К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон




НазваниеК вопросу оценки эффективности действующего в россии закон
страница1/7
надеется
Дата конвертации08.02.2016
Размер0.77 Mb.
ТипЗакон
источникhttp://www.kaznu.kz/content/files/pages/folder1546/рубрика - экономика РК.doc
  1   2   3   4   5   6   7



ҚазҰУ хабаршысы. Экономика сериясы, №1 (71). 2009

Рубрика


ЭКОНОМИКА РК


Н.Ю. Танющева


К ВОПРОСУ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЙСТВУЮЩЕГО В РОССИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ


Российская Федерация – первое из государств СНГ, законодательно установивших фундамент национальной системы противодействия легализации преступных доходов. Семилетний период, в течение которого в стране функционирует эта система, принес определенный опыт. Автор надеется, что критическая оценка этого опыта может быть интересна другим странам.

Постановка проблемы: установление сильных и слабых сторон действующего в России законодательства в области ПОД.

Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, (далее – ПОД) – это международный комплекс мер, направленных на сдерживание роста преступности, в первую очередь, организованной. Идея создания глобальной общемировой системы ПОД принадлежит Совету Европы, осознавшему в начале 90-х годов прошлого столетия, что рост преступности перестал быть узконациональной проблемой. В эпоху финансовой глобализации невозможно добиться значимого снижения преступности внутри одной страны без координации со всеми другими странами. Методологией общемировой системы ПОД занимается FATF – Международная группа по противодействию отмыванию денежных средств [1]. Главной идеей международной системы ПОД является создание в каждой стране собственной национальной системы ПОД, отвечающей 40 рекомендациям, разработанным FATF.

Российская система ПОД включает в себя две основных составляющих. Первая составляющая - придание легализации преступных доходов статуса преступления и, соответственно, включение механизма правоохранной деятельности по раскрытию таких преступлений. Юридической основой данного направления национальной системы ПОД стало внесение в 1998 году в Уголовный кодекс РФ двух статей – ст. 171 и 171.1. Вторая составляющая представлена Федеральным законом “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” (далее - Закон). Закон вступил в силу в 2002 году, и в дальнейшем в него неоднократно вводись дополнения. Однако и в нынешнем виде, по мнению экспертов Совета Европы, одобривших в июле 2008 года отчет о Третьем раунде взаимной оценки Российской Федерации в сфере ПОД, Закон и, соответственно, вся законодательная база по ПОД, не в полной мере отвечают рекомендациям ФАТФ. Российская Федерация проводит мероприятия по устранению выявленных Третьим раундом проверок замечаний к функционированию своей системы ПОД. Вместе с тем, определенный интерес представляет внутрироссийская оценка действенности законодательства в этом вопросе. Определенная работа в этом направлении ведется практически с момента вступления в силу Закона [2].

Следует отметить, что текущие изменения в законодательство во многом соответствуют критике как внутренней, так и со стороны международных экспертов. Можно предположить, что комплексная оценка всей национальной законодательной базы в сфере ПОД на предмет выделения сильных и слабых его сторон также должна быть востребована практикой законотворчества. Дать определенный материал для такой практики призвано проведенное автором исследование.

Методология, методы и инструменты сбора информации


Исследование имело стратегическую цель: изучить характер связи между законодательной базой по ПОД (далее - законодательство) и ее результативностью в современных условиях. Были определены следующие задачи:

1) выявить в наиболее общем виде слабые и сильные стороны современного законодательства;

2) установить главные факторы, определяющие сильные и слабые стороны современного законодательства.

Для комплексной оценки действенности законодательства использовалась стандартная методика – тест iT11, разработанной министерством юстиции Нидерландов для оценки результативности практического применения правовых норм и положений [3].

Опрос проводился путем анонимного анкетирования. Перед анкетированием никакие дополнительные разъяснения опрошенным не давались.

Для ответа на каждый вопрос респондентам была предложена шкала от минус 10 до плюс 10, включая нулевое значение, которое трактовалось как “затрудняюсь ответить”. Общая оценка внутри группы на каждый вопрос рассчитана как среднее арифметическое всех членов группы.

Выборка. Тест был предложен трем группам опрошенных. В первую группу (группа банковских контролеров) вошли специалисты подразделений финансового мониторинга отечественных коммерческих банков и территориальных управлений Банка России (15 опрошенных из Астрахани, Костромы и Барнаула). Среди коммерческих банков, специалисты которых вошли в группу банковских контролеров, были как региональные банки сравнительно небольшого масштаба, так и филиалы московских банков, входящих в первую десятку крупнейших российских банков, имеющих собственные методологические службы, в том числе по вопросам финансового мониторинга. По методологии iT11 эта группа должна быть отнесена к группе экспертов. Однако в национальной системе ПОД коммерческие банки занимают неоднозначное положение. С одной стороны, в условиях конкуренции успех банка во многом определяется его репутацией. В этом контексте финансовый мониторинг предоставляет банкам инструментарий для выявления среди клиентов тех, чьи операции прямо (убытки для банка) или косвенно (привлечение внимания правоохранительных органов к банковским операциям) увеличивают операционные риски банка, а также определенные методы для отказа от предоставления услуг таким клиентам.

С другой стороны, именно клиенты с их операциями определяют конкурентоспособность банка на финансовом рынке. Коммерческие банки заинтересованы в клиентах, осуществляющих операции в крупных объемах. Такому критерию соответствуют участники схем по отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. В этой ситуации группу банковских контролеров целесообразно квалифицировать как уловных экспертов.

Во вторую группу опрошенных были включены работники подразделения по борьбе с организованной преступностью и подразделения по противодействию экстремизму Астраханского управления Министерства внутренних дел Российской Федерации, непосредственно участвующих в расследовании уголовных преступлений в сфере ПОД (11 опрошенных). Эту группу следует квалифицировать как экспертов-практиков (правоохрана).

В третью группу опрошенных были включены владельцы и руководители крупного частного бизнеса Астраханской области (группа легального бизнеса – 11 опрошенных). Именно владельцы и руководители крупных предприятий, т.е. лица, имеющие право распоряжаться ресурсами своих предприятий, в том числе денежными ресурсами, являются объектом финансового мониторинга. Идентификация их, наблюдение за их финансовыми операциями и передача сведений об отдельных их операциях и составляет инструментарий Закона. С другой стороны, уголовное преследование по экономическим преступлениям, в том числе в отношении руководителей и владельцев отдельных предприятий, предполагает интерес правоохранительных органам к схемам и каналам отмывания ими преступно полученных доходов. Без выяснения понимания бизнес-сообществом мотивации законодательства в вопросах ПОД оценка дееспособности этого законодательства не может быть признана полной.

По поводу репрезентативности выборки следует отметить следующее. Идея национальной системы ПОД состоит в том, что сведения о подозрительных финансовых операциях экономических агентов (населения и предприятий) собираются участниками финансового мониторинга в представляются в государственную службу, которая при определенных обстоятельствах передает эти сведения правоохранительным органам. В свою очередь, правоохранительные органы проводят мероприятия по установлению состава преступлений в деяниях экономических агентов, сведения о которых поступают от государственной службы, а также наказания виновных. Схема отношений, возникающих при этом, отражена на рисунке 1. Поэтому, несмотря на относительно небольшую общую численность опрошенных, все три элемента системы представлены в опросе особой группой (экономические агенты – группой легального бизнеса, участники финансового мониторинга – группой банковских экспертов, специалисты в вопросах ПОД правоохранительных органов – группой “правоохрана”). Таким образом, есть основания полагать, что выводы, полученные по результатам исследований, репрезентативны для всей общенациональной системы в целом.







Рис. 1. Схема функционирования национальной системы ПОД


Результаты исследования.

Первый раздел теста нацелен на выяснение вопроса: знают ли опрошенные о том, что в России действует законодательство по ПОД, и насколько оно, по их мнению, ясно для понимания.

Как и следовало ожидать, все эксперты из групп банковского сектора и из представителей правоохраны, ответили, что знают законодательство (+ 10 баллов), тогда как представители легального бизнеса оценили такое знание в + 7 баллов (27% опрошенных ответили, что не знают о нем).

Что касается понимания законодательства, то представители группы “правоохрана” оценили этот показатель в + 5 баллов, банковские эксперты – в + 4 балла, представители легального бизнеса – в + 2 балла. Понимание оценивалось по совокупности двух критериев. Практически все опрошенные из всех групп (исключая тех представителей группы легального бизнеса, которые ответили, что не знают законодательства), отметили, что им понятны его цели и задачи, тогда как ясность методов, которыми действует законодательство, была оценена ими низко, а отдельные эксперты даже дали отрицательную оценку своего понимания методов законодательства.

Вывод: с содержанием законодательства знакомы все контролеры; часть руководителей и владельцев частных крупных предприятий не знакомы с ним. Низкий общий уровень понимания законодательства указывает на то, что написано оно запутанным языком, а методы не соответствуют заявленным целям.

Результаты ответов на вопросы первого раздела теста приведены на рисунке 2.

Второй раздел теста призван установить мнение опрошенных по поводу того, несет ли с собой соблюдение (несоблюдение) законодательства какую-либо выгоду (ущерб). При этом имеется в виду любая реальная выгода (ущерб) - время, деньги, усилия, в том числе репутация.




Рис. 2. Оценка степени знания законодательства по ПОД в России


Все группы опрошенных сошлись во мнении, что соблюдение законодательства требует бόльших затрат времени, денег и усилий, чем их нарушение (показатель “затраты на соблюдение” на рисунке 2). Здесь следует отметить следующее.

Общественная полезность большинства законов, норм и правил, действующих в цивилизованном мире, заключается в том, что эти законы, нормы и правила запрещают некие деяния (например, слив сточных вод в открытые водоемы или продажу табачных изделий лицам моложе 18 лет, либо производство, транспортировку и продажу наркотических веществ), несущие в себе угрозу обществу. При этом необходимость в юридическом узаконении такого запрета обусловлена тем, что такие деяния либо приносят выгоду (доход) тем, кто их совершает (операции с наркотиками), либо требуют высоких затрат (очистка сточных вод), т.е. личные интересы противоположны общественным, и нужны определенные инструменты для того, чтобы соблюдались именно общественные интересы. Состав вопросов, образующих второй и некоторые другие разделы теста iT.11, свидетельствует о том, что Министерство юстиции Нидерландов разрабатывало его в первую очередь для экспертной оценки дееспособности норм и правил, нарушение которых представляет собой первичное преступление, т.е. нарушение определенных юридически оформленных общественных интересов.

Что касается российского законодательства по ПОД, то одна из его составляющих – финансовый мониторинг – распространяется только на поименованных в Законе участники финансового мониторинга, по роду своей деятельности являющихся посредниками на финансовом рынке [4]. Соответственно, объектами регулирования являются только эти финансовые посредники, а сам Закон представляет собой юридический документ, направленный не на прямое устранение первичного преступления, в результате которого был получен доход, отмывание которого могут наблюдать и регистрировать участники финансового мониторинга, а только на действия участников финансового мониторинга, т.е. как и что они регистрируют и передают в соответствующую государственную службу.

В этом контексте затраты на соблюдение законодательства очевидны банковскому сектору, определенному Законом в качестве участника финансового мониторинга. Так, оплата труда банковских специалистов в вопросах финансового мониторинга (в том числе членов группы банковских экспертов) и все расходы, связанные с выполнением ими определенных Законом обязанностей, оплачиваются банками по статье “расходы” без компенсации в виде коммерческой прибыли или государственных дотаций. Стимулирует участие банков в финансовом мониторинге система наказаний, которые Центральный банк применяет к тем, кто не соблюдает Закон. Эта система включает в себя довольно жесткие меры вплоть до отзыва банковской лицензии. Поэтому так высоко (+9 баллов) оценили банковские эксперты ущерб от несоблюдения законодательства. В целом, банковские эксперты ответили на вопросы второго раздела теста с точки зрения затратности (выгодности) именно для банковского сектора. Т.е. они считают, что банкам требуется для выполнения норм законодательства больше денег, времени и усилий, чем на его невыполнение (позиция на рисунке 2 – “затраты на соблюдение”, оценка экспертами + 4 балл), при этом выгода, которую могут принести такие нарушения, почти в два раза меньше затрат на соблюдение законодательства (позиция “выгодность нарушений”, + 2 балла). И эти же нарушения могут принести гораздо больший ущерб (“ущерб от нарушений”, + 9 баллов), так что в целом эксперты считают, что выгоды от соблюдения законодательства намного больше, чем от несоблюдения (“выгодность соблюдения”, + 5 баллов). Достаточно низко, всего в + 2 балла, оценили банковские эксперты выгодность для банков от положительной репутации при соблюдении законодательства (позиция “репутация”).

Роль правоохранительных органов в отечественной системе ПОД в корне отличается от роли банковского сектора. Правоохранительные органы не являются участниками финансового мониторинга. Они используют, зачастую критически, информацию, предоставляемую участниками финансового мониторинга в специализированную государственную службу. Правовой основой их участия в системе ПОД являются статьи 174 “Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем” и 171.1 “Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления” Уголовного кодекса РФ, относящие легализацию преступных доходов к категории преступлений и, соответственно, к объектам деятельности правоохранительных органов. Уголовный кодекс устанавливает ответственность не за несоблюдение Закона, т.е. не за нарушения требований о сборе и предоставлении в специализированную государственную службу информации об операциях, вызывающих подозрение, что они совершаются с целью легализации преступных доходов, а именно за саму легализацию доходов. Таким образом, предметом профессиональной деятельности правоохранительных органов в национальной системе ПОД является деяния по легализации преступных доходов. В контексте вышесказанного предполагается, что респонденты группы “правоохрана” сравнивали выгодность и затратность между легализацией и уклонением от легализации. Так, они отметили, что выгода, которую приносит соблюдение законодательства, равнозначна ущербу, который приносит с собой его нарушение (+ 5 баллов по каждому вопросу), и превышает затраты на его соблюдение и выгоду от нарушений. Резко отличается мнение группы “правоохрана” от оценок других групп опрошенных в определении уровня воздействия соблюдения/нарушения законодательства на репутацию того, кто его соблюдает (нарушает). “Правоохрана” считает, что этот фактор не имеет никакого значения при принятии лицом или предприятием решения о соблюдении или нарушении законодательства (- 2 балла). Это логично, если учесть, что данная группа респондентов оценивала мотивацию преступников, для которых легализация доходов – это их бизнес, и репутация в легальном обществе не имеет для них никакого значения.

Так как в состав группы руководителей и собственников крупных частных предприятий попали только предприятия, не являющиеся участниками финансового мониторинга, можно предположить, что при ответах о выгодах, затратах или ущербе, связанных с соблюдением (нарушением) законодательства, они подходили с позиций, аналогичных позиции органов правоохраны, т.е. анализировали выгоду/ущерб не от соблюдения/нарушения Закона, а от участия/неучастия в легализации преступных доходов. Тот факт, что оценки группы представителей легального бизнеса на вопросы второго раздела теста в целом совпадают по динамике, но несколько ниже, чем оценки экспертов, можно предположить, что в своих ответах они анализировали известные им сведения о последствиях нарушений законодательных норм, связанных с легализацией преступных доходов, либо интерполировали такие сведения на реалии своей деятельности.

Вывод: Все опрошенные согласны с тем, что соблюдение законодательства требует дополнительных затрат времени, денег и усилий, однако они считают, что нарушителей законодательства ожидают значительные потери (ущерб), менее всего заметные для репутации нарушителя. Поэтому в целом соблюдать законодательство выгоднее, чем нарушать его.

Результаты ответов на вопросы второго раздела теста приведены на рисунке 3.




  1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconАгробиологическое обоснование эффективности совместного применения биостимуляторов роста растений и водорастворимых удобрений в технологии возделывания сахарной
Е сахарной свеклы с высоким уровнем эффективности под силу хозяйствам России, имеющим возможность использовать современные технологии...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconМетодика оценки эффективности финансирования находится в Сетевой Информационной Базе http
Нп “Инновационное Агентство”, тел. 232 0349, факс. 232 0350, e-mail
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconЗачем вообще нужна реорганизация ОАО рао "еэс россии"?
Основная цель реформирования электроэнергетики России – повышение эффективности предприятий отрасли, создание условий для ее развития...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconТезисы по национальному вопросу. Соч., т. 19, стр. 213 221. Стр. 216 “Социал-демократия требует замены старых административных де­лений России, установленных крепостниками-помещиками и чиновниками самодержавно-крепостнического государства,
...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconИнструкция по заполнению
Именно с целью оценки эффективности деятельности руководства структурными подразделениями с ноября 2003 г была развернута системы...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconРеферат: Методология
России подтверждают правильность выводов специалистов Всемирного банка, которые ещё в 1992-93 годах предупреждали, что коммерческие...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconИнформация о принимаемых рисках, процедурах их оценки, управления рисками и капиталом. Принимаемые риски, процедуры оценки и управления рисками
В целях обеспечения стабильности и прибыльности ООО кб «Тайдон» существенное внимание в деятельности Банка уделяется выявлению, анализу...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconОб организации и осуществлении ведомственного финансового контроля в системе мвд россии
Целях повышения эффективности ведомственного контроля за финансово-хозяйственной деятельностью органов внутренних дел Российской...
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconИсследование особенностей жизнедеятельности семей в современной России
Статистический анализ жилищных условий различных типов домохозяйств и оценка эффективности жилищной политики
К вопросу оценки эффективности действующего в россии закон iconЗао лк «Роделен», именуемое в дальнейшем «Лизингодатель»
Левицкого Дениса Валерьевича, действующего на основании Устава, с одной стороны, и ООО «ххх», именуемое в дальнейшем «Лизингополучатель»,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница