Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар




НазваниеУчебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар
страница7/14
Дата конвертации08.02.2016
Размер2.1 Mb.
ТипУчебное пособие
источникhttp://library.psu.kz/fulltext/transactions/569_razdikova_g.m._istoriya_musulmanskogo_obrazovani
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

2 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В МУСУЛЬМАНСКОЙ СИСТЕМЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.




2.1. Организация учебного процесса в мусульманских школах



Основная цель народной педагогики казахов – это процесс воспитания и обучения молодого поколения. Большой педагогический интерес представляют вопросы о том, как народ понимает сущность воспитания, какими народами и методами пользуется в процессе воспитания, каково представление народа о трудовом, нравственном, умственном, физическом и эстетическом воспитании. Также очень важно проследить, как эмпирические знания, накопленные столетиями, реализуются в практике семейного воспитания, как все это преломляется сквозь призму национальных традиций и обычаев казахского народа. Казахи всегда верно представляли себе истоки воспитания подрастающего поколения, его трудности и благородство конечной цели. В казахском народе говорят: воспитание – бесценное богатство, «ребенок – драгоценность, но еще большая драгоценность – его воспитание». Казахи осознавали, что воспитание – процесс длительный, многогранный, трудоемкий: «Ум не имеет цены, воспитание – предела». Многие традиции и обычаи казахского народа имели этнопедагогическое значение. С детства ребенку прививали не только уважение к семейным традициям, но и знания об истоках этих традиций, порядок и ритуал их исполнения. Традиционная этнопедагогика казахов ориентировалась на следующие направления: во-первых, ценность знания для духовного развития и социального престижа человека; во-вторых, привитие чувства уважения к истории рода и семьи; в-третьих, нравственное воспитание, выработка в детском возрасте уважения к матери и старшим по возрасту; в-четвертых, трудолюбие и участие детей в хозяйственной деятельности семьи; в-пятых, гостеприимство и деликатность в межобщинных и особенно межнациональных отношениях; в-шестых, традиции побратимства и куначества как основ укрепления межродовых и межнациональных отношений.

Этнопедагогика казахов включает в себя многие направления, но в первую очередь умственное развитие ребенка. Известно, что ислам высоко ценит знания, во многих аятах Корана и хадисах Мухаммеда стремление к знаниям вызывает особую похвалу. Так, в Коране сказано: «Аллах возвысит на много ступеней тех из вас, …которым дано знание…». Следующие слова Мухаммеда также свидетельствуют о достоинстве знаний и пользе их приобретения: «Нет дара лучшего средь всех даров ребенку от отца, нежели образование», «для того, кто вступит на путь в поисках знания, Аллах облегчит путь, ведущий к раю».

Такие целевые установки обусловили широкое распространение мусульманского образования среди приверженцев ислама. Особенно расширение сети мусульманских учебных заведений в Степном крае относится к концу XIX в. Тезис об однопроцентном уровне грамотности среди казахского населения к моменту установления Советской власти на сегодняшний день опровергнут многими исследователями. Мы полностью разделяем мнение Ж.К. Касымбаева о том, что упомянутый подсчет учитывал «лишь грамотных лиц, получивших образование в русских или русско-казахских школах, сознательно упуская из вида обучавшихся в конфессиональных школах».

Трудно сказать, какой процент казахов был грамотен, так как обучение велось тайно. Это обуславливалось рядом причин. Прежде всего, для того чтобы открыть школу или построить мечеть, требовалось особое разрешение, которое намеренно затягивалось и сопровождалось постановкой таких условий, которые противоречили основным целям обучения. Так, колониальная администрация требовала, чтобы в казахских мектебах учитель знал русский язык.

Наличие довольно значительного числа нелегальных мектебов и мечетей в Степном крае подтверждают многие документы. Так, в отчете Тургайского губернатора Я.О. Барабаш, указывалось, что «в киргизской степи существует много тайных магометанских школ, находящихся под руковод­ством фанатичных мулл…».

Число мусульманских школ, видимо, было настолько велико, что вызывало опасения со стороны царских властей, которые пытались установить над ними контроль. С этой целью были предприняты несколько безуспешных попыток подсчета мусульманских школ. Одна из них принадлежала Статис-­тической комиссии Императорского Вольного экономического общества, которая в 1893 г. разработала Инструкцию и Анкету к переписи «магометанских школ», во вступительном слове которой говорилось: «Просим дать разъяснения о числе магометанских школ в вверенном Вам районе… В случае, если не представится возможным собрать точные сведения, то Комиссия просит сообщить хотя бы о числе лиц, занимающихся обучением среди магометанского населения».

Низкий уровень делопроизводства и издержки начальной стадии организации статистических органов в Российской империи обусловили бессистемную информацию по исследуемому вопросу. Лишь незначительная количество местных чиновников дала ответы Статистической комиссии, которые носили в основном характер отписки. Поданные сведения были крайне скудными. Например, в одном из рапортов сообщалось: «Инородное управление имеет честь донести Вашему высокоблагородию, что медресе и мектебе в здешней волости нет, а дети инородцев учатся частным порядком у мулл…».

Царская администрация не в состоянии была уследить все мелкие, «потайные» школы в аулах. Определить точное количество мектебов и медресе и тенденции их развития в Степном крае представляется сложным, в виду особенностей кочевого образа жизни казахов.

По данным Н.М. Ядринцева, в 1880 году число мусульманских школ в Западной Сибири составляло 51, в них училось 1 370 мужчин и 300 женщин.

Статистические сведения по Степному краю более или менее достоверные содержатся в материалах экспедиции Ф. Щербины, хотя и они не показывают полную картину грамотности в крае, а только дают статистику по Актюбинскому и Кустанайскому уездам.


Таблица 3

Сведения о количестве грамотных в Степном крае

Уезд

Умеющих писать

кол-во учащихся

по-киргизски

по-рус.

по-киргизски

по-рус.




Актюбинский

42,3

2,7

94

1,5




Кустанайский

38

3,6

19

0,97





Судя по приведенным данным, уровень грамотности в степи весьма невелик, но трудно предположить, чтобы экспедицией было учтено число всех учащихся и учителей, так как условия нелегального преподавания вряд ли были способны расположить казахов к откровенности.

Отрывочные данные о мусульманских учебных заведениях имеются в Обзорах областей. Согласно обзорам, в Семиреченской области в 1891 г. было 64 мектеба и медресе с 1251 учащимся, в 1895 г. – 74 с 9086 учащимися, в 1897 г. – 88 с 12835 учащимися.

В Акмолинской области в 1896г. было 13 мектебе и медресе, в которых обучалось 547 учащихся. В Тургайской области в 1894 г – 59 мектебе и медресе с 457 учащихся. Итого, без Уральской области в Степном крае насчитывалось в 1894-1896 гг. в среднем 170 мектебов и медресе с 14 839 учащихся

Можно с уверенностью сказать, что количество мектебов и медресе, а также число учащихся в них сильно занижено, так как далеко не все мусульманские учебные заведения, как было сказано выше, были известны царским чиновникам.

По данным переписи 1897 г., среди всех вероисповеданий самый низкий уровень по грамотности наблюдался у последователей ислама (6,7 % у мужчин и 1,1 % у женщин), которые составляли подавляющее большинство 80,84 % от всего населения края и из всего 3,35 % грамотного населения, т.е. в 24 раза был ниже уровень грамотности.

Можно допустить, что из-за неправильного подхода в организации переписи населения произошло преуменьшение уровня грамотности казахов, обучавшихся на базе арабского алфавита.

В Степном крае действовали следующие виды мусульманских учебных заведений: в Семиречье – қары-ханы и даляиль–ханы и повсеместно – мектебы и медресе.

Число кары-ханы и даляиль–ханы было незначительным. Даляиль были учебными заведениями низшего типа. Под руководством своего даляиль-хана ученики заучивали наизусть написанные на арабском языке, особые молитвы «даляиль-и-хайрот». Кары-хана представляли как учебное заведение, так и особый вид богадельни или приюта для слепых, потому что её ученики, в большинстве случаев являлись слепыми, по большей части это были взрослые, занимающиеся под руководством карыбаши заучиванием наизусть Корана. Выучив Коран наизусть, но продолжая жить в кары-хана, кары жили случайными заработками на стороне, приглашались для чтения Корана по покойникам, во время поста и других подобных случаях или же состояли постоянными чтецами Корана при гробницах и других учреждениях, содержась на доходы с особо завещанных на сей предмет вакуфных имуществах.

Причина возникновения кары-ханы и даляиль – ханы в том что, мусульманам во время совершения намаза необходимо было читать Коран,и поэтому каждый мусульманин выучивал из Корана столько глав, сколько ему было необходимо для ежедневного намаза. Кары-ханы или даляиль–ханы посещали также и «малообразованные» имамы.

Кары-хана очень отдаленно можно причислить к учебным заведениям, потому что они, по существу, были не более как собранием людей различного возраста в свободное время исключительно для заучивания наизусть Корана под чтение одного из грамотных. Кары-ханы и даляиль-ханы постепенно пришли в упадок, поскольку они совершенно не давали никаких знаний.

У казахов Степного края так же, как и у других народов, принявших ислам, в основном были распространены такие типы религиозных школ, как начальная – мектебе и высшая – медресе.

Мектебе и медресе имели «прямым своим назначением обучение народа всем необходимым в жизни познаниям». Считается, что эти мусульманские школы «уходят своими корнями в глубокую древность и являются не более, как тюркским отпрыском старой арабско-персидской школьной системы».

Значительное распространение мектебов на территории Казахстана начинается с 30–50-х гг. XIX в. В конце XIX в. усиливается интерес к мусульманскому образованию.

В связи с кочевым образом жизни казахов получили распространение подвижные школы – мектебы, переходящие из одной местности в другую, где обучали правилам ислама. Причину распространения передвижных школ среди казахов А. Алекторов объяснял тем, что «магометанские школы, перекочевывая вместе с аулом, стоили очень дешево и вполне удовлетворяли киргизов…».

Около 95 % мусульманских школ располагались в аулах, где школы были составной частью патриархально-родовой общины. «В каждом, даже самом незначительном, ауле, особенно в летнее время, когда шакирды из татарских медресе разъезжают по киргизским степям, можно встретить мектебы…», – отмечал А. Алекторов.

Обычно учеба проходила на джайлау, куда стекалось большое количество юрт. В особо отведенный аулом или пожертвованную аульному мулле юрту ежедневно сгонялись одни мальчики разных возрастов от 6 до 12 лет. Обучение в передвижных школах начиналось, если собиралось 10–15 учеников.

О зимних же школах в казахских аулах оставила сведения С. Чичерина. Она писала о «татарах-грамотеях», которые летом торгуют, а зимой обучают казахских детей магометанской грамоте. При этом С. Чичерина, подчеркивала, что никто не может «уследить такие малейшие импровизируемые школы». Следует отметить, что учебная администрация края затруднялась определить количество «передвижных мектебов» казахов и не всегда придавала им значение как школам.

В рапорте начальника Токмакского уезда Семиреченской области от 10–13 декабря 1891 г. в канцелярию Степного генерал-губернатора читаем: «Киргизы кочуют небольшими аулами юрт в 10–15, таких соседних аулов иногда собирается до двух-трех сотен. Между ними появляется мулла. Число таких школ определить весьма трудно, ибо они определенного характера не имеют. По отчетам за последние три года на уезд приходится у киргиз в среднем выводе 50 школ с учениками, а население уезда по переписи 1891 года – 84 522 душ обоего пола».

Некоторые мектебы функционировали при мечети. Они представляли собой учебные заведения первой ступени, в которых дети получали начальное образование. В мусульманских мектебах в основном учились, начиная с 4–5 летнего возраста в течение 3–12 лет. Мальчиков обязывали посещать мектебе. Но некоторые из них не проходили полный курс обучения, прекращая его в силу разных причин. Знания учеников зависели как от способности каждого учиться, а так и от степени педагогического мастерства учителя.

Учеба начиналась с поздней осени, когда заканчивалась кочевка. Количество учащихся в такой школе редко достигало 15 детей. Срок обучения зависел от прилежания учащихся. Одногодичные мектебы в крае отсутствовали. На занятия ученики приходили, когда хотели, и уходили также по своему усмотрению. Поэтому в отдельных мектебах в одной группе обучались разновозрастные дети. С каждым учеником занимались отдельно.

Методические принципы обучения основывались на хадисах. В книге Аль-Джамиг-Сагир дается следующий хадис: «…в обучении старайтесь применять самые легчайшие способы преподавания, не обременяйте избранным способом преподавания, радуйте и привлекайте учащихся, а не отбивайте в них охоту к учению и от гнева воздерживайтесь». Из данного хадиса следует, что преподавание должно было осуществляться на доступном, разнообразном материале, вызывающим большой познавательный интерес. И самое главное, отношение между учителем и учеником должно строиться на взаимном уважении и любви: «…учитель должен стараться приобрести любовь и расположение учеников, привлекать, а не отбивать их от себя. Словом, нужно быть вполне благонравным и симпатичным», – говорилось на совещании духовных лиц Оренбургского Магометанского духовного собрания. Если учеников было много, учитель вел запись, но лишь для того, чтобы отмечать поступление доходов. Об отсутствующих учениках учитель узнавал в установленный день «приношений» в счет оплаты обучения (часто по четвергам – «бейсембилик»). По словам информатора Солтанбаева Зекебая, в детстве он обучался у муллы, и его мать каждую пятницу передавала плату за неделю обучения в виде иримчика, мяса, сахара и соли. Данный подарок назывался «жумалык». Егеубай Райымбекулы вспоминал, что его отец расплачивался с муллой за обучение сына коровой за каждый год обучения. Обычно это происходила в конце осени.

Преподавание велось на арабском языке. Механическое заучивание детьми непонятного арабского текста Корана имело свои объяснения. Более сведущие учителя мектебов считали, что через механическое заучивание запоминается арабская лексика. Родители ценили, что сын, хорошо выучивший Коран, громким чтением его может зарабатывать при бытовых обрядах. Согласно бытовавшим представлениям, людям везде вредили духи, а их изгоняли святые слова Корана. Непонятность арабских слов усиливала для ученика впечатление их «небесного» происхождения. Магия слов родила популярное лечение: бумажка со стихом Корана сжигалась, пепел с водой выпивался больным.

Некоторые родители тянулись к тому, чтобы сын через религиозную школу «вышел в люди», избавился от бедности. Также желание родителей видеть сына грамотным было обусловлено чувством соперничества (басеке) в казахском обществе. Если кто-то отправлял сына на учебу к мулле, то его сородичи непременно поступали также. По нашему мнению, именно это являлось главным внутренними механизмом развития казахского общества и источником пополнения мусульманских школ.

Буквы алфавита для начинающих чертили на костях-лопатках коровы или теленка. Так же писали куском мела на тахте ученика, представлявшей собой гладко оструганную с обеих сторон дощечку, снизу которой была ручка с отверстием для шнурка, чтобы тахту можно было повесить. Учитель писал на тахте тушью арабские буквы в алфавитном порядке. Для постепенности изучения он разделял их обычно на группы, по четыре буквы в каждой. Буквы давались в отдельном написании. Позже выучивались формы каждой буквы, как они применялись в начале слова, в конце и между другими буквами. Учитель или хальфа произносил название букв первой группы: алиф, бе, те, си, – и ребенок, подражая, повторял. Затем он подсаживался к товарищам и твердил этот урок. Вызубрив первую группу букв, новичок переходил к следующей, изучая их теми же способами.

Обучение детей муллами происходило своеобразно. Об этом имеется ряд описаний в научной и художественной литературе.

Буквы заучивались два месяца, при занятиях с утра до вечера с перерывом на обед. В промежутках между зубрежкой букв каждой группы в некоторых мектебах отводилось время на заучивание маленьких сур Корана. Учитель сам читал суру по-арабски, а дети механически повторяли за ним.

После заучивания названий букв дети обучались применявшимся в «письме Корана» надстрочным и подстрочным знакам (харакатам) – зерам, забарам, пеше. Харакаты придуманы в древности персидскими педагогами, чтобы неарабами верно произносились в словах Корана гласные (в его семитической графике обозначались только согласные). В Коране – около 10 видов харакатов, и даже лучшие учителя обучали только некоторым. Изредка в мектебах изучались и другие знаки, применяемые в тексте Корана для показа отсутствия гласного, для долгого произношения алифа, для удвоения согласной и т. д.

Этап соединения слогов начинался чтением Абджада: восемь его искусственных слов прочитывались буквослагательным методом. Считалось, что абджадхан (так называли ученика на этой стадии обучения) на этом повторил 28 букв арабского алфавита и познакомился впервые с соединением слогов. Упражнения в соединении слогов продолжались, когда ученик переходил к чтению первой книги – Хафтияка, или как его называли казахи, «Абтиек» – это сборник, содержащий избранные места из Корана, посвященные основным положениям вероучения. По-персидски «хафт» – семь, «як» – один; «Хафтьяк» – одна седьмая часть Корана. Дальнейшее чтение Хафтияка, начиная с сур Ясин или Тоборак, велось обычно уже не по слогам, а по целым словам, вернее сказать, ребенок уже не читал, совершенно механически повторял то, что слышал. Если ученик и не усвоил хорошо суру или ее период, он все равно переходил к следующей суре или периоду.

После Хафтияка в мектебах читались религиозные книги уже на понятном для учащихся языке – тюркском (графика арабская). В мектебах после Хафтияка читалась тюркоязычная книжка Суфи-Аллаяри, сборник мистических стихов, в котором содержались восхваления святых, пророков, бога, описывались ужасы ада и блаженство рая. Также ученики знакомились с «Шар-Китаб» («Четверостишие»). В ней излагались правила: дәрет, намаз, садақа, ұраза и хадж. Последовательность данных курсов могла меняться. Но в целом таков был основной курс мектеба.

Полный Коран дочитывался постепенно, на что отводилось время параллельно с чтением тюркской книги. Он читался два-три раза в неделю добавочно к чтению других книг. Вменялось в обязанность ученикам читать его и самостоятельно. Они заучивали суры Корана. У некоторых детей вырабатывался навык читать отрывки из Корана громким голосом перед собравшимися на моление людьми в мечети. Учитель гордился, что вырастил такого «чтеца», возил его с собой на сговоры, поминки, сороковины и т. п. Юный чтец Корана, подражая образцу, мог достичь значительной внешней выразительности повышениями и понижениями голоса.

По мнению царских чиновников, негативно относившихся к мусульманским школам, «об умственном развитии ребенка и снабжении его первыми элементарными сведениями магометанская школа не имеет понятия. Поэтому человек, даже долго посещавший ее, в сущности, столь же невежественен, как и неграмотен... Науки ограничены одним схоластическим делом, и эта узкая односторонность не способна дать народу ни одного образованного человека – никого, кроме религиозных казуистов».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Похожие:

Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных специальностей Павлодар, 2004
И85 Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ начала ХХ в в. / Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных...
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар
Правовые основы охраны недр в Республике Казахстан: учебное пособие для студентов юридических специальностей. – Павлодар
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие для аспирантов и магистрантов Самара
Г 37 Общие проблемы философии науки: учебное пособие для аспирантов и магистрантов / О. В. Герасимов, Т. В. Борисова. – Самара: Самар...
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие для студентов специальности
А86 Арын Р. С., И79 Иренов Г. Н. Этнополитология: учебное пособие. ─ Павлодар: эко, 2008. – 215 с
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие Новосибирск 2001
Учебное пособие предназначено для студентов всех специальностей всех форм обучения. В первой части пособия рассмотрены основные понятия...
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебно-методическое пособие для студентов и магистрантов специальности «История» Павлодар
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов и магистрантов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «История»....
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconГ. М. Сафроновская система применения удобрений
Учебное пособие предназначено для студентов сельскохозяйственных вузов агрономических специальностей
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconМетодические указания для проведения самостоятельной работы студентов по дисциплине "Социология": для студентов всех специальностей / Л.
Социология : для студентов всех специальностей / Л. Г. Матвеенкова [и др.]; М-во образования и науки рк, Карагандинский государственный...
Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие предназначено для студентов электрических и неэлектрических специальностей для выполнения расчетно-графических работ и применения во время практических занятии по дисциплине «Электротехника»

Учебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар iconУчебное пособие предназначено в помощь социальным педагогам, социальным работникам и другим специалистам. Цена 850 тг. Арт. 201 Сарсенова Ж. Н. Культурология. Учебное пособие. Алматы: Нур-Принт, 2010 300 с. Учебное пособие «Культурология»
Учебное пособие «Культурология» предназначено для использования в обучении по кредитной технологии. В конце каждой главы учебного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница