To Travis, Haley, Josh, and Devyn, my heart




НазваниеTo Travis, Haley, Josh, and Devyn, my heart
страница3/16
Дата конвертации05.02.2016
Размер2.41 Mb.
ТипДокументы
источникftp://62.80.165.58/Kostenko/Losey-The Secret History.rtf
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
хоть что-нибудь сказал. Наконец, мне стало понятно, что необходимости в его одобрении нет. Я просто училась. Я не знала, чему учусь, но знала, что происходит что-то важное и что я в самой гуще событий.

Потом однажды я дотянулась руками и взглядом до света и увидела того же парящего надо мной голубя, которого видела еще ребенком. Я протнула руки дальше в свет и почувствовала в них что-то теплое. Когда я вынула руки из света, оказалось, что я держу белого голубя. Свет сгустился в это великолепное создание. Его грудь была прямо в центре моей ладони. Я чувствовала, как бьется его сердце, обоняла его негодование. Его теплое дыхание щекотало мне большой палец.

И я заплакала.

Меня настолько переполнили эмоции, что я пала на колени.

Я прижала маленькую птицу к сердцу, и тогда любовь во мне выросла до неописуемого объема. Побыв некоторое время с этим маленьким чудом, я вновь подняла руки к свету и отпустила его. Взлетая, он превращался обратно в свет.

Я поплакала еще. Это было так реально. Это должно было быть реальным. Увидел бы это кто-нибудь еще, будь он там? Да какая разница? Я нашла врата в небеса и сердцем и душой уже прошла в них.

Вскоре после второй встречи с голубем, я поняла, что стою в одиночестве в месте без каких-либо примечательных деталей. Не было стен, не было определенных источников света, была только я. Но оглядевшись, я поняла, что там же находится мой первый Мастер. Он вышел и покрыл меня белой накидкой. Понятия не имею, что это значило, кроме того, что все вот-вот вновь должно было измениться.

Спустя много дней я решила посмотреть, что означала белая мантия. Сидя на любимом стуле, я отправилась в теперь уже знакомое мне эфирное место в другом измерении и примерила мантию. Я немедленно оказалась в другой реальности — ужасно примитивной. Почти голые мужчины шумели над только что жестоко убитым животным. Запах свежей крови стоял в воздухе, и мужчины пахли так отвратительно, что я едва могла вздохнуть. Я начала приближаться, чтобы увидеть что происходит, чем заняты мужчины, и совершенно неожиданно реальность вновь изменилась.

Я была в другом времени, другом месте, внутри огромного дерева. Там на возвышении сидели три древних старухи, все в грубых, серых и коричневых платьях, сшитых из мешковины. Они хихикали, разглядывая резную деревянную рыбу, качающуюся перед ними взад и вперед.

А потом — уууух! И вновь реальность сменилась, и я оказалась в новом месте, а потом еще в одном. Я совершала прыжки во времени и пространстве! Я буквально посещала другие времена и места. И люди в каждом новом пункте назначения видели меня!

На следующее утро после этой первой головокружительной серии путешествий я снова села на любимый стул. Войдя в безграничные миры сознания, я оказалась в комнате, в которой, казалось, не было стен. Я чувствовала себя так, будто была где-то до времени, как мы его знаем. Как бы далеко я ни попала благодаря своей осознанности, я не могла найти границ. Надо мной нависла голографическая пирамида, я видела себя внутри нее. И в то же время, я видела себя примерно в двадцати футах оттуда, наблюдающую себя же. И все это время я осознавала, что стою в своей гостиной. Нас было трое, и я понала, что перешла в многомерность.

В камеру пирамиды пришел новый Мастер. Его одеяние было фиолетовым, он казался древнее времени, а когда он двигался, испускаемый им свет струился за ним. Он сказал мне, что пришел из места, которое было до времен — времен, предшествовавших формированию Земли и людям, жившим до нас и населявшим Землю. Он показал мне время и пространство, какими они были так давно, что у меня не было для этого точки отсчета.

Мы стояли в свете пирамиды, окружавшем нас. Перед нами было возвышение, на котором кто-то был, но я рассмотрела слишком мало подробностей, чтобы понять, кто же это. Мы с новым Мастером начали работать с энергией совершенно по-новому, не как раньше. Он вошел в мое тело. Когда я взглянула на руки, они были уже не моими — они были руками Мастера. Когда мы работали в унисон, мой наставник дал мне почувствовать энергию, которую мы с ним образовали вместе, как и энергию в человеке на возвышении. Мой новый Мастер показал мне в геометрических узорах, как энергия трансформируется в полностью прображенную форму. Мы буквально изменяли энергетическое поле человека на возвышении, гармонизируя его, меняя частоты энергий, формы и даже образ взаимодействия разных энергий друг с другом.

В какой-то момент Мастер отступил, и мое внимание полностью направилось на человека на возвышении. Я увидела, что мы работали над версией меня из другого измерения! Затем я стояла позади себя, наблюдая, как работаю над собой. Ясно без слов, что это несколько запутывало. Это все — действительно я? Или я — ни одна из них? Я решила, что эти вопросы не важны; важно было лишь то, что я вижу и чему я учусь.

Это была подлинная многомерность. Я чувствовала себя так, будто наконец пришла домой.

За множество совместных сеансов этот Мастер водил меня во многие другие камеры и продолжал учить работе с энергиями и целительству. Он привел меня в одну камеру с возвышением, похожим на огромную алебастровую плиту. Когда я посмотрела на плиту, над ней материализовалось тело. Тело было прозрачным и начало вращаться. Я видела внутри тела затемненные области, не такие светлые и воздушные, как все остальное. Мастер показал мне, как управлять изменениями в теле. Точно так же, как я делала это с предыдущим Мастером во дворе, я вошла в свет, и энергии приняли другую форму. Я училась тому, что такое нарушение гармонии в человеческом теле.

Мастер повел меня в следующую камеру, в которой по кругу стояли колонны, а в центре было углубление. Между колоннами стояли другие Мастера. В голове я услышала слова «Держащие энергию». Потом я услышала: «Это одна из целительных камер того места, которое вы зовете Атлантидой».

Из пола по всему углублению выстрелили и изогнулись дугами энергии. Свет всего спектра цветов создавал арку над телом, которое лежало на полу в углублении. Я тут же все поняла. Тело настраивалось. Спектры цвета влияли на все тело, а энергия тела отвечала. И вновь у меня появилось понимание, что тело в камере было моим, и что с этим опытом я вбираю библиотеки исцеления и знания. Какая-то часть меня начала понимать происходящее всеми чувствами.

Во время последовательных визитов туда какие-то Мастера приходили и уходили. Казалось, каждый из них приносил мне новый кусочек космической мозаики, эфирного обучения, которое отрицало всю логику или известное знание. Как только я получила глубокое понимание соотношения между геометрией, цветом и энергией, Мастера начали показывать мне, как все это связано с созданием реальности и материи. Позднее они показали мне, как в рамках форм творения путешествует сознание и создаются новые реальности. Уроки не прекращались.

Я понимала, что знаю науки, которые никогда не проходила. Мне стало все легче и легче достигать сознанием эфира и получать практически любую информацию, и, что еще поразительнее, я действительно начала постигать смысл этих переживаний. Кусочки мозаики соединялись в единое знание, которое было бесконечно и полностью доступно.

Как-то утром, когда череда могущественных Мастеров подходила к концу, я вошла в состояние многомерной осознанности и обнаружила, что стою у кромки воды, глядя на самого красивого Мастера, которого когда-либо видела. Он был в одеяниях, переливающихся кобальтово-синим и небесно-голубым. Он мерцал и еще сильнее, чем остальные Мастера, воспринимался как продолжение священного места, расположенного во мне и столь знакомого. Я знала, что он — воплощение любви. Он молча стоял и ждал, когда я получу его послание. Мгновенно и без усилий я пошла по воде, чтобы встать за ним. Я объяла его за пояс, и шагнула в него!

Я закончила обучение.

Затем Мастер повел меня в другую камеру и вручил то, что казалось золотой чашей. На ее ножке были замысловато вырезанные символы. Я никогда не видела ничего подобного. Когда я смотрела на них, символы будто наполняли меня чем-то, находящимся за гранью мысли, за гранью слов. Они наполняли меня знанием.

Взяв чашу в руку, я заглянула в нее. Она была наполнена жидким светом.

Сделай глоток, — сказал Мастер.

Я сделала.

Странное умиротворение омыло меня всю насквозь. Я знала: чем бы ни было произошедшее, жизнь никогда не станет прежней. После окончания обучения ежедневно сбывалось почти все, о чем я думала. Я ясно понимала каждый аспект бытия — от мельчайших до величайших. Мое сознание могло выйти в эфирный план за информацией любого рода, которая мне была нужна, даже по вопросам, о которых я ничего не знала. Я сознательно и по своей воле входила в бесконечность.

По мере того как я работала с вновь обретенным знанием, данными мне инструментами и навыками, которым меня научили мои Мастера, я будто постоянно двигалась сквозь время и пространство. Сознательно путешествуя в космосе, я видела, как рождаются планеты, взрываются звезды, как планеты меняют свои эллиптические орбиты. Я получила понимание черных дыр, параллельных реальностей и измерений; я начала узнавать, как кратчайшим путем пройти сквозь время и пространство через кротовые норы и звездные врата, сохранив при этом форму и дееспособность. Путешествуя по космосу, я видела геометрические фигуры — кубы, прямоугольники, пирамиды и прочее. У меня было ощущение, что это — ворота. Однажды я прошла через одну из этих голографических фигур и выяснила, что это — портал для прохода к знанию. Благодаря этому порталу я узнала о свете и гармонических колебаниях, цвете и частотах, геометрии и ее связи со всем творением. Свет практически никогда и ничего не забывает. И я узнала, как и почему.

За рамками обучения у Мастеров я все еще принимала участие во встречах метафизической группы, к которой прежде столь робко присоединилась. Шли месяцы, времена года сменяли друг друга — от начала весны до листопада и последующей зимы. Я потеряла ощущение «земного времени», потому что мои путешествия в других реальностях научили меня, что время, в действительности, не существует нигде, кроме как в нашем представлении. Примерно тогда во время моих сеансов ченнелинга через меня перестали приходить отдельные существа, а вместо них стало говорить групповое сознание высшей частоты. Это было не одно существо, а группа существ. Они называли себя А-Лан-Та. Они сказали, что это настоящее название атлантов. Они были очень могущественны и серьезны. Слушать записи А-Лан-Та — это все равно что слушать межгалактические лекции по теории и практике сознания. За примерно восемь недель эта группа существ рассказала мне о структуре пирамиды, ее значении, вселенской связи пирамид и всего творения, и многое другое. Закончив, они ушли.

За А-Лан-Та последовала группа существ, чья частота была еще выше. У новой группы не было названия. Они сказали, что любое словесное их определение — ложь, потому что они, как и мы, бесконечные существа. Эта группа пребывает со мной и сегодня. Вскоре после своего появления члены этой группы начали наполнять мою голову многими символами, с которыми вы встретитесь в этой книге. Часто я видела, что символы изливаются на меня или другого человека, с которым я работала на целительском столе. Каждый символ подобен библиотеке сам по себе. Каждый содержит неизмеримое количество посланий, которые энергетически наполняют вас информацией более древней, нежели время. Невозможно образовать понятийное значение для какого-либо из них. Они лежат за гранью слов, и они совершенны. Они, как я выражаюсь, являются посвящением и наставлением космоса.

Мои «друзья», как я называю группу, — любящие, веселые, серьезные, они являют собой вершины любви. Они предстают как в виде мужчин, так и в виде женщин и оставляют ощущение существ, которые никогда не обитали в физическом теле: они — существа света. Сейчас уже примерно десять лет, как они со мной; они наставляют, учат меня и часто раздражают тем, что прерывают мои мысли или проводимый мной урок. Они говорят в моем сознании, появляясь изредка, чтобы сделать замечание или взять с собой в места, расположенные в других реальностях. Иногда они будят меня среди ночи, стоя около моей кровати и толкая меня своими энергетическими полями. Мы пришли к равновесию в общении друг с другом, которое позволяет мне получать весьма нужный человеческий опыт, в то время как они наставляют и учат меня вещам, лежащим за пределами этого мира. Мастера, учившие меня вначале, и другие, которые теперь приходят и уходят, чтобы поговорить как со мной, так и через меня, — все они представлют собой воплощенную истину. Когда я оставляю свое тело с тем, чтобы они могли говорить через меня, я оказываюсь среди них, становлюсь частью их коллективного сознания. Они принесли столько информации нам за последние десять лет или около того, что я, возможно, все и не упомню. Более того, они всегда оказываются правы.

Со временем я выяснила, что когда узнаю новые и захватывающие вещи, которые не вполне понимаю, ко мне кто-нибудь непременно приходит — человек совсем незнакомый, но именно тот, с кем можно поделиться информацией.

Например, сразу после того, как Мастера дали мне новую и иную информацию о генетике и внутренней работе ДНК, ко мне пришла женщина-генетик. У нее была красивая душа. Она пришла ко мне домой, села в кресло в гостиной и покачала головой.

Не представляю, почему я здесь, — сказала она.

А чем вы занимаетесь? — спросила я.

Я генетик, — ответила она.

Я чуть не подпрыгнула в кресле. Когда я поделилась с ней своими видениями (терминология у меня хромает, но описания были достаточно хорошими, чтобы она меня полностью поняла), она спросила, откуда я знаю то, что рассказала. Оказалось, часть информации, которую я дала ей, была опубликована в журнале по генетике как раз на той неделе. Она была взволнована информацией и верила: то, что я рассказываю, — реально и правдиво. Так что я рассказала ей о том, что грядет в области генетики — об изменениях в цепочках ДНК, о том, как сегменты цепочек начнут соединяться друг с другом и многие на сегодняшний день неиспользованные сегменты начнут пробуждаться и становиться активными. Я также сказала ей, что видела в нашем будущем, как отношения внутри цепочек ДНК и между ними будут меняться, равно как и электромагнитные излучения самих цепочек будут усиливаться. Как-то раз к нам в группу пришел человек. Он сказал мне, что слышал о моем опыте, и хотел, чтобы я сделала доклад на организуемой им конференции. Я тут же заволновалась и испугалась, но в тот миг я родилась как оратор. В день доклада я тревожилась, не набросятся ли на меня люди, когда начну рассказывать. В конце концов, история, которую я собиралась поведать, была более чем странная даже для меня. Но, пока я говорила, аудитория внимала. И по прошествии часа никто не пошевелился. Они хотели еще. Я поняла, что люди изголодались по той информации, которой я могла поделиться.

Когда людям стало известно, что я владею информацией о многомерном исцелении — например, о том, как клапаны сердца восстанавливают сами себя и как исчезают опухоли, — моя жизнь перестала принадлежать мне. Люди стали толпами приходить ко мне, желая, чтобы я решила их проблемы. Я пыталась помогать им, понимая, что они могут сами решить свои проблемы, и все же они приходили. Я знала, что найденные мною в себе таланты не должны быть зарыты в землю, что они предназначены миру, и было трудно отказать. В конце концов я стала одержима мессианской мыслью, что моя жизнь больше не принадлежит мне. Помню, я думала: «А со мной-то что?»

От этой мысли меня прямо тошнило.

В 2003 году я обнаружила уплотнение в груди, которое оказалось огромной раковой опухолью — на третьей стадии, растущей как лесной пожар. Опухоль была больше кулака и вросла в грудную стенку на 2 миллиметра. По словам врачей, прогноз был мрачным. Но я знала, что могу это исправить. У меня же есть все инструменты, верно? Но просто на всякий случай я позвала всех, кого знала как приверженцев альтернативного лечения, и в ночь перед назначенной операцией мы все на эфирном плане и поработали. Утром перед операцией я проснулась и обнаружила, что опухоль все еще есть. Как ни грустно было в это верить, но она по-прежнему была там, и теперь я жила в кошмаре, который только начинался.

«Думаю, мне это нужно пережить», — помню, отважно думала я. Так что я прошла через разрушительную операцию, буквально искалечившую меня и, как я полагала, искалечившую безвозвратно. Но доктора пришли в изумление от того, что вместо прорастани в лимфатические узлы или выхода за пределы тканей груди, опухоль капсулировалась. Она закрылась в стенке из ткани, и хотя она была свыше 18 см длиной и 13 см шириной, она никуда не распространилась. «Что ж, — подумала я, — мы все-таки с этим справились, не так ли?»

Несмотря на успешное удаление всей опухоли, врачи по-прежнему твердили мне, что нужно ожидать худшего. Они были уверены, что с раком столь агрессивным, как у меня, мало шансов на то, что он не вернется. После того как они едва не убили меня первыми несколькими курсами химиотерапии, я поняла, что с меня хватит. Сказала, что сама и своими методами позабочусь о любом раке, который может вернуться.

Так я и сделала. Теперь, спустя много лет, я жива и здорова, никакого следа рака или признаков его возвращения нет. После той операции и лечения мы переехали в другой штат и через несколько лет регулярных проверок мой новый доктор пришел в благоговение от того, что рак не вернулся. Он даже поведал мне, что мои предыдущие врачи не верили, что я после удаления опухоли доживу до конца года.

Из случая с опухолью я сделала вывод: тому, что я узнала, еще нужно научиться; полученное мной знание слишком велико для меня одной и я должна посвятить свою жизнь тому, чтобы поделиться этим. Я ошибалась. Мне всего лишь нужно было поменять точку обзора. Болезнь помогла мне заглянуть в свою душу. Я увидела, во что верила, как моя вера устраивала игры в моей голове и как мои эмоции вышли из-под контроля, потому что я чувствовала себя отделенной от остальных людей. Даже если мне не с кем было поговорить, я теперь понимала: это на самом деле неважно. Я решила установить себе рамки и научилась получать столько же, сколько отдаю. К тому времени это было лучшее решение из всех принятых мной. Я куда больше чем просто выживший человек. Я теперь живу полной жизнью. Я смеюсь, и люблю, и чувствую глубоко, не скрывая своих чувств. Я не откладываю ничего и за это время сделала то, что хотела, поехала туда, куда хотела, и жила по возможности полно. Тот опыт, который я извлекла из случая с опухолью и процесса реабилитации, спас мне жизнь.

На сегодняшний день я никогда не могу с точностью сказать, что будет дальше. Мои «ребята» появляются в моем сознании и исчезают из него, что, честно говоря, временами раздражает. Часто они приходят, велят что-то сделать, а я отвечаю им, что слишком занята. Они повторяют то же самое, и я игнорирую их. Если они командуют в третий раз, я останавливаюсь, чем бы ни занималась, и делаю то, что требуется. Повторенное трижды — правда, что бы это ни было, и я это хорошо выучила. Они ни разу не ошиблись, и то, что я без вопросов следовала их указаниям, радикальным образом изменило мою жизнь.

Теперь я знаю, что жизнь волшебна, и секреты, которые мне были даны, — не мои и не мне их хранить. Годами я чувствовала, будто пошла в высшую космическую школу и мне пришлось здесь, на Земле, искать способ для передачи того, что я узнала. Врата в космос — к прошлому, настоящему и будущему, к несформировавшейся реальности и плотностям, которые мы называем нашим миром, — очень реальны. Если кто-то обращает на это внимание, он может наполниться знанием, которое человечество забыло. Я не отличаюсь от вас, я просто обратила внимание. Вам это тоже под силу.

Моя задача состоит в том, чтобы полученные знания, в частности о пирамидах и вселенском строении, привели меня к личному путешествию по миру, где я посетила многие так называемые сакральные места — некоторые хорошо известные, а некоторые — мало. И посещая каждое из них, я постепенно понимала, что древние, жившие до нас, оставили подробный «отпечаток» творения, сознания, нашей истории и нашего предназначения. Информация, содержащаяся в этих местах, во многом совпадает с той, что показали мне Мастера. Настоящий секрет в том, что секретов нет.

Информация в этой книге представляет собой комбинацию того, чему научили меня Мастера и что я наблюдала в нашем собственном мире, пытаясь применить в жизни изумительные вещи, которые узнала. Все замысловато и неразрывно переплетено. В сущности, все, что рассказывается в этой книге, — это о жизни, о том, кто мы, и о наших способностях. Все это находилось прямо у нас перед глазами и тысячи лет ждало истолкования. Настало время понять эту информацию, и она, переведенная на наш язык, как и всегда, бесконечно отзывается в нас. Путешествуя по миру, видя то, что оставили после себя древние, я поняла, что Мастера передали мне наиболее значимое послание для мира. В своем путешествии я пришла к пониманию, что мы воистину являемся Сознанием в этом мироздании.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

To Travis, Haley, Josh, and Devyn, my heart iconVon neumann's war john ringo & travis s. Taylor

To Travis, Haley, Josh, and Devyn, my heart iconThe Effect of Caffeine on Heart Rate

To Travis, Haley, Josh, and Devyn, my heart iconExpert Consensus Documents and the American Heart Association Developed
Легочная гипертензия (ЛГ) является комплексным, мультидисциплинарным заболеванием. Недавние исследования привели к улучшению диагностики...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©kzdocs.docdat.com 2012
обратиться к администрации
Документы
Главная страница