Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар




НазваниеУчебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар
страница6/8
Дата конвертации08.02.2016
Размер1.43 Mb.
ТипУчебное пособие
источникhttp://library.psu.kz/fulltext/transactions/457_ahmedjanova_g.b._pravovie_osnovi_ohrani_nedr_v_r
1   2   3   4   5   6   7   8

2.3 Ответственность за нарушение законодательства Республики Казахстан об охране недр

Особенности юридической ответственности за нарушение законодательства об охране недр.

Исследование проблем юридической ответственности, при всем многообразии присущих ей признаков, выполняемых ею функций, не может ограничиться лишь общей характеристикой ответственности, освещением вопросов, связанных с двух аспектностью соотношения санкций и ответственности. Юридическая ответственность - это не какое-то абстрактное понятие, имеющее только лишь теоретический интерес в правовой науке, а динамично функционирующий правовой институт с объективными особенностями применения его в жизни. И ее динамика, пути воздействия на ту или иную сферу общественных отношений, выполнение свойственных ей задач конкретизируется и преломляется через ее виды. Изучение вопросов о видах ответственности вытекает также из необходимости установления признаков, присущих юридической ответственности в целом, ее содержания, места в механизме правового регулирования.

В виду того, что в действительности различные виды ответственности часто взаимодействуют, а нередко заменяют друг друга, перед теорией встает задача определения критериев отличия одного вида ответственности от другого и выявления точек их соприкосновения. И, наконец, актуальность исследования проблемы классификации видов ответственности объясняет появление в юридической науке положения о существовании специализированных (специфических) видов ответственности.

Существующая множественность видов ответственности в действующем законодательстве является естественным и закономерным отражением действия института юридической ответственности, ее роли как одного из способов обеспечения субъективных прав и юридических обязанностей субъектов различных форм правоотношений. Принятая градация правонарушений по их социальной значимости, согласно которой правонарушения делятся на преступления, (то есть предусмотренные уголовным законом общественно- опасные деяния) и проступки (которые не содержат в себе таковое) является одной из причин множественности видов ответственности. Отсутствие у проступков качества общественной опасности предполагает применение к совершившим их более «мягких» способов воздействия. И, наоборот, наличие повышенной опасности преступлений обязывает бороться с ними жесткими карательными мерами, что предусмотрено уголовным законодательством. Далее, каждый случай совершения правонарушения, так или иначе, влечет за собой определенные негативные последствия. Так, если последствием правонарушения является причинение материального вреда, то наступает материальная ответственность, если же затронуты иные (трудовые, семейные и т.д.) правоотношения, то возможно применение дисциплинарной или административной ответственности. Множество видов ответственности, на наш взгляд, объясняется и целями, преследуемыми ими для достижения которых предназначена юридическая ответственность. Известно, что наиболее строгим видом наказания была и остается реализация уголовно-правовых санкций. Если бы сущность юридической ответственности сводилась бы только к подавлению субъектов правонарушений, то можно было бы ограничиться применением одного вида ответственности. Однако данная задача не отвечает требованиям и принципам не только правового государства, но и вообще любого цивилизованного общества. Ведь основная цель ответственности как одного из инструментов воздействия на поведение людей заключается в воспитании их в духе уважения и исполнения закона.

Вопрос о квалификации ответственности по ее видам в юридической науке остается дискуссионным, что связано с различием точек зрения ученых в вопросе о существовании специфических видов юридической ответственности. Традиционно принято деление видов ответственности по их отраслевому признаку, согласно которому существуют:

  1. уголовно-правовая;

  2. административно-правовая;

  3. дисциплинарная;

  4. Гражданско-правовая;

  5. Материальная ответственность.

Алексеев С.С. по порядку привлечения к ответственности различает:

а) ответственность, возлагаемую компетентными государственными органами; и

б) ответственность, к которой правонарушитель привлекается непосредственно управомоченным [59].

Несколько расширенная классификация, основанная на, так называемом, материальном признаке, дана авторами другой монографии [60]. Опираясь на данный критерий, ими выделены следующие виды ответственности: уголовная, административная, дисциплинарная и материальная ответственность за нарушение трудовой дисциплины; гражданско-правовая; отмена незаконных актов и решений государственных органов, а также общественных организаций и их органов.

Выступая против традиционно сложившейся и существующей классификации видов ответственности по их отраслевому признаку, Лейся О.Э. пишет, что «это деление не совпадает с отраслевой структурой права по той причине, что видов ответственности меньше, чем отраслей права, причем за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и того же вида. Отраслевая классификация не объясняет также, почему в пределах одной отрасли права могут существовать разные виды ответственности (дисциплинарная и материальная в трудовом и колхозном праве), и, наоборот, нормами разных отраслей права регулируется осуществление одного вида ответственности (уголовное, уголовно - процессуальное, исправительно-трудовое право) [61]». Поскольку, выраженный в санкции способ правопорядка предопределяет порядок ее реализации, основным делением видов ответственности (как санкций), по мнению Лейста О. Э. - является деление на право восстановительную и штрафную.

На наш взгляд, ограниченность деления видов ответственности по их отраслевому признаку есть не что иное, как мало разработанность данной проблемы, где основной упор при исследовании делается на достижения таких фундаментальных отраслей права, как уголовное, гражданское, административное. В то же время, в последние годы появились исследования, в которых отстаивается самостоятельность, наряду с традиционно существующими, таких видов ответственности, как земельно-правовая, водно-правовая и т.д. [62].

Проблема классификации видов ответственности, думается, намного глубже, чей она изложена в вышеупомянутых работах. При разработке этого вопроса нужно опираться на более широкий круг причин и оснований, способствовавших появлению и функционированию нескольких видов ответственности. И одно из таких оснований нам видится в методе правового регулирования.

При анализе выявления классификационных критериев ответственности, недостаточно уделяется внимание взаимосвязи и взаимообусловленности ответственности с методом отрасли права, или же данный вопрос сознательно опускается. И это не случайно. Дело в том, что долгие годы в теории права на привилегированном положении находились наиболее исследованные и разработанные методы и разработанные методы (гражданско-правовой, административно-правовой), которые, по мнению некоторых ученых, являются своего рода универсальными, методоформирующими. Так, например, в одной из работ подчеркивается, «что ряд отраслей права, особенно, так называемых, комплексных (земельное, водное, горное и др.) заимствуют метод правового регулирования из других отраслей. Например, земельные и водные отношения обеспечивают в своем осуществлении уголовными, административными и материальными санкциями [63]» Однако, с развитием и совершенствованием законодательства и вместе с ним юридической науки, данная точка зрения была подвергнута сомнению. Перед нами в этой работе не стоит задача подробного освещения вопросов, связанных с методом правового регулирования, обоснование его самостоятельности и специфичности в каждой отрасли права. Это достаточно полно и исчерпывающе уже сделано [64]. Мы лишь хотели показать необходимость рассмотрения вопроса о квалификации ответственности в едином контексте с методом правового регулирования.

Безусловно, влияние метода правового регулирования одной отрасли права на другой, их взаимосвязь и взаимозаполняемость не подлежит сомнению, так как отрасль права существует обособленно, а развивается в единой системе права. Но это не означает, что одни методы являются методоформирующими по отношению к другим, а, наоборот, подчеркивает необходимость использование достижений той или иной отрасли права, разработанность ее метода при исследовании проблем горного, земельного, водного и других отраслей права.

Положительное решение вопроса о самостоятельности метода (как и предмета) отраслей права, имеет не только чисто теоретическое значение. Оно представляет собой большое практическое значение, ибо специфический метод правового регулирования предполагает существование специализированного вида ответственности. Как справедливо отмечает Алексеев С.С. «в особенностях ответственности выражается своеобразие того или иного метода правового регулирования характерные черты данной отрасли права» [65]. В самом деле, такие способы воздействия на нарушителей законодательства о недрах, как прекращение права пользования недрами, приостановка или запрещение работ при нарушении требований, предъявляемых при геологическом изучении недр, при добыче полезных ископаемых и другие, являются, на наш взгляд, не чем иным, как одной из мер горно-правовой ответственности.

Но, к сожалению, законодательство Республики Казахстан еще не дает право на четкое суждение по это проблеме. Вопрос требует дальнейшее изучение и обобщения. Нужны дополнительные законодательные и практические материалы. Нельзя не согласиться с Мухитдиновым Н.Б. в том, что для четкого решения данной проблемы необходимо проникнуть в ткань экономических отношений, выявить их особенности, адекватно отразить характерные черты в законодательных актах [66]. Мухитдинов Н.Б. также прав и в том, что изъятие недр, приостановление и прекращение работ связано с пользованием природными ресурсами. Во многих случаях они проявляются в административно-правовом порядке. Наверное, есть нюансы, аспекты, связанные с особенностями природных объектов, но их надо найти.

Перспективность разработки специализированных видов ответственности не вызывает сомнения, потому что в ее реализации непосредственно затрагиваются интересы не только самих природопользователей – субъектов правонарушения, но и природного объекта в целом, что не учитывается при наступлении уголовной, административной или дисциплинарной ответственности. Между тем, лишь теоретические исследования этого вопроса без мероприятий, направленных на их практические воплощения, конечно, не приведут к желаемому результату. Поэтому особое внимание необходимо уделить и определению системы органов, занятых привлечением специализированным видам ответственности, созданию механизма по реальному и действенному применению этих санкций.

Вопрос о понятии юридической ответственности также остается дискуссионным. Высказывались различные мнения. Широкая трактовка ответственности сводится к тому, что наряду с ответственностью, возникающей: вследствие правонарушения, признается ответственность за совершении «положительных действий» путем осуществления деятельности соответствующей «объективным требованиям данной ситуации и объективно обусловленным идеалам времени» [67].

Данная трактовка была совершенно справедливо подвергнута критике Самощенко И.С. и Фарукшин М.Х. отмечали - « юридическая ответственность всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное деяние. Иначе можно прийти к выводу, что лицо, не совершающее преступление, уже несет правовую ответственность. Ни научные соображения, - подчеркивали авторы, ни тем более интересы практики не дают основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения» [68].

Шемшученко Ю.С., Мунтян В.Л. и Розовский Б.Г. также правильно подчеркивают, что «позитивная ответственность» объективно направлена на размывание и без того недоступно устоявшихся граней понятия юридическое ответственности, вызывает ничем не оправданную путаницу терминов дополнительные трудности в уяснении их содержания [69]. Действительно, ни кого не вызывает сомнения, что деятельность любого субъекта должна отвечать современным условиям и требованиям, что любой субъект должен весьма ответственно относиться к своей деятельности. Однако в понимание ответственности теряется специфика, суть юридического понимания ответственности вряд ли может дать положительный результат [70].

Обобщая все взгляды, высказываемые в литературе, мы приходим к выводу, что ответственность, как правовой институт, состоит из двух компонентов:

во-первых, это осуждение государством и обществом за невыполнение взятых на себя обязательств;

во-вторых, применение санкций за невыполнение этих обязательств. Следовательно, от того, насколько умело и правильно мы применяем предусмотренные законом санкций (безусловно, законодательство в этой области должно постоянно совершенствоваться) в значительной мере зависит эффективность пользования недрами.

Известно, что совершенствование законодательства производится на основе анализа практических результатов действующих правовых норм. Но как установить, что нормы являются эффективными или неэффективными? Ответ зависит от того, что мы понимаем под «эффективностью норм права».

В последние годы проблеме эффективности норм права в юридической литературе уделяется большое внимание. Опубликовано значительное. количество работ по эффективности норм охраны природы, трудового, земельного, хозяйственного права, а также о понятии эффективности с позиции общей теории права [71]. Однако, среди ученых нет единого мнения о понятии эффективности. Так, один из подходов заключается в том, что понятие норм определяется вне зависимости от цели регулирования. По мнению Рабиновича П.Н., например, под эффективность правовых норм следует понимать все общественные последствия их действия. Как он полагает, такое понимание эффективности способно охарактеризовать совокупность всех реальных изменений, последствий, которые возникают в объективной действительности в результате осуществления закона, в том числе и тех, которые, не охватываясь идеальным предвидением, не отражались в цели [72]. Отмечая сложность выявления цели конкретных правовых норм, такое же мнение высказывает Ротань В. [73]. Иногда понятие эффективности рассматривается как оптимальность, целесообразность правовых норм. Так, Смирнов Ю.В. пишет, что эффективность правового регулирования представляет собой максимальный полезный для развития общества результатов воздействия норм права на общественные отношения [74]. Шмаров И.В. характеризует эффективность наказания как совокупность признаков, которые свидетельствуют об оптимальном и надежном достижении. Пашков А.С. и Чечот Д.М. включают в понятие эффективности и полезность; действия норм права. Они полагают, что эффективность действующих правовых норм, их результативность, способность оказывать влияние на общественные отношения в определенном полезном для общества направлении.

Несколько по иному подходит к понятию «эффективность» Еренов А.Е. По его мнению, в широком смысле понятие эффективности означает, с одной стороны, совершенность, социальную активность всей совокупности правовых норм, с другой - высокую результативность их применения, соответствие ее поставленным законодателем целям. В узком же смысле, это понятие отражает присутствие указанных критериев применительно к отдельным отраслям права. Поэтому, в подходе к понятию отдельных отраслей законодательства может быть определенное своеобразие, отражающее специфику этих отраслей.

Рассмотрение понятия эффективности действия правовой системы в целом, отдельных подсистем и понятие эффективности действия отдельных правовых норм имеет важное принципиальное значение. Основные задачи той или иной отрасли права решаются только тогда, когда достигнуты цели правовых институтов, а цели институтов - при условии предварительного достижения целей той или конкретной правовой нормы. Отсюда эффективность правовых систем высокого порядка во многом зависит от эффективности соответствующих подсистем. Однако это вовсе не значит, что эффективность права или какой-либо отрасли права является простой совокупностью эффективности конкретных правовых норм и институтов [75]. Дело в том, что, как правило, правовые системы и крупные подсистемы таковы по своей природе, то они не могут быть эффективными, так как их эффективность определяется лишь качественно на основе анализа общественно-исторической практики.

Другое дело конкретная правовая норма. Отдельные правовые нормы наряду с общими целями правового регулирования в реальной жизни имеют свои конкретные цели, которые иногда могут противоречить общим целям системы более высокого уровня (института, отрасли). Отсюда оценка эффективности конкретных правовых норм осуществляется на основе анализа их конкретных целей с учетом того, насколько они соответствуют характеру и особенностям цели правового регулирования. Это говорит о том, что регулирование отношений по охране недр, например, только нормами, касающимися института недропользования (так происходит в настоящее время) не дает полного эффекта в деле развития и совершенствования этих отношений. Ибо конкретная цель конкретной реформы определяется глубинной чертой регулируемого ею отношения. Недра института недропользования могут быть применены для регулирования отношений по охране недр в той мере, в какой они могут обеспечить эффективность их правовой охраны.

Таким образом, цель правового регулирования является важным компонентом понятия эффективности и выступает в качестве одного из критериев оценки действенности норм. Трудно представить норму права без какой-либо цели. Норма, изданная без цели, не эффективна заранее. Цель отвечает на вопрос о том, для чего издана та или иная правовая норма, что она преследует.

Бесспорно, что юридическая ответственность является одним из средств, обеспечивающих рациональное и комплексное использование недр. Ее основная задача - предупреждение и пресечение правонарушений в области пользования недрами, устранение ущерба, причиняемого недрам в результате нехозяйского к ним отношения. Ответственность осуществляется в процессе реализации властных полномочий должностных лиц. Поэтому она применяется лишь органами государства, должностными лицами государственных предприятий, учреждений, организаций.

В целом юридической ответственности за нарушение законодательства о и недрах присуще те же характерные черты, что и ответственности вообще. Она может наступать лишь в случаях, предусмотренных законодательством.

Указ о недрах и недропользовании от 27 января 1997 г. не содержит норм, предусматривающих конкретные виды правонарушений и меры ответственности за них. Это является существенным пробелом Указа. В кодексе Республики Казахстан о недрах и недропользовании, который, на наш взгляд, должен быть принят взамен Указа, вопросы ответственности должны быть внесены в самостоятельную главу. При этом желательно учитывать опыт Кодекса Республики Казахстан о недрах и переработке минерального сырья 1992 г. В нем были предусмотрены следующие виды ответственности: уголовная, административная, гражданско-правовая, дисциплинарная и материальная. Такие же виды ответственности предусмотрены в Законе Республики Казахстан «Об охране окружающей природной среды в Казахской ССР» 1991 г. (разделы XIV, XV) [76].

Представляется, что наиболее приемлема квалификация видов юридической ответственности по материальному признаку и по иным, прежде всего, процессуальным основаниям. Материальный признак часто называют отраслевым, имея в виду принадлежность конкретного вида юридической ответственности к той или иной отрасли права. Наименование материального признака классификации отраслевым следует признать условным, в значительной мере формальным. Ведь само деление на виды юридической ответственности в зависимости от отраслевой принадлежности не дает возможности их разграничить. Наоборот содержание различных видов юридической ответственности определяет их отраслевую принадлежность. То, что именно содержание является ведущим, а отраслевая принадлежность дополнительным (нормативным) признаком ответственности, подтверждается хотя бы тем, что в принципе законодатель в состоянии представлять уголовную ответственность в качестве административно-правового вида, придать имущественной ответственности, резко выраженные карательные черты и т.д. Кроме того, нужно учитывать, что данный вид ответственности (например, гражданско-правовая) может использоваться и для защиты норм других отраслей права (например, горного, земельного), хотя ее содержание, порядок и условие применения регламентированы нормами той отрасли права, название которого этот вид ответственности носит (в данном случае нормами гражданского права).

Однако, имея в виду, что отраслевая принадлежность является нормативным выражением существенных признаков того или иного вида юридической ответственности, можно в принципе и не возражать против наименования материального признака классификации видов ответственности.

Материальный признак - совокупное понятие, охватывающее ряд элементов, по которым один вид правовой ответственности отличается от другого. К ним относятся: характер применяемых санкций, степень заключенного в ответственности государственного осуждения, первоочередность выполняемых задач, сфера действия. Все указанные элементы вытекают из содержания юридической ответственности, но имеют свое основание вне его. Объективно обуславливают существование нескольких видов ответственности: разная ценность с точки зрения государства, защищаемых им общественных отношений; степень отрицания правонарушителей определенных общественных отношений; характер наступающих в результате противоправного поведения последствий, преодоление которых осуществляется путем использования юридической ответственности. Материальный признак является ведущим по сравнению с процессуальными основаниями классификации. Он отражает содержание видов юридической ответственности. Иные критерии классификации (по порядку привлечения, по способу возникновения и осуществления ответственности и т.д.) выражают лишь отдельные, менее существенные, как правило, процессуальные стороны ответственности. Помимо этого, ведущее значение материального признака проявляется и в том, что содержание того или иного вида юридической ответственности определяют и соответствующие процессуальные формы движения ответственности, хотя и определяют их не полностью, а в главном, основном, коренном. Специфическое содержание уголовной ответственности обуславливает ее сугубо личный характер, весьма строгий процессуальный порядок осуществления и возложения этой ответственности только специальным органом государства - судом. Из имущественного характера гражданско-правовой ответственности вытекает ее первоочередная функция - компенсационно-восстановительная - и возможность реализации ее самими участниками общественных отношений, без обращения к компетентным государственным органам. В связи с этим и деление юридической ответственности на виды в зависимости от их содержания (отраслевой принадлежности) выступает в качестве основного. Материальное (отраслевое) деление наиболее полно выражает характер ответственности, наступающей вследствие нарушения требований тех или иных отраслей права. Такое деление позволяет с наибольшей полнотой выявить существенные черты и особенности разных видов юридической ответственности. Нельзя не согласиться с Алексеевым в том, что "деление видов ответственности в зависимости от того, к какой отрасли права они относятся, является основным квалификационным подразделением" [77].

Все другие подразделения (классификации по процессуальным основаниям) имеют дополнительный, вспомогательный характер [78] . Их значение определяется (ограничивается) тем, что они позволяют глубже раскрыть материальное содержание и процессуальную форму движения тех или иных видов юридической ответственности, а также показать их специфику. Рассмотрение их желательно проводить в рамках анализа особенностей отдельных видов ответственности. Следует при этом иметь в виду, что под видом ответственности подразумевается ее содержание, а форма выражает отдельные особенности тех или других видов ответственности, дополняющие их характеристику.

Основываясь на материальном критерии классификации можно выделить следующие виды ответственности по действующему законодательству: уголовную, административную, гражданско-правовую, дисциплинарную и материальную ответственность. Процессуальной ответственности [79], как самостоятельного вида юридической ответственности, не существует. Процессуальные меры принуждения - это либо меры пресечения, либо меры административной ответственности (за нарушение порядка судебного заседания, неподчинение распоряжениям председательствующего и т. д.).

Деление видов юридической ответственности по материальному (отраслевому) признаку имеет объективный характер, но установление их за те или иные виды правонарушений в известной мере зависит от усмотрения законодателя.

Выражается это в назначении за нарушение устанавливаемых государством правовых норм либо уголовной, либо иной юридической ответственности за проступок (а не за преступление) по меньшей мере несправедливо, негуманно. Но, рассуждая абстрактно, нельзя исключить того, что законодатель может сознательно или по ошибке привнести в использование видов правовой ответственности до не которой степени субъективное усмотрение.

Представляется, что наиболее важной функцией всех видов ответственности является предупредительно - воспитательная. Главная задача состоит в предупреждении и искоренении правонарушений, с точки зрения общественных и личных интересов более важно не допустить нарушения этих интересов, предупредить правонарушение, чем потом компенсировать его вредные последствия.

Кроме того, даже мерами имущественной ответственности не всегда можно восстановить нарушенные блага (например, при повреждении здоровья, уничтожении индивидуально определенной вещи). Во многих случаях меры гражданско-правовой ответственности (штраф, неустойка, пеня) применяются независимо от наличия убытков после правонарушения и имеют, таким образом, исключительно предупредительно-воспитательное значение.

Сферы действия той или иной отрасли права и соответствующего ей вида юридической ответственности не совпадают. Например, сфера действия норм административного права, регулирующих общественные отношения в области управленческой деятельности, не совпадают со сферой действия административно-правовой ответственности. С одной стороны, с помощью административной ответственности охраняются такие отношения, которые регулируются другими отраслями права (горного, гражданского, земельного и т. д.). С другой стороны, некоторые административно-правовые нормы обеспечиваются иными (не административными) видами ответственности. Так, Козлов Ю.М, отмечает, что значительная часть административно-правовых норм направлена на регулирование исполнительно-распорядительной деятельности органов государственного управления и содержит предписания вышестоящих органов в адрес нижестоящих. "Это в свою очередь предполагает, что в случае нарушения сформулированных в норме предписаний начнет действовать институт дисциплинарной ответственности [80].

Регулирующее воздействия на общественные отношения норм тех отраслей права, в которых не имеется специфического вида юридической ответственности, обеспечивается наряду с иными средствами, охранительными предписаниями других отраслей права, где сложились соответствующие виды ответственности.

Каждый вид юридической ответственности играет самостоятельную роль в процессе правового регулирования, выполняет свои функции. Поэтому все виды ответственности необходимы и противопоставлять их нельзя. Угроза применения мер ответственности является, хоть и не естественным, но серьезным сдерживающим фактором для правонарушителей.

Наиболее суровым видом юридической ответственности является уголовная ответственность.

Специфика уголовной ответственности вытекает из той роли, которую играет в механизме правового регулирования уголовное право. Нормы этой отрасли права, прежде всего, призваны обеспечить защиту правопорядка от преступных посягательств.

Сфера действия (по кругу общественных отношений) уголовной ответственности чрезвычайно широка, так как уголовно-правовые нормы охраняют либо наиболее ценные отношения, либо иные урегулированные правом отношения от причинения им существенного вреда.

Уголовная ответственность воздействует непосредственно на личность преступника и всегда выражается в ограничениях его личных неимущественных прав, даже в тех случаях, когда затрагиваются его имущественные интересы. С точки зрения объективной тяжести причиняемых правонарушителю лишений, ограничений уголовная ответственность является наиболее суровым видом ответственности.

Специфическим юридическим последствием возложения уголовной ответственности является состояние судимости, которое, хотя и не влечет за собой формально-правовые ограничения, тем не менее, имеет юридическое значение, например, при повторном преступлении.

Возлагая уголовную ответственность, государство дает оценку, как факту преступного деяния, так и личности правонарушителя. Эта оценка - резко отрицательная; особенностью уголовной ответственности по сравнению с иными видами ответственности является то, что в ней заключается высшая степень осуждения государством преступления и его субъекта [81], что находит свое выражение и в суровости применяемых санкций.

Ведущей целью уголовной ответственности является общее и частное предупреждение. С помощью уголовной ответственности осуществляется защита правопорядка; она оказывает воспитательное воздействие на членов общества. В этом плане нужно заметить, что уголовная ответственность является средством преодоления наиболее серьезных и опасных нарушений правопорядка.

Путем возложения уголовной ответственности правонарушитель карается за совершенное преступное посягательство на общественные отношения либо за попытку такого посягательства (например, покушение на преступление). В целом ей не свойственна функция восстановления нарушенного общественного отношения, прежнего состояния, она не имеет задачей ликвидацию материальных и моральных последствий преступления. Этот вид ответственности обеспечивает восстановление правовых условий существования общественных отношений, подчеркивает незыблемость установленного правопорядка.

Уголовная ответственность воздействует, прежде всего, на сознание правонарушителя. Причиняя ему определенные страдания, ответственность должна вызывать у правонарушителя как личности осознание совершенного и отрицательное отношение к своему противоправному деянию, понимание справедливости ответственности, которую он претерпевает. Другие виды ответственности (например, гражданско-правовая, административная), если они выступает только в виде ответственности юридического лица и не трансформируются в последующем в персональную ответственность конкретных лиц, могут быть и лишены этого момента воздействия на отдельную личность. Кроме того, личный характер уголовной ответственности обусловлен тем, что большинство мер уголовной ответственности не может быть применено к коллективным субъектам права, например, к юридическим лицам.

Отличительной чертой уголовной ответственности с точки зрения процессуальных форм является тщательная, детальная регламентация условий и порядка ее возложения. Объясняется это репрессивной природой уголовного права, тем серьезным ограничением прав и свобод граждан, с которым связано возложение уголовной ответственности. Вопрос об ответственности решается только специальными органами государства - судами и лишь в коллегиальном порядке.

Административная ответственность в соответствии с действующим законодательством наступает за нарушение как административно-правовых норм, так и норм других отраслей права. Административная ответственность наступает, если:

1) правонарушение не достигает такой степени общественной опасности, преодоление которой требует возложения уголовной ответственности;

2) правонарушение не является, как правило, дисциплинарным проступком, а если и является таковым, то в этом случае противоправным поведением нарушается не только трудовая дисциплина, но и порядок управления и ответственность на правонарушителя возлагается органом, которому он не подчинен по службе;

3) целью возложения ответственности не является возмещение причиненного имущественного вреда. Соблюдение указанных условий позволяет определить круг противоправных деяний, за совершение которых может наступать административная ответственность.

Законодательством предусматривается широкий круг административных взысканий - административный арест, конфискация имущества, лишение специальных прав, исправительные работы и другие. Многие из этих мер сходны с одноименными мерами уголовной и дисциплинарной ответственности, но вместе с тем отличаются от них весьма существенными особенностями - по характеру противоправных деяний, за совершение которых наступает административная ответственность, по степени заключенного в ней государственного осуждения, по различию юридических последствий возложения разных видов юридической ответственности, по органу, возлагающему ответственность на правонарушителя. В частности, особенностью административной ответственности является то, что органы, имеющие право налагать административные взыскания, не руководят поведением обязанных лиц, как в трудовых правоотношениях, а только осуществляют контроль за их поведением [82]. Большое разнообразие общественных отношений, защищаемых с помощью административной ответственности, обуславливает весьма широкий круг органов, имеющих право возлагать ответственность этого вида [83]. Вопрос об административной ответственности решается и в единоличном порядке : в административных комиссиях при местных исполнительных органах он рассматривается коллегиально, в судах -коллегиально и единолично, в органах управления, как правило, единолично.

Специфическими для административной ответственности являются такие меры, как запрещение выпуска недоброкачественной продукции, приостановление работы предприятия вследствие нарушения правил техники безопасности и производственной санитарии и т. п. В юридической литературе их обычно именуют мерами пресечения, и применение таких мер часто не считают юридической ответственностью. Между тем, они всегда применяются за строго определенные нарушения требований правовых норм, и выступает как средство преодоления таких нарушений. От других названных выше мер административной ответственности их отличает, прежде всего, то, что они не имеют личного характера (впрочем, это свойственно и некоторым мерам административного взыскания, например, штрафу, применяемому к юридическим лицам, государственным органам и т.д.). Другая их особенность заключается в том, что из непосредственных целей их применения - предупреждение тяжких для общества последствий, которыми могут завершиться те или иные нарушения законности, если их не пресечь.

Гражданско-правовая ответственность является одной из разновидностей юридической ответственности, подпадает под общее понятие последней и обладает ее признаками. Правовая ответственность представляет собой обеспечение государственным принуждением или его возможностью возложение лишений личного, организационного или имущественного характера на лицо, допустившее правонарушение [84]. Гражданско-правовая, как и любая другая ответственность, есть возложение на правонарушителя тягот либо в виде компенсируемого лишения права, било в виде неэквивалентного возложения новой (дополнительной) обязанности за недозволенное законом поведение [85]. Однако общие признаки ответственности получают в гражданском праве специфическое выражение.

Сущность гражданско-правового регулирования состоит в том, что оно специальными юридическими средствами обеспечивает участие лиц в отношениях в качестве субъектов, обладающих правовой самостоятельностью. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений характеризуется в первую очередь наделением субъектов гражданской правосубъектностью и субъективными правами, достаточными для закрепления имущественно-распорядительной самостоятельности и удовлетворения признаваемых законом интересов участников соответствующих отношений. В силу этого гражданско-правовое регулирование в целом является правонаделителем, а гражданско-правовой метод по своей сущности выступает методом дозволения. При этом, основным субъективным правом, выражающим юридическую самостоятельность лиц, служит право собственности, либо право оперативного управления или хозяйственного ведения, отсутствие которых в составе правоспособности лица означает непризнание его субъектом гражданского права. Разумеется, гражданское право использует для организации отношений и такие формы воздействий, как возложение обязанностей и установление запретов. Но в отличие от других отраслей права, например, уголовного, административного, оно применяет эти формы лишь в качестве "обратной стороны" правонаделения, в котором находится центр тяжести гражданско-правового воздействия.

Специфика гражданско-правового метода состоит не только в дозволительности регулирования, но также в том, что правонарушение носит здесь особое выражение. Своеобразность гражданско-правового метода заключается в таких сторонах правонарушения, как юридическая диспозитивность, инициатива и равенство субъектов.

Специфика гражданско-правовой ответственности состоит, прежде всего, в том, что она по своему существу отражает правонаделительности гражданско-правового регулирования. Разумеется, установление ме ответственности гражданским правом, как и любой другой отраслью, означает возложение обязанности претерпевания неблагоприятны последствий на лицо, допустившее правонарушение. Но в гражданском праве меры ответственности имеют ярко выраженную правонаделительную направленность, ибо, во-первых, они обеспечивают защиту интересов и восстановление прав потерпевшего от правонарушения лица; во-вторых, само использование мер ответственности - право субъекта гражданского правоотношения, потерпевшего от правонарушителя.

Отмеченный характер гражданско-правовой ответственности определяет, во-первых, содержание ее меры; во-вторых, содержание охранительного материально-правового отношения. Меры рассматриваемой ответственности по своему содержанию являются имущественными, ибо именно они, будучи ответственностью правонарушителя, способны в то же время служить средством защиты имущественных интересов потерпевшего. Отсутствие в гражданском праве мер, направленных против личности правонарушителя, объясняется восстановительным, компенсационным назначением данного вида ответственности. Меры ответственности личного характера не могут использоваться для восстановления нарушенного права другого лица. Поэтому даже неимущественные блага (например, честь и достоинство) защищаются в гражданском праве мерами имущественной ответственности лишь постольку, поскольку их нарушение сопровождается для потерпевшего существенными потерями[86].

Охранительное правоотношение по реализации мер гражданско-правовой ответственности представляет собой такую правовую связь, в которой, по общему правилу, участвует в качестве управомоченной стороны потерпевший от правонарушения субъект, а в качестве обязанной - правонарушитель. Содержание этого правоотношения составляет право потерпевшего требовать соответствующего имущественного возмещения и обязанность правонарушителя предоставить это возмещение. Для гражданского правонарушения, лежащего в основе ответственности, характерно то, что оно является нарушением не только норм объективного права, но также конкретного субъективного права. Ввиду изложенного, меры гражданско-правовой ответственности выступают одновременно средствами защиты субъективных гражданских прав. Последние не исчерпывается только мерами ответственности, но придают им многие специфические черты, касающиеся, в частности, субъективного состава охранительного правоотношения, элементов гражданского

правонарушения. В качестве примера можно привести - возложение ответственности без вины, использование презумпции виновности правонарушителя, учет вины самого потерпевшего, возложение ответственности не только на лиц, непосредственно нарушивших чужое субъективное право, но и на лиц, обязанных предотвращать правонарушения.

Самостоятельными видами юридической ответственности являются дисциплинарная и материальная ответственность. В юридической литературе подавляющее большинство авторов выделяют дисциплинарную ответственность в качестве самостоятельного вида юридической ответственности. Более спорным является вопрос о юридической природе материальной ответственности. По этому вопросу сложились диаметрально противоположные точки зрения.

Смирнов В.Т., например, считает, что ответственность рабочих и служащих перед нанимателем за ущерб, причиненный ими при исполнении своих трудовых обязанностей, есть один из видов гражданско-правовой, а именно договорной ответственности в широком смысле слова. По мнению автора, договорная природа ответственности определяется тем, что:

1) эта ответственность вызвана нарушением обязательственных отношений между причинителем вреда и потерпевшим, существовавших до момента правонарушения;

2) содержанием санкции является обязанность возместить причиненный ущерб;

3) общая особенность названных видов ответственности состоит в возможности добровольного исполнения указанной обязанности [87].

Тезис автора и его аргументация вызывают возражения. Смирнов В.Т. хотя и признает, но не учитывает в полной мере специфики трудовых правоотношений, в рамках которых и действует материальная ответственность рабочих и служащих. Для трудового правоотношения характерно то, что одна сторона правоотношения обладает властно-организующими полномочиями в отношении другой стороны. Субъект материальной ответственности не только причиняет имущественный ущерб, но и нарушает трудовую дисциплину. Содержание материальной ответственности состоит далеко не в одном возмещении имущественного вреда. Ее целью является устранение материальных последствий проступка, а также воспитательное воздействие на рабочих и служащих, частное и общее предупреждение нарушений трудовой дисциплины.

Отмеченные и другие существенные различия, связанные, например, с принципами, порядком и условиями возложения этой ответственности [88], не дают основания считать, что материальная ответственность рабочих и служащих, регулируемая нормами трудового права, есть разновидность гражданско-правовой договорной ответственности. Сыроватская Л.А. подчеркивает, что материальная ответственность рабочих и служащих по трудовому законодательству является самостоятельным видом юридической ответственности. Обосновывая свой взгляд, автор указывает, что дисциплинарная ответственность не предусматривает такой меры взыскания, как возмещение причиненного ущерба: материальная ответственность рабочих и служащих выполняет не только превентивную, но и восстановительную функцию; порядок привлечения к дисциплинарной и материальной ответственности различен: к работнику своими виновными противоправными действиями причинившему ущерб, помимо обязанности его возмещения может быть применена и одна из мер дисциплинарного воздействия [89].

Несколько своеобразную позицию занимает Тищенков И.А. Автор не видит серьезных аргументов против предложения материальную ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию (учреждению, организации), включить в перечень дисциплинарных взысканий, если рассматривать вопрос в теоретическом аспекте. Но с практической точки зрения это предложение представляется автору неприемлемым, так как при сложившейся системе раздельной ответственности (материальной и дисциплинарной) возложение на работника обязанности возместить причиненный ущерб не исключает одновременно дисциплинарного взыскания: если же указанное предложение будет принято, то одновременное применение двух мер станет невозможным.

Кроме того, Тищенков И.А. считает необходимым учитывать и исторически сложившийся порядок рассмотрения дел о материальной ответственности, установления размера возмещаемого ущерба и взыскания сумм при принудительном исполнении [90] .

Нетрудно заметить, что многое из вышесказанного относится, на наш взгляд, к технической (хотя и немаловажной) стороне вопроса. В соответствии с действующим законодательством, применение дисциплинарного взыскания не исключает возложения на правонарушителя материальной ответственности. Это свидетельствует о том, что законодателем признается самостоятельность и дисциплинарной и материальной ответственности. Безусловно одно, эти виды ответственности обладают как общими, так и отличающими их признаками.

Отдельные виды юридической ответственности находятся в тесном взаимодействии. С одной стороны, оно обусловлено интересами достижения общих целей ответственности, с другой - закономерным развитием общества в целом.

Замена законодателем одних видов юридической ответственности другими вызывается изменением условий развития общества и соответственно изменением степени общественной вредности различных посягательств на общественные отношения, что либо позволяет успешно вести борьбу с общественно вредными деяниями путем менее суровых мер, либо заставляет прибегать к более жестким средствам их преодоления. В ряде случаев законодатель предусматривает возможность альтернативного возложения того или иного вида юридической ответственности в зависимости от тяжести последствий правонарушения. При одном и том же содержании противоправное деяние может иметь разные последствия. Так, уголовная ответственность, как наиболее суровый вид юридической ответственности, наступает только при условии предварительного возложения административной ответственности, когда последняя не дала ожидаемого результата. Например, нарушение правил административного надзора влечет административную ответственность, а злостное нарушение их, если оно совершено лицом, которое дважды в течение года подвергалось административному воздействию за такие нарушения, влечет уголовную ответственность.

Следовательно, замена одного вида юридической ответственности другим может происходить по линии ослабления или усиления ответственности. В настоящее время общей тенденцией в развитии такого взаимодействия является ужесточение законодательства, что обуславливается объективными и субъективными факторами переходного периода в Республике Казахстан.

Нарушение требований по рациональному, комплексному использованию недр и их охране влечет для нарушителей серьезные последствия. Их можно сгруппировать следующим образом:

- во-первых, лица, виновные в нарушении требований по охране недр, несут уголовную, административную или иную ответственность в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан;

- во-вторых, право недропользования может быть ограничено, приостановлено или запрещено органами государственного надзора и контроля или другими уполномоченными на то государственными органами.

Здесь мы сталкиваемся со своеобразным способом воздействия государства на недропользователей по обеспечению рационального и комплексного использования недр. Их правильное применение позволяет не только наказывать нарушителей правил пользования недрами, но и успешно решать вопросы охраны недр. Ограничение, приостановление или запрещение права пользования недрами как способ обеспечения рационального и комплексного использования недр нельзя рассматривать как обычный вид административной ответственности. Они имеют ряд существенных особенностей.

Административная ответственность, как правило, применяется в отношении должностных лиц горных предприятий, геологических организаций. Субъектами же ответственности при ограничении, приостановления или запрещения правопользования недрами являются сами недропользователи.

При изменении рассматриваемых мер происходит либо изменение, либо прекращение права пользования недрами. Изменения в основном влекут за собой сужение правомочий недропользователей по разработке месторождений, (такое положение имеет место при ограничении прав по пользованию недрами), потерю (^полностью, временно или частично) имеющихся прав на недра. При административной ответственности такое положение не имеет места. Объем правомочий недропользователей остается без изменений.

Конечно, приостановление или запрещение права пользования недрами может применяться лишь в случаях, прямо указанного в законе. В связи с тем, что Указ о недрах и недропользовании, конкретно и четко их не определяет, необходимо либо принять соответствующий нормативный акт, в котором следует подробно определить порядок указанных мер, либо (как уже говорилось выше) необходимо принять Кодекс Республики Казахстан о недрах и недропользовании, где и предусмотреть эти вопросы. Это, безусловно, будет способствовать ограждению интересов недропользователей от излишнего администрирования со стороны органов государственного контроля в области использования и охраны недр; создаст условия для обеспечения надлежащего использования недр и их охраны.


1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных специальностей Павлодар, 2004
И85 Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ начала ХХ в в. / Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных...
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие для магистрантов и студентов гуманитарных специальностей Павлодар
Учебное пособие предназначено для студентов и магистрантов, обучающихся по специальности «Культурология». Написанное на конкретном...
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие для студентов специальности
А86 Арын Р. С., И79 Иренов Г. Н. Этнополитология: учебное пособие. ─ Павлодар: эко, 2008. – 215 с
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие Новосибирск 2001
Учебное пособие предназначено для студентов всех специальностей всех форм обучения. В первой части пособия рассмотрены основные понятия...
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconРеспублики казахстан
Экологическое право Республики Казахстан: учебно-методическое пособие для студентов юридических специальностей. – Павлодар, 2007....
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconГ. М. Сафроновская система применения удобрений
Учебное пособие предназначено для студентов сельскохозяйственных вузов агрономических специальностей
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие предназначено для студентов электрических и неэлектрических специальностей для выполнения расчетно-графических работ и применения во время практических занятии по дисциплине «Электротехника»

Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие предназначено в помощь социальным педагогам, социальным работникам и другим специалистам. Цена 850 тг. Арт. 201 Сарсенова Ж. Н. Культурология. Учебное пособие. Алматы: Нур-Принт, 2010 300 с. Учебное пособие «Культурология»
Учебное пособие «Культурология» предназначено для использования в обучении по кредитной технологии. В конце каждой главы учебного...
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие по английскому языку Для студентов юридического факультета
Юридические профессии в Великобритании: Учебное пособие на английском языке. – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2008. – 16 с
Учебное пособие для студентов юридических специальностей Павлодар iconУчебное пособие «Основы работы в Excel», 2003
Учебное пособие предназначено для студентов имтп, а также может быть использовано при самостоятельном освоении современного программного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница