного порядка, безопасности и прав граждан, как следствие - его невмешательство в частную сферу и в экономику;

5) Ограничение власти большинства над меньшинством: гарантия неотъемлемых прав меньшинства и отдельной личности.

Все вышеназванное вполне естественно определяет и очевидные недостатки либеральной демократии. Во-первых, это, прежде всего ее декларативный характер для бедных в условиях социального неравенства (права формально одинаковы, но у богатых возможностей больше), во-вторых - ограниченность из-за ставки на голосование как на основную форму участия граждан (участие в деятельности политических партий и движений, постоянный гражданский контроль за властью не предусматриваются); в-третьих - ее слабость из-за недооценки роли государства в деле управления обществом, а также из-за культивирования неограниченного индивидуализма, на деле ведущего к торжеству анархии и распаду общества.

Сегодня наиболее принятой формой демократии, как для городов с населением в 50 тысяч, так и для стран с населением в 50 миллионов, является представительная демократия, в которой граждане избирают официальных лиц для принятия политических решений, формулирования законов и проведения в жизнь программ ради общественного блага. От имени народа эти официальные лица могут продуманно и упорядоченно разбираться в сложных общественно-политических проблемах, что требует затрат времени и энергии и часто является непрактичным для подавляющего большинства частных лиц. При этом процедуры избрания официальных лиц могут быть самыми разными. Например, на общенациональном уровне законодатели могут избираться в районах, каждый из которых выбирает одного представителя. При системе пропорционального представительства каждая политическая партия представлена в законодательном органе в соответствии с процентным соотношением к общему числу избранных по всей стране. Местные и районные выборы могут копировать эти национальные модели или избирать своих представителей менее формально, групповым консенсусом вместо выборов. Каков бы ни был способ и механизм избрания, официальные лица в представительной демократии занимают свои посты от имени народа и остаются подотчетными народу во всех своих действиях.

Все демократии являются такими политическими системами, в которых граждане свободно принимают политические решения в соответствии с правилом большинства голосов. Но подчинение меньшинства большинству не всегда бывает демократическим: никто, к примеру, не назовет честной или справедливой политическую систему, при которой 51 % населения позволено угнетать остальные 49 % именем большинства. В демократическом обществе правило большинства должно сочетаться с гарантиями прав личности, которые, в свою очередь, служат защите прав меньшинств – будь то этнические меньшинства или религиозные, или политические, или просто те, кто потерпел поражение в политических дебатах по спорному законодательству. Права меньшинств не зависят от доброй воли большинства и не могут быть отменены большинством голосов. Права меньшинств защищены, потому что демократические законы и институты защищают права всех граждан. По словам американского ученого Дианы Рэвич, «когда представительная демократия действует в соответствии с конституцией, ограничивающей государственную власть и гарантирующей основные права всем гражданам, такая форма правления называется конституционной демократией. В таком обществе правило большинства, и права меньшинств защищены законом и институтами, проводящими законы в жизнь».

Эти элементы определяют фундаментальные элементы всех современных демократий, независимо от исторических, экономических и культурных различий. Основные элементы конституционного правления (правило большинства в сочетании с правами личности и правами меньшинств), а также политико-правовые нормы можно обнаружить в Канаде и Коста-Рике, во Франции, в Японии и в Индии, несмотря на гигантские различия этих стран, политических систем и обществ. Демократия не ограничивается комплексом конституционных правил и процедур, определяющих, как должно функционировать правительство. В демократии правительство – это только один элемент, сосуществующий в социальной ткани со многими и различными институтами, политическими партиями, организациями и ассоциациями. Это разнообразие называется плюрализмом и предполагает, что многие организованные группы и институты в демократическом обществе не зависят от правительства для своего существования, законности или авторитета.

Тысячи частных организаций оперируют в демократическом обществе, некоторые на местном уровне, другие – на национальном. Многие из них играют роль посредников между частными лицами и сложными социальными и правительственными институтами, частью которых они являются, заполняя позиции, не отданные правительству, и предоставляя отдельным лицам возможности осуществить свои права и обязанности граждан демократического общества. Эти группы представляют интересы своих членов разнообразными способами – поддерживая кандидатов на правительственные посты, участвуя в обсуждениях проблем и пытаясь влиять на политические решения. Будучи членами таких групп, отдельные личности имеют возможность принять весомое участие, как в государственных делах, так и в делах своих собственных сообществ. Примеров много, и они разнообразны: благотворительные организации и церкви, группы, занимающиеся охраной окружающей среды и организованные по принципу соседства, деловые ассоциации и профессиональные союзы.

В демократическом сообществе прерогативы правительства точно определены законом, и власть его резко ограничена. В результате частные организации свободны от правительственного контроля; наоборот, многие из них имеют возможность воздействовать на правительство и требовать от него отчета в его действиях. В этой насыщенной частной сфере демократического общества граждане могут открывать для себя возможности свободы и обязанности самоуправления, не испытывая при этом давления со стороны правительства.

Демократия прямая или демократия представительная? Что лучше? Какая демократичней? По мнению Р. Даля, «ни та, ни другая не в силах справиться с неразрешимым противоречием между количеством времени, необходимым для участия в управлении, и числом граждан, призванных в этом управлении участвовать. Даль придерживается закона соотношения времени и численности, который гласит: «чем большее количество граждан входит в состав политической единицы, тем меньше степень непосредственного участия этих граждан в принятии решений, касающихся управления государством, и тем больше прав должны они делегировать своим представителям» [10]. Американский исследователь Р. Даль отмечает, что если цель заключается в установлении демократической системы правления, которая предоставляет гражданам максимальные возможности для участия в принятии политических решений, то приоритет следует отдать «демократии общего собрания». Если цель – установить демократическую систему правления, предоставляющую максимальные возможности для наиболее эффективного решения тех проблем, которые сильнее всего заботят граждан, то преимущество остается за политической единицей такого масштаба, что для управления ею требуется представительная система. Что выбрать: участие граждан или эффективность системы? Даль придерживается принципа: «чем меньше демократическая единица, тем выше потенциал участия граждан в управлении и тем ниже степень необходимости делегировать властные полномочия представителям граждан. Чем единица крупнее, тем шире ее возможности эффективно решать проблемы, представляющие важность для граждан, тем острее становится необходимость делегирования полномочий их представителям» [10]. Даль отмечает, что «при многих достоинствах у представительной демократии есть и теневая сторона». При этой системе правления граждане часто делегируют огромные полномочия своим представителям, в частности возлагая на них ответственность принимать решения исключительной важности. Полномочия делегируются не только избранным представителям, но посредством сложного механизма и администраторам, чиновникам, должностным лицам, государственным служащим, судьям и т.д. Таким образом, в рамках институтов полиархической демократии, призванной содействовать гражданам в распространении их влияния на деятельность правительства, возникает недемократический процесс – торг между политической и бюрократической элитами. Это должно происходить, но в границах установленных демократическими институтами и процедурами. Периодические выборы заставляют политические элиты чутко прислушиваться к общественному мнению. Кроме того, в процессе принятия решений представители политической и бюрократической элит влияют друг на друга и взаимно ограничивают свободу действий [11]. Отметим, что не только суверенитет народа есть основополагающий признак демократии, есть и другие критерии для классификации. Так, в зависимости от характера равенства демократия подразделяется на: политическую, которая обеспечивает политическое равенство прав, чаще всего формально, социальную, основывающуюся на равенстве фактических возможностей участия граждан в управлении государством. Необходимость осуществления в современном государстве представительной демократии ни у кого не вызывает сомнений, а вот по поводу непосредственного допуска народа к власти споры продолжаются. В самом начале XX века К. Тахтарев в монографии «От представительства к народовластию» указывал на то, что общество в своем поступательном развитии постепенно перейдет от представительной демократии ко все большему расширению демократии прямой, как наиболее верно отражающей интересы всех граждан данного государства.

Иоганн Шерр в своей «Комедии всемирной истории» даже записал: «Когда два титана, государь и народ, ринувшись друг на друга и израненные, истекающие кровью, упали на землю, тогда явился маленький карлик, парламентаризм, и ограбил того и другого». Таким образом, представительная демократия не самая «демократичная» и не может рассматриваться в качестве наиболее приемлемой формы демократии. Прямая демократия - истинно народное участие в осуществлении власти в государстве. Но, вернувшись к исследованиям философов прошлых столетий, зададимся вопросом: а нужно ли, чтобы народ сам осуществлял управление государством? Может быть, народ действительно не способен на это и только навредит себе?

В начале века П.И. Новгородцев, ученик И.А. Ильина, писал об этом: «чтобы право на управление не было пустой фикцией, народ должен созреть для управления самим собою». Это должен быть народ, сознающий свои права и уважающий чужие, понимающий свои обязанности и способный к самоограничению. «Такая высота политического сознания никогда не дается сразу, - продолжал он, - она приобретается долгим и суровым опытом жизни». Кстати, в этом с русским мыслителем были согласны и советские государствоведы, считавшие общий культурный уровень лишь предпосылкой к участию масс в управлении: «нужна еще и высокая политическая культура». Каким же образом это достигается? Обратимся к истории. Итак, как же быть с использованием референдума и других разновидностей непосредственной демократии, если народ пока еще не обладает высоким уровнем общей и политической культуры? Отвергнуть референдум, отказаться от права народа на участие в управлении - так отвечали некоторые философы, государствоведы конца XIX - начала XX веков. «Я отвергаю референдум, потому что я не хочу делать толпу органом законодательной власти, потому что я боюсь ее излишеств, ее капризов, ее склонности к химерическим новшествам и особенно ее произвола», - эти слова сказаны более века назад наиболее серьезным французским исследователем референдума того времени Жаном Синьорелем, который свою объемную монографию по данному вопросу закончил словами: «Я не понимаю и никогда не понимал смысла существования референдума». К чему может привести использование референдума в дальнейшем? «Этот троянский конь, - отвечает Синьорель, - эта коробка конфет, начиненная динамитом, фатально приведет Конституцию к ее крушению и сделает общественные власти рабами народных масс».

В то же время уже тогда существовала и другая точка зрения: не стоит отказываться от вышеупомянутого права из-за низкого культурного уровня народа. Столетие назад швейцарский исследователь данной темы Хильти писал: «Народное голосование оживляет политическую жизнь, сообщает народу чувство самоуважения, развивает в народе сознание ответственности в решении собственных дел, осваивает его с политикой и делает ему известными законы и политические дела». Он указывал и на то, что результаты референдума, впервые введенного в той или иной стране, "лучше всяких ученых исследований и статистических отчетов дают средства понять действительный нравственный и умственный уровень народа и его образования".

Еще однозначнее высказался его современник и соотечественник Ф. Курти, автор книги «История народного законодательства и демократии в Швейцарии»: «Народ никогда не будет зрелым, во-первых, потому что опекуны никогда не захотят признать его совершеннолетним, а, во-вторых, потому что так как его никогда не допустят к самостоятельной деятельности, то он в конце концов разучится желать и действовать». Вывод: не следует ожидать, когда народ «созреет» для осуществления права на управление государством, а дать ему возможность учиться, приобретать опыт, непосредственно реализуя свое право на политическое участие в управлении делами государства на практике. Именно эта точка зрения и получила распространение на современном этапе развития человеческой цивилизации.

Поскольку классическая либеральная демократия за свои недостатки подвергается сегодня серьезной критике и ревизии, имеет смысл рассмотреть существующие на сегодня альтернативные теории демократии. В то же время отметим, что классическая либеральная демократия является одной из первых концептуальных парадигм конкурентной теории демократии.

Следующая историческая форма демократиисоциалистическая (пролетарская по В.И. Ленину) демократия, которая утвердилась в результате революции 1917 г.

В целом, политологический анализ эволюции политической мысли в новейшее время позволяет сделать вывод о том, что идеи народовластия были в дальнейшем развиты учеными в рамках теоретических моделей демократии.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   27

Похожие:

Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины политическая география в современном мире для направления 030200. 68 «Политология»
Экономическая, социальная и политическая география мира. Регионы и страны. Учебник / Под ред. С. Б. Лаврова и Н. В. Каледина. М.:...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях icon«Политическая история Казахстана»
Рабочая учебная программа по дисциплине «Политическая история Казахстана» для студентов специальности 050502 «Политология»
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПолитическая социология Учебное пособие
Пособие написано на основе министерского стандарта «Политическая социология», предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей,...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconсовременная политическая карта мира и раздел: география населения мира Составил: Николай Ломтев
Современная политическая карта мира учебник 10 класса Максаковский 30 тестов
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРеферат. Маргарет тэтчер
Ее ставили в пример, на нее равнялись – такова была политическая конъюнктура. Сейчас можно смело сказать, что Маргарет Тэтчер – уже...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconМетодические указания к курсу «Политическая эпистемология»
Методические указания к учебному курсу «Политическая эпистемология» для студентов первого курса отделения политологии факультета...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconРабочая учебная программа (приложение 1) Тематический план лекций (приложение 2)
Основной целью преподавания неврологии у студентов факультета медицинской психологии является формирование представления о синдромокомплексах...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconЭкзаменационные вопросы по истории отечества (История России в контексте мирового развития)
Россия в системе мировых цивилизаций. Российская цивилизация: миф или реальность? Птк: т. 1
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconПрограмма дисциплины «Политическая и экономическая история» для направления 031900. 62 «Международные отношения»
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления 0031900. 62 «Международные...
Политическая реальность в разнообразных ее проявлениях iconНовости на сегодня
Очередной победитель конкурса лучшая статья месяца на сайте Экоис. Победителем в мае стал С. Эгембердиев со статьей «Баткенский цветок...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница