Психология и религия: союзники или враги?




Скачать 103.49 Kb.
НазваниеПсихология и религия: союзники или враги?
Дата конвертации08.02.2016
Размер103.49 Kb.
ТипВопрос
источникhttp://www.transactional-analysis.ru/sootn.doc

Психология и религия: союзники или враги?


В. В. Шумилов, кандидат технических наук,
главный редактор интернет-портала «Трансактный анализ для всех»
руководитель интернет-студии «Православный Рунет»


1. Три взгляда на соотношение психологии и религии

Уже который год не утихают споры в научной и церковной среде о том, нужны ли религия и психология друг другу, что могут они предложить друг другу. Можно поставить вопрос шире: друзья они, союзники или враги?

Возможные взгляды на соотношение психологии и религии можно проиллюстрировать графически. Для этой цели удобно использовать круги Эйлера и диаграммы Эйлера-Венна (см. рис. 1-3). Если всю сумму знаний психологии и религии символически изобразить в виде кругов, то взаимное расположение этих кругов на диаграмме будет обозначать соотношение данных областей знания.

Наиболее простой вариант предполагает, что религия и психология не имеют друг к другу никакого отношения, никак не связаны и у них нет практически ничего общего (рис. 1).



Рис. 1

В наиболее ясной формулировке данное мнение выражено в статье «Христианская психология: за и против» проф. А. В. Петровским: «Психология, как и всякая наука, не может перекрещиваться с верой, с религией. Моя позиция такова: наука и религия существуют в параллельных, непересекающихся плоскостях, а если они и пересекаются, то только в области этики» [1]. Этой же точки зрения придерживается проф. М. Ю. Кондратьев: «Эти две сферы мироощущения находятся в непересекающихся плоскостях» [1].

С подобным взглядом можно согласиться в том случае, если рассматривать психологию только и исключительно как науку. Однако как только научная академическая психология выходит из стен лабораторий и институтов, она становится практической психологией и психотерапией, где в процессе живого общения встречаются два неповторимых человека со своими мировоззрениями и религиозными убеждениями. Здесь психология и психотерапия уже не столько наука, сколько «искусство, с помощью которого клиент получает возможность изменить собственную жизнь. Искусство такое же, как литература, живопись или фотография. Это интересный, уникальный вид творчества, в котором активно участвуют, по меньшей мере, двое». [2] И если наука вряд ли может быть религиозно-ориентированной, то не вызывает сомнения, что искусство и творчество обязательно несут на себе отпечаток духовных устремлений человека. Вероятно, именно это имеет в виду о. Андрей Лоргус, когда пишет о том, что «психология является одновременно искусством и наукой познания души». [3]

Если научное противопоставление религии и психологии основано преимущественно на парадигме научной методологии, то церковное неприятие психологии проистекает из сомнений в полезности психологических теорий и методик. Как пишет психолог А. Г. Фомин, «сегодня в церкви можно часто услышать вопрос: «зачем нам нужны психологи? Они своими разговорами только смущают людей, подменяя священство и уводя народ с пути духовного на путь плотской и душевный» [4]. С этой точки зрения любая психологическая помощь, оказанная человеку, в действительности является злом, поскольку формирует у человека ложное убеждение в том, что можно достичь исцеления души вне Церкви и Бога, отвращая его тем самым от истинных ценностей. Как отмечает о. Андрей Лоргус, «несмотря на то, что отошло в прошлое противостояние психологии и церкви, священнослужители и богословы по-прежнему относятся к психологии отрицательно» [5].

Второй взгляд на соотношение религии и психологии подразумевает, что либо религия входит в область психологических знаний, либо сама психология включена в область знаний религии (см. рис. 2).



Рис. 2

В качестве примера такого включения религии в область психологии приведем взгляды К. Г. Юнга, основателя аналитической психологии. В своей статье «О религии» Юнг писал: «Когда я называю религию системой психотерапии, это отнюдь не игра слов». Но при этом сама суть религиозных учений, опыт, отраженный в догматах вероучений, это прежде всего опыт встречи с бессознательным. Именно архетипы коллективного бессознательного, с точки зрения Юнга, являются источником мифологии, религии, искусства. По выражению А. М. Руткевич, в учении Юнга религии «буквально растворяются ... в индивидуальной и коллективной психологии» [6].

Сюда же можно отнести и взгляды Зигмунда Фрейда, и отечественную психотерапию периода господства коммунистической идеологии. Сторонники данного подхода исходят из той точки зрения, что феномен религии и религиозного сознания может быть полностью объяснен в рамках психологических, психоаналитических или психиатрических категорий.

Примером обратного включения – т.е. психологии в область религии – можно считать взгляд на психологию как на «религию безбожного века». Книга проф. Поль Вица «Психология как религия: культ самопоклонения» может служить хорошим примером подобной точки зрения.

Наконец, третий взгляд на соотношение психологии и религии подразумевает частичное пересечение этих областей знания, как показано на рис. 3. Именно этой точки зрения придерживается большинство православных психологов и психотерапевтов, а также автор данной работы.



Рис. 3

С одной стороны, далеко не все аспекты религии могут быть подвергнуты психологическому исследованию. «Нельзя включить в строку отчета любого анализа чувство, которое называют любовью. И если такое чувство связывает двоих людей, то это такое преимущество, которое не подлежит психическому исследованию», писал известный психолог и психиатр, основатель школы трансактного анализа Эрик Берн [7]. Бог, благодать, любовь, подлиное смирение, обожение – все это выходит за рамки научного познания и потому большая часть «круга» религии не пересекается с «кругом» психологии.

С другой стороны, не все психологические концепции и методики представляют интерес для религии. Например, механизмы работы памяти или методики изучения иностранных языков никогда не входили в сферу религии, поскольку не имеют духовного измерения.

Наконец, далеко не все психологические подходы могут быть признаны приемлемыми для православного мировоззрения. По этой причине «мы не пользуемся техниками программирования, директивного гипноза, йоговской медитации, ребёфинга, системных расстановок и других, механизм действия которых нам представляется недостаточно ясным и безопасным как для клиента, так и для терапевта», пишет психолог Елизавета Жудро [7]. Поэтому и «круг» психологии пересекается с «кругом» религии лишь отчасти.

А что же представляет собой собственно область пересечения сфер религии и психологии? В этой области находятся психологические знания, которые гармонично сочетаются с православным миропониманием человека, дополняют религиозные представления и открывают новые грани в познании человека и мира. В этом случае мы получаем православно-ориентированную психологию.

2. Православно-ориентированная психология. Что это значит?

Свящ. А. Лоргус пишет: «Человека можно понять и познать как с помощью религии, так и с помощью науки. Совместимы ли наука и религия, психология и христианство? Может, как раз на пересечении классической психологии с древнехристианским опытом и богословским гнозисом возможно наиболее полно понять, объяснить, описать и научить человека?

В результате такого пересечения и возникла христианская психология – новый для классической психологии взгляд на человека». [3]

Проф. Б. С. Братусь так излагает свое понимание христианской психологии: «Когда мы говорим о христианской психологии, мы прежде всего говорим об определенной концепции человека. В христианской психологии человек — это образ и подобие Божие, человек имеет бессмертную душу и целый ряд других оснований. Психология в этом свете рассматривается не как существующая сама по себе, а как существующая для служения человеку. ... Собственно говоря, христианская психология как некое новое направление пытается соотнести корпус психологических знаний, как уже существующих, так и новых, с христианской концепцией человека. В этом и заключается простое, но важное отличие ее от других направлений психологии. Это отличие проявляет себя прежде всего в тех областях, которые связаны с личностью, психотерапией, в общем, с человеком». [1]

Схожие мысли высказывает проф. В. И. Слободчиков: «Если наша культура — христианская, православная, то мы должны понимать, что именно здесь лежит специфика человека. И тогда уже психология должна сознательно ориентироваться на эти культурные матрицы. Здесь мы вправе ставить вопрос о христиански ориентированной психологии». [1]

Мне представляется более верным подход и терминология проф. В. И. Слободчикова. Действительно, мы пока не можем говорить о христианской психологии как о научном направлении. Хотя, например, о.Андрей Логрус использует термин «христианская психология», на настоящий момент такого научного направления не существует, о чем говорит и сам о.Андрей: «Пока у нас нет педагогических новшеств или изобретений. Мы пошли по прагматическому пути. Мы исходили из того, что создать совершенно новую психологию, которая бы называлась «христианская психология», мы не сможем. Наверное, это дело будущего». [1]

Таким образом, на настоящий момент речь идет скорее о переосмыслении психологических концепций с точки зрения православного мировоззрения и о поиске тех форм психологической помощи, которые гармонично вытекают из религиозного взгляда на человека. В этом смысле корректно говорить о практической психологии и психотерапии, ориентированной на православные ценности – о православно-ориентированной психологии. В этой связи психолог Елизавета Жудро предлагает термин «православно-ориентированный психолог», определяя его следующим образом: «квалифицированный специалист, который опирается в своей работе с людьми на свое мировоззрение православного христианина, основанное на евангельском учении». [8]

К счастью для нас, таких психологов сейчас уже достаточно много. Среди них – как вчерашние студенты психологических факультетов, так и опытнейшие мастера своего дела. Среди наиболее известных православно-ориентированных специалистов в области психологии и психотерапии можно вспомнить д.п.н., проф. Б. С. Братуся, д.п.н., проф. В. И. Слободчикова, С. А. Белорусова, к.п.н. Л. В. Киржанову и многих других. Нельзя не упомянуть про А. Е. Алексейчика, одного из основателей восточно-европейской школы практического экзистенциализма, который в свою систему терапии вводит понятие «грех», определяя его экзистенциально и психотерапевтически как «нежелание выйти из состояния самотождества» и как «утверждение себя как себя без своего отношения к другому», как «то, что закрывает от «я» реальность», а болезнь определяет как «отпадение от духа», когда «душа больше ориентируется на тело, чем на дух; привязывается к телу, а не к духу». [9]

Возвращаясь к вопросу взаимоотношений психологии и религии, рассмотрим более детально область их пересечения.

Упрощенно можно сказать, что психология как наука изучает мир человека в его эмпирической данности. Исследована мозговая деятельность человека, влияние биологических факторов на его психическое здоровье, изучено поведение человека в различных ситуациях и т.д. При этом можно сказать, что чем более биологичным, приземленным является некий фактор, тем проще наблюдать и изучать его психологу-исследователю. В то же время, чем более отрывается изучаемый фактор от «земли», чем выше он поднимается к духовному, тем меньше может сказать психология об этом факторе. В качестве примера можно вновь сослаться на мнение Эрика Берна о том, что феномен любви не может быть подвергнут психическому исследованию. Образно данную ситуацию можно представить в виде треугольника, где объем накопленной информации пропорционально убывает по мере возрастания степени «духовности» изучаемого предмета (рис. 4а).

Диаметрально противоположную ситуацию представляет собой область религиозных знаний. Христианство является откровением о том, что находится вне сферы познания человека. Поэтому максимум информации мы находим о вопросах духовных, о Боге, вере, святости и любви, но в то же время практически не находим указаний о сугубо земных вещах. Ни у одного святого отца мы не прочитаем, как вести себя при приеме на работу, как лучше изложить материал, чтобы он стал понятнее ученикам, или какими мнемоническими приемами пользоваться, чтобы быстрее выучить иностранный язык. Образно можно представить весь корпус религиозных знаний как перевернутый треугольник, где максимум информации касается вопросов духовного плана и минимум, стремящийся к нулю – в вопросах «земных» (рис. 4б).



а) б)

Рис. 4

Но стоит нам сложить два этих треугольника вместе, как мы получаем завершенную симметричную фигуру, которая символизирует гармоничное взаимодополнение религиозных и психологических знаний (рис. 5).



Рис. 5

Взаимодополнение религиозных знаний психологическими, как видим из рисунка, имеет отношение не только к сугубо земным вещам, но и, пусть в меньшей степени, к некоторым важным духовным вопросам. Как пишет С. А. Белорусов, «cовременными психологами сделан ряд ценных наблюдений, позволяющих отличить истинный (аутентичный) духовный опыт от мимикрии под него. В основе ложной духовности может быть обычная лень заниматься повседневными делами, болезненно депрессивное чувство вины, мазохизм, инфантилизм, агрессия, стремление к самоутверждению за счет других» [10]. В этих вопросах, как и во многих других, добавление к религиозной картине мира психологической перспективы позволяет увидеть ситуацию намного глубже.

3. Сам себе психолог

«Каждый человек, по роду своей деятельности соприкасающийся с людьми, занимается психотерапией! И делает это вербально и невербально, осознанно и (или) бессознательно, принося своими действиями облегчение и пользу людям или усугубляя их проблемы. Каждое взаимодействие между людьми несет в себе и психотерапевтическое послание» - пишет проф. В.В. Макаров [11].

С этим мнением сложно не согласиться. Неявным, но несомненным образом каждый из нас является психологом для членов своей семьи, детей, коллег по работе и себя самого. Каждым своим словом, интонацией или жестом мы влияем на других людей. И, как писал Ф.И. Тютчев, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Подчас даже исходя из самых лучших побуждений, мы можем усугубить проблемы человека, если не обладаем необходимыми знаниями о закономерностях человеческого поведения.

В этой связи изучение основ психологии представляется мне не только допустимым, но и насущно необходимым для каждого человека. Так же, как каждый человек должен обладать навыками письма, счета, базовыми познаниями об окружающем мире, нам необходимы и знания о том, как общаться с окружающими, как научиться понимать других людей и самого себя.

Важно только не забывать при этом, что знание психологии и психотерапии все-таки не сводится к механическому использованию психологических методик. Ведь психотерапия, по выражению А. Е. Алексейчика, это не терапия души, а терапия душой.


Литература:

  1. Братусь Б. И др. Христианская психология: за и против // Скепсис. – 2005 - № 3-4. // http://scepsis.ru/library/id_402.html

  2. Гулдинг М. Трансактный анализ и терапия нового решения. // Эволюция психотерапии: сборник статей. Т. 3. “Let it be...”: Экзистенциально-гуманистическая психотерапия / Под ред. Дж.К. Зейга / Пер. с англ. — М.: Независимая фирма “Класс”, 1998.

  3. Свящ. А. Лоргус. Христианская психология в пространстве гуманитарной парадигмы (доклад) // Институт христианской психологии // http://www.fapsyrou.ru/a_lorgus_3.php

  4. Фомин А.Г. Нужна ли психология верующему христианину? // Русская православная психология // http://dusha-orthodox.ru/biblioteka/fomin-a.g.-nuzhna-li-psihologiya-veruyuschemu-hristianinu.html




  5. Свящ. А. Лоргус. На приеме у пастыря . // Независимая газета – 2005 // http://religion.ng.ru/people/2005-07-13/6_priem.html

  6. Руткевич А. М. Жизнь и воззрения К. Г. Юнга // Юнг К. Г. Архетип и символ. — М., 1991

  7. Берн Э. Трансакционный анализ и психотерапия. — СПб., Братство, 1992

  8. Жудро Е. Принимает православно-ориентированный психолог, с благословения священника… // Русская православная психология // http://dusha-orthodox.ru/biblioteka/zhudro-e.-prinimaet-pravoslavno-orientirovannyiy-psiholog-s-blagosloveniya-svyaschennika.html

  9. Алексейчик А.Е. Духовные аспекты в психотерапии // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия. – 2004 – № 2 // http://hpsy.ru/public/x3278.htm

  10. Белорусов С.А. Психология духовной зрелости личности в перспективе святоотеческого подхода. // Русская православная психология // http://dusha-orthodox.ru/biblioteka/belorusov-s.a.-psihologiya-duhovnoy-zrelosti-lichnosti-v-perspektive-svyatootecheskogo-podhoda.html

  11. Макаров В.В. Избранные лекции по психотерапии. — М.: “Академический проект”, Екатеринбург: “Деловая книга”, 1999

Похожие:

Психология и религия: союзники или враги? iconИндийская философия и йога
Описание: Индуи́зм — религия, возникшая на индийском субконтиненте. Историческое название индуизма на санскрите — сана́тана-дха́рма...
Психология и религия: союзники или враги? iconБертран Рассел Мистицизм и логика
...
Психология и религия: союзники или враги? iconРелигия: история и современность методические указания по курсу
Целью курса является не пропаганда религиозного или же, наоборот, атеистического мировоззрения и мироощущения, а просветительско-гуманистическая...
Психология и религия: союзники или враги? iconСикхизм, или религия сикхов, является типичным примером синкретизма, т е. возникновения новой религии на основе соединеЏния двух или большего числа идей
В главе 5 мы говорили, что в зависиЏмости от подхода к индуизму, его исповедники могут придерживатьЏся как политеистического, так...
Психология и религия: союзники или враги? icon«жалпы психология» кафедрасы «бекітемін» ҒЖ және хб жөніндегі проректор
В050300 -«Психология» мамандығының Жалпы психология және Психология, Жас ерекшелік психология пәндердің типтік бағдарламалары негізінде...
Психология и религия: союзники или враги? icon2. Место дисциплины в структуре ооп
Б для успешного освоения дисциплины необходима базовая подготовка по следующим курсам «Общая психология», «Социальная психология»,...
Психология и религия: союзники или враги? iconЗигмунд Фрейд Психология масс и анализ человеческого "Я"
В психической жизни человека всегда присутствует "другой" Он, как правило, является образцом, объектом, помощником или противником,...
Психология и религия: союзники или враги? iconКонтрольная работа Выполнила Пронина Инна Валерьевна
Капелла “Антропология, или рассуждение о человеческой природе”, содержащая данные об индивидуальных вариациях человека. В 1594 г...
Психология и религия: союзники или враги? iconЌазаќстан республикасыныњ Ѓылым жєне білім министрлігі
Психологиядаѓы негізгі баѓыттар: бихевиоризм, гештальт психология, психоанализ, гуманистік психология, когнитивтік психология
Психология и религия: союзники или враги? iconҚолы аты-жөні
Пәннің оқу әдістемелік кешені (ПОӘК) 2003ж Алматы қ. Абай атындағы амудің «психология және әлеуметтік психология» кафедрасы дайындаған...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница