Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов




Скачать 122.49 Kb.
НазваниеЭволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов
Дата конвертации08.02.2016
Размер122.49 Kb.
ТипДокументы
источникhttp://omarov-nur.narod.ru/2005_/ShOS_PDV.doc


Н. Омаров,

к.п.н., докторант КРСУ


Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов

Кыргызской Республики


Участие Кыргызской Республики в Шанхайской Организации сотрудничества (до 2001 года - Форум «шанхайской пятерки») прошло достаточно сложную эволюцию, совпадающую с основными этапами трансформации этого влиятельного института региональной безопасности.

В определенной степени, это подтверждается оценкой ШОС как региональной организации нового типа, гармонично сочетающей в себе элементы классической международной организации и надгосударственного интеграционного образования с широким спектром решаемых задач.

Исходя из внутренней динамики возникновения и эволюции ШОС, представляется возможным выделить три самостоятельных этапа в ее развитии. Роль основного критерия в предлагаемой периодизации призвана сыграть последовательная трансформация основных направлений деятельности данной организации в 90-е годы 20-го - начале 2000-х годов. Необходимость выработки принципиально новой периодизации деятельности ШОС вызвана использованием в предложенной ранее классификации формальных признаков, по мнению автора, неадекватно отражающих детерминированную внутренними факторами глубинную природу эволюции этой международной организации1.

Главным содержанием начального, «подготовительного» этапа деятельности Форума «шанхайской пятерки» - ШОС, продлившегося с сентября 1992 до 26 апреля 1996 года явилось создание необходимых условий к его успешному функционированию. В этот период времени, КНР и четыре государства бывшего СССР (Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан) проводили двусторонние переговоры в формате «Совместная делегация - КНР» по урегулированию пограничных вопросов и обеспечению взаимных мер доверия в приграничных районах.

Для Кыргызстана их позитивное значение выразилось в том, что ему удалось достигнуть договоренности по четырем из пяти спорных участков на кыргызско - китайской границе, общая протяженность которой превышает тысячу километров. Соответствующее соглашение было подписано 26 апреля 1996 года в Шанхае. В последующем, 4 июля 1996 года между Кыргызской Республикой и КНР было подписано Соглашение о кыргызско-китайской границе с особым статусом участка Узенгу - Кууш, переговоры по которому планировалось продолжить в последующем.

Второй этап охватил временной промежуток с 26 апреля 1996 года по 15 июня 2001 года. В это время происходит постепенный переход от ограниченного к расширенному формату отношений, включающему в себя как урегулирование пограничных вопросов, так и противодействие новым угрозам безопасности и задачи экономического сотрудничества.

Внутри него, в свою очередь, представляется возможным выделить два подэтапа. Первый из них продлился с апреля 1996 по август 1999 года.

В его рамках соединенными усилиями участников «шанхайской пятерки» удалось согласовать оставшиеся спорные участки на совместных границах и создать эффективно действующий механизм взаимных мер доверия, опирающийся на сокращение вооруженных сил в стокилометровой зоне и регулярный обмен военной информацией2. Его основу составили Шанхайское (26 апреля 1996 года) и Московское (24-25 апреля 1997 года) соглашения. Излишне упоминать о том, какое позитивное значение это имело для Кыргызской Республики, Вооруженные Силы которой вплоть до настоящего времени переживают крайне сложную и болезненную трансформацию. Одновременно, происходит значимый для участников соглашения переход от двусторонней («4+1») к многосторонней формуле отношений.

Второй подэтап, начавшись в августе 1999 года, продлился до 15 июня 2001 года. Успешное решение задач первого подэтапа по стабилизации ситуации в районе совместных границ сделало возможным постепенный переход государств-участников к комплексному решению проблем безопасности с упором на противодействие международному терроризму и факторам, способствующим его распространению. Вне сомнения, своего рода роль «толчка» в этом сыграла Баткенская кампания августа-сентября 1999 года, предметно продемонстрировавшая серьезность намерений «мирового террористического интернационала» по дестабилизации ситуации внутри новых независимых государств региона.

В августе 1999 года главами ШОС была подписана Бишкекская декларация, в которой отмечалось, что государства, входящие в Форум «шанхайской пятерки» предпримут активные практические действия по борьбе с новыми, нетрадиционными угрозами. Для этого, в 1999 - 2000 годах было предложено провести согласование конкретных мероприятий между компетентными министерствами и ведомствами. С этого момента, по сути, начинается реализация правоохранительного сегмента в деятельности ШОС, позднее получившего название «Бишкекской группы». В ходе Бишкекской встречи большинством участников ШОС была поддержана инициатива делегации Кыргызстана об учреждении Региональной антитеррористической структуры (РАТС) с местом расположения в г. Бишкек.

На состоявшемся в июле 2000 года саммите глав ШОС в Душанбе впервые в качестве наблюдателя принял участие президент Республики Узбекистан И. Каримов. В частности, о серьезности намерений официального Ташкента по отношению к ШОС свидетельствует то обстоятельство, что «Президент Узбекистана предпочел пятый саммит форума в Душанбе встрече с генсеком НАТО…»3. Интерес Узбекистана к участию в ШОС был аргументирован все более возрастающей угрозой международного терроризма и исламского радикализма. В свою очередь, страны - участники ШОС не могли проигнорировать стремление одного из наиболее крупных государств региона к полноправному включению в процесс укрепления системы региональной безопасности.

Логическим завершением второго этапа стало подписание 15 июня 2001 года Шанхайской конвенции по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, переход Форума «шанхайской пятерки» к более высокому уровню взаимодействия в виде Шанхайской Организации Сотрудничества и ее расширение до шести участников.

Последний по времени, третий этап охватывает время с 15 июня 2001 года по настоящее время. Принципиальное отличие нового этапа от предыдущих заключается в том, что Шанхайская Организация Сотрудничества сконцентрировала свои усилия преимущественно на противодействии новым угрозам безопасности и активизации экономического вектора своей деятельности. Это стало возможным благодаря успешному выполнению задач первых двух этапов, направленных на стабилизацию положения в районе совместных границ и выработку единых приоритетов в области международной безопасности.

События 11 сентября 2001 года не могли не оказать корригирующего влияния на ШОС, выявив определенную противоречивость во внутренней динамике ее развития.

В первую очередь, это выразилось в своего рода «ограничении» влияния и роли ШОС как одного из лидеров в сфере безопасности в Центральной Азии из-за размещения здесь иностранного воинского контингента. Данное обстоятельство на некоторое время снизило позитивный потенциал и эффективность взаимодействия внутри ШОС4. Возникла неоднозначно трактуемая ситуация, в которой происходил стремительный рост двусторонних отношений между государствами ШОС и США на фоне определенной утраты интереса к ШОС со стороны ее участников.

Несмотря на отмеченные негативные моменты, они не могли остановить процесс дальнейшего организационного и структурного оформления ШОС. Представляется возможным говорить даже об отдельных «позитивных» моментах, рождаемых ею.

Атака международных террористов на военные и гражданские объекты в США способствовала консолидации позиции государств-участников ШОС по основным направлениям ее развития. В этой связи, следует отметить наличие до 11 сентября 2001 года определенных разночтений в видении будущего этой организации со стороны входящих в нее государств.

Кыргызстан первым призвал создать антитеррористическую структуру в ШОС. Эта позиция нашла понимание и поддержку со стороны Узбекистана и Таджикистана. Казахстан и Россия, не проявляя особого интереса к этому начинанию, предлагали сосредоточить усилия на развитии экономической составляющей ШОС5. В результате, несмотря на то, что к этому времени в рамках ШОС уже были приняты крайне важные документы по борьбе с терроризмом (Бишкекская декларация и Шанхайская конвенция), «ШОС не смогла выработать эффективной, комплексной и скоординированной стратегии незамедлительных действий с учетом изменившейся ситуации. Это можно охарактеризовать как серьезный промах, допущенный после беспрецедентного террористического акта и в последующей борьбе с терроризмом»6.

Признавая справедливость приведенной оценки, следует отметить, что эта ситуация возникла вследствие переходного состояния ШОС и отсутствия в ней эффективно действующего организационного ядра.

Было бы несправедливо полагать, что ШОС и ее участники пассивно воспринимали происходящее. Главы ШОС в числе первых выступили со специальным заявлением, в котором резко осудили террористические акты в США. Одновременно, ими была высказана поддержка возможным действиям руководства этой страны в противодействии международному терроризму.

По инициативе глав ШОС 11 октября 2001 года в Бишкеке состоялось внеочередное заседание «Бишкекской группы». В специальном заявлении, принятом по итогам ее работы, высказана обеспокоенность эскалацией насилия в мировом масштабе и определены конкретные мероприятия, направленные на противодействие проявлениям международного терроризма и экстремизма в Центральноазиатском регионе.

Большое значение для закрепления успеха антитеррористической операции в Афганистане имела внеочередная встреча министров иностранных дел ШОС 7 января 2002 года в Пекине7. Как отмечается в совместном заявлении глав МИД ШОС, государства ШОС полностью поддерживают меры, предусмотренные резолюциями Совета Безопасности ООН. Согласно ему, государства-участники ШОС готовы помочь Афганистану, государствам региона и всему международному сообществу в обеспечении надежных гарантий того, что Афганистан больше не будет очагом распространения терроризма, сепаратизма, экстремизма и наркотиков. Особый акцент был сделан на том, что деятельность международных сил содействия безопасности должна осуществляться в соответствии с мандатом Совета Безопасности ООН при согласии законных властей Афганистана.

Участники ШОС поддержали оказание международной гуманитарной помощи афганскому народу путем предоставления транспортных коридоров для поставок других стран и международных организаций8. Наряду с этим, было высказано единодушное мнение о необходимости быстрейшего создания РАТС в Бишкеке и завершении процесса институционализации ШОС9.

Вышеприведенные данные позволяют судить о том, что события 11 сентября 2001 года в США способствуя консолидации ШОС, одновременно стимулировали процесс ее организационного оформления.

Ярким примером тому служат решения Санкт - Петербургского (июнь 2002 года) и Ташкентского (июнь 2004 года) саммитов глав ШОС.

Санкт - Петербургский саммит знаменовал собой качественные изменения, происшедшие на новом этапе развития ШОС. Принятие Хартии, Устава ШОС и Соглашения о создании Региональной антитеррористической структуры (РАТС) в Бишкеке знаменовали собой переход к созданию постоянно действующих структур ШОС и углублению сотрудничества в противостоянии новым угрозам безопасности в Центральной Азии. Важным событием между встречами в Санкт - Петербурге и Ташкенте стало принятие Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества ШОС (сентябрь 2003 года, г. Пекин).

Принятие Ташкентской декларации ШОС позволяет судить о завершении переходного этапа в институциональном строительстве ШОС и начале его практической деятельности по реализации заявленных уставных целей. Основными пунктами Ташкентской декларации стали борьба с терроризмом, экстремизмом и наркотиками. В ней отмечается, что глобальной угрозе терроризма должна быть противопоставлена глобальная система противодействия с ООН в качестве ее центрального ядра, которая должна опираться на региональные, субрегиональные и национальные структуры.

Главами государств выдвинуто предложение разработать в рамках ШОС программный документ о партнерстве в противодействии современным угрозам и вызовам. Это позволит ШОС стать одним из ключевых звеньев глобальной антитеррористической коалиции. Реально действующим и координирующим центром выступит Региональная антитеррористическая структура ШОС, призванная обеспечивать активное участие стран-участниц в борьбе с терроризмом и экстремизмом.

Определенные опасения вызывает лишь возможность очередного изменения своих позиций со стороны отдельных участников ШОС.

Анализ характера и конкретных форм участия Кыргызской Республики в Шанхайской Организации Сотрудничества позволяет сделать ряд выводов, существенных для правильного понимания перспективных направлений ее деятельности в ней.

Шанхайская Организация Сотрудничества на всем протяжении ее существования рассматривается в Кыргызстане как один из наиболее значимых механизмов обеспечения региональной безопасности и стабильности. Современная обстановка выдвинула ШОС на передовую линию в противостоянии новым вызовам и угрозам, особенно международному терроризму. Антитеррористическое направление деятельности ШОС должно органично вписаться в общие международные усилия, еще теснее сопрягаясь с усилиями государств-членов ШОС, предпринимаемыми на национальном уровне10. Данное положение выглядит весьма актуальным и перспективным для Кыргызстана, занимающего вполне определенную позицию в противодействии международному терроризму.

Кыргызская Республика, будучи одним из наиболее последовательных сторонников дальнейшего укрепления ШОС, прилагает со своей стороны все необходимые усилия для достижения этой цели. Принципиально важным, при этом, является оценка ШОС как одного из многосторонних механизмов обеспечения региональной безопасности, позволяющего государствам Центральной Азии, консолидировано выражать и реализовывать свои национальные интересы во внешнем окружении, не скатываясь к положению объекта разнонаправленных устремлений более сильных стран мира11.

Конкретным проявлением стратегии подобного рода являются практические действия Кыргызстана, направленные на безусловное выполнение основных договоренностей, достигнутых за время существования Форума «шанхайской пятерки» и ШОС. Членство в ШОС позволило Кыргызстану, активно используя свой внешнеполитический потенциал, добиться положительного решения ряда значимых для него вопросов в сфере безопасности.

Среди них стоит отметить следующие:

  1. Урегулирование по 5 спорным участкам и стабилизация военно-политической ситуации на кыргызско-китайской границе,

  2. Создание правовой и институциональной базы совместного противодействия глобальным угрозам безопасности, в равной степени угрожающих государствам Центральной Азии и Кавказа,

  3. Формирование выгодного для Кыргызской Республики режима многостороннего сотрудничества в политической, экономической, транспортно-коммуникационной, энергетической сферах деятельности в Центральноазиатском регионе как неотъемлемой части Центральной Евразии.

Значительные резервы для повышения позитивного потенциала участия Кыргызстана в ШОС сохраняет сфера экономической дипломатии. Особый интерес представляет реализация проектов в таких отраслях экономического сотрудничества как энергетика, транспорт, связь, экология, банковская сфера.

Именно через призму подобного подхода формировалась позиция делегации Кыргызстана на прошедшем 23 сентября 2004 года в Бишкеке заседании Совета глав правительств стран-членов ШОС. В ходе данного заседания были подведены некоторые итоги экономического сотрудничества в ШОС и определены конкретные мероприятия по его углублению и интенсификации. В частности, среди приоритетов многостороннего экономического сотрудничества определены развитие телекоммуникаций, строительство ГЭС и новых транспортных коммуникаций, разработка нефтяных месторождений и унификация таможенного сотрудничества. По результатам встречи была принята Программа мер по реализации программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества, принятой в Пекине12.

Органичное соединение в Шанхайской организации сотрудничества широкого спектра задач безопасности, включая противодействие терроризму и содействие экономическому росту государств-участников, позволяет судить о тенденции ее стабильного роста и усиления значимости в евразийском геополитическом и геоэкономическом пространстве. Это обусловлено тем, что ШОС представляет собой принципиально новый тип международной организации, деятельность которой направлена на практическую реализацию принципов кооперативной безопасности, адекватных современному, расширенному пониманию проблематики международной безопасности.

Исходя из подобного понимания, членство в ШОС представляет для Кыргызской Республики первостепенную значимость как один из наиболее очевидных приоритетов ее внешней политики.


Опубликовано: Проблемы Дальнего Востока, (ИДВ РАН РФ), № 2, 2005.

1 Ся Ишань. Механизм «Шанхайской пятерки» и стратегическое взаимодействие Китая и России//Китай в мировой политике/Под ред. А.Д. Воскресенского. М.: РОССПЭН, 2001. С. 336-341.

2 Ся Ишань. Указ. соч., С. 338-339; Трофимов Д. Шанхайский процесс - от «пятерки» к «организации сотрудничества»: итоги 1990-х, проблемы и перспективы развития//Центральная Азия и Кавказ, № 2,2002. С. 100-102; D. Trofimov. Arms Control in Central Asia//Armament and Disarmament in the Caucasus and Central Asia/SIPRI, Stockholm, July 2003. P. 47-56.

3 Боришполец К.П. Центральная Азия как региональная подсистема международных отношений//Восток/Запад. Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений/Под ред. А.Д. Воскресенского. М.:РОССПЭН, 2002. С. 199.

4 Пан Гуан. Шанхайская Организация Сотрудничества в контексте международной антитеррористической кампании//Центральная Азия и Кавказ, № 3(27), 2003, С. 58.

5Пан Гуан. Указ. соч., С. 56-57.

6 Там же, с. 57.

7 Главы внешнеполитических ведомств стран ШОС приняли совместное заявление - КНИА Кабар. 8 января 2002 - http://www.kabar.kg

8 Главы внешнеполитических ведомств стран ШОС приняли совместное заявление - КНИА Кабар. 8 января 2002 - http://www.kabar.kg

9 Процесс создания основных организационных структур ШОС будет ускорен. - КНИА Кабар. 8 января 2002 - http://www.kabar.kg


10 Выступление Президента Кыргызской Республики А.А.Акаева на заседании Совета Глав государств- членов Шанхайской организации сотрудничества 17.06.2004 года - http://www.president.kg/press/appearance/1077/

11 Во многом сходные подходы высказаны в: Ф. Толипов. К вопросу о самостоятельной роли Организации Центральноазиатского сотрудничества в рамках ШОС//Центральная Азия и Кавказ, № 3(33), 2004. С. 169-179.

12 Встреча глав правительств ШОС в Бишкеке 23 сентября 2004 года - КНИА «Кабар» - www. kabar.kg


Похожие:

Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconУтверждена Решением Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества №1 от 15 июня 2011 года
Хартией Шанхайской организации сотрудничества от 7 июня 2002 года, Соглашением между государствами-членами Шанхайской организации...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconШанхайской организации сотрудничества против терроризма
Устава Организации Объединенных Наций и Хартии Шанхайской организации сотрудничества от 7 июня 2002 года
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconПоложение о молодежном совете шанхайской организации сотрудничества
Шанхайской организации сотрудничества (далее – шос) – Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Кыргызской Республики,...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconХартия шанхайской организации сотрудничества
Республика Казахстан, Китайская Народная Республика, Кыргызская Республика, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Республика...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconНа участие в открытом публичном конкурсе в 2009 году по отбору головных (базовых) образовательных учреждений высшего профессионального образования Российской
Российской Федерации, формирующих Университет Шанхайской организации сотрудничества как сеть высших учебных заведений, по направлениям...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов icon-
Шанхайской организации сотрудничества. В них заложен комплекс принципов и механизмов, который создал нормативную базу для выдачи...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconCергей Ушакин* интеллигентность сквозь призму интересов
Ушакин С. А. Интеллигентность сквозь призму интересов//Политические исследования, 1998, №4
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconШанхайская организация сотрудничества декларация глав государств-членов шанхайской организации сотрудничества
Российской Федерации, Республики Таджикистан и Республики Узбекистан встретились в Москве в ответственный момент, когда шос входит...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconМеждународно-правовые аспекты членства государств в Шанхайской организации сотрудничества
...
Эволюция и приоритеты деятельности Шанхайской Организации Сотрудничества через призму национальных интересов iconМониторинг государственной молодежной политики 12 мая 2009 года
Со 2 по 5 мая в Екатеринбурге проходила Учредительная конференция Молодежного Совета Шанхайской организации сотрудничества
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница